"АЛАМ" - Лезги културадин журнал

15№2 (16) ДЕКАБР 2016
Новый номер журнала "АЛАМ" уже в продаже!
Ознакомиться с темами номера можно тут.

Жанет Селимова

* Народная артистка Азербайджанской Республики, режиссер.
* Создательница Азербайджанского Камерного Театра.
* Профессор Азербайджанского Университета Культуры и Искусства.
* Награждена Орденами «Славы» и «Почета» Азербайджанской Республики
* 1967-1991 работала на должности режиссера в Азербайджанском Государственном Русском Драматическом театре им. Самеда Вур-­ гуна. С 1982 года по 1991 год проработала в том же театре на должности главного режиссера.
* С 1991 года по сегодняшний день работает художественным руководителем Бакинского Камерного Театра.
* Подготовила и поставила множество пьес для Государственного Театра Музыкальной Комедии, Азербайджанского Государственного Академического Театра Оперы и балета.

Родина предков
1912-й год…голод бушует в древнем и величественном Ахты, не щадя ни стариков, ни детей. Маленькому Алибеку Селимову было всего 10 лет, когда голод унес его родителей. Жители села, спасаясь от голода, уходили в города. Казалось, мальчик, лишенный родительской опеки, не выживет. Десятилетний Алибек понимал, что нужно уходить, но страх перед неопределенностью  еще некоторое время сдерживал мальчика от принятия судьбонос- ного решения. Перейдя из Ахтынского медресе в сельскую светскую школу, он оказывается единственным лезгином в своем классе, остальные были детьми офицеров Ахтынского гарнизона. Однажды они, зная, что он мусульманин, схватили и намазали его лицо салом. Этот день навсегда запечатлел в памяти маленького Алибека. Собрав авоську, он покидает Ахты.
Путь был долгим и тяжелым, но каким-то чудом ему удается дойти до Владикавказа. Бродя по улицам, он останавливается у аптеки и через окошко восхищенно наблюдает за работой аптекаря. Эти пробирки, колбы с разноцветными веществами как сказочные двери звали его к себе. Спустя годы он поймет, что его в эту аптеку привела рука Господа. Аптекарь приютил бездомного мальчика, научил латыни, сложным хими- ческим соединениям. Благодаря этому судьбоносному знакомству, к 20 годам Алибек  в совершенстве владеет фармацевти- ческими знаниями. После революции начинаются преследования частных предпринимателей, к которым относился и хозяин аптеки, приютивший и давший работу Алибеку. Аптеку закрывают, и ему приходится снова уезжать. Миновав Большой Кавказский хребет, он оказывается в Нухе (нынешний Шеки). С такими фармацевтическими знаниями его сразу берут на должность директора аптеки.

По воле судьбы в это же время в возглавляемую им аптеку приезжает юная практикантка – студентка Бакинского Медицинского Института Анна Моисеевна Коренман. Это знакомство сразу перерастает в любовь, и Алибек Селимов приез- жает в Баку к родителям девушки просить ее руки. Родители Анны, сбежавшие от еврейских погромов из Одессы и нашедшие приют в Баку, не решались отдать дочь за молодого человека без высшего образования. Тогда Алибек Сели- мов сначала экстерном заканчивает вечернюю среднюю школу, поступает в Азербайджанский Институт Нефти и Химии, и затем женится, в 1929 году у них рождается сын Мусабек, а в 1940 году дочь Жанет.
Тяжелое детство
с лезгинкой в душе
В Баку они жили в доме на пересечении улиц «Азиатская» (ныне ул. Мирза Ага Алиева) и Максима Горького (ныне ул. Мирзы Ибрагимова) вместе с семьей дяди Рагима Аскер-заде. Жили все как одна семья, хотя говорили на разных языках: отец до конца жизни так и не научился правильно говорить на русском и азербайджанском языках, дядя Рагим будучи родом из Ардебиля, тоже плохо говорил по-русски, бабушка и две ее дочери - Анна и Фаня говорили на иврите. Несмотря на языковой барьер, все прекрасно друг-друга понимали. Родители Жанет вспоминали эти годы как одни из самых счастливых в их жизни. Позже дяде Рагиму придется уехать в Иран забрав тещу, свою жену Фаню и сына Лютфи. Об их последующей судьбе написано и сказано очень много. Лютфи Заде стал знаменитым на весь мир ученым и работает в США.
Жизнь мастерит раму, а картину пишет человек. И ему не удастся оставить ее незаконченной. Трудности жизни лишь делают человека сильнее и кому как не Жанет знать, что такое трудности. Ее детство прошло в тяжелые годы Второй Мировой Войны. Имея родственников за границей, семья Селимовых жила постоянно под наблюдением, не имея права на ошибку. Люди смотрели друг на друга с подозрением. На верхнем этаже их дома жила женщина по имени Тамара. Каждый раз, когда она видела маленькую Жанет, останавливала ее и спрашивала про отца, мать, родственников в Иране, пишут ли они им письма. Когда Жанет случайно рассказала отцу о расспросах тети Тамары, он назвал ее «сексот» (секретный сотрудник) и родители больше не говорили при девочке о дяде Рагиме и его семье, опасаясь, что дочь может проговориться.

Судьба Алибека Селимова складывалась успешно. Он был очень известным химиком-инженером не только в Азербайджане, но и за ее пределами, сделал большое количество открытий. В частности, по его инициативе в поселке Бёюк Шор в Баку был построен йодо-бромный завод. При проведении химических испытаний у него был поврежден глаз. Поэтому, а также из-за работы на стратегически важном химическом объекте, его не забрали на фронт. А наличие родственников за границей в те годы буквально приравнивалось к преда- тельству. 
Несмотря на все трудности и ограничения, была семья. Жанет и ее брат были окутаны родительской заботой и любовью. В послевоенные тяжелые годы поводов для веселья также находилось совсем мало, однако Жанет очень любила вспоминать их старый электрический патефон. Она всегда сожалела, что у соседей патефон механический и на нем можно слушать пластинки долгое время, а электрический разрешали включать лишь по особым случаям в целях экономии электроэнергии. В минуты душевных порывов ее отец ставил пластинку «Танец Шамиля» и так эмоционально танцевал лезгинку, что все проблемы на миг забывались и дом заполнялся энергией свободы и счастья. Несмотря на ранний уход из Ахтов, отец прекрасно говорил на лезгинском языке, чтил родную культуру и историю. Он любил рассказывать своим детям о жизни в лезгинском селении, о народных методах лечения, праздниках, обычаях, и очень  сильно хотел, чтобы его дети выросли и поехали в родной Ахты. По словам Жанет, он мог играть на пианино лишь только мелодию лезгинки, когда в дом приходили родственники, они говорили только на лезгинском языке. Этот эмоциональный, громкий язык с тех пор ассоциируется у Жанет с радостью, родиной, отцом.
Однажды в семье Селимовых произошло чудо – объявился дядя Жанет Гаджибек. Алибек был счастлив спасению брата. По его словам, их в семье было семеро детей. Про судьбу остальных братьев и сестер он ничего не знал. Кто-то умер от голода, кто-то пропал без вести, а кто-то, возможно, также как он, смог выжить после смерти родителей и сейчас ищет родных. Гаджибек, приехавший в Баку из Ахтов, называл брата отцом. Позже он женился в Ахтах и переехал жить в Худат.
Когда Жанет было четыре года, в их семье случилось несчастье – в результате недоразумения умер ее старший брат Мусабек. Ему было всего 15 лет, когда он начал жаловаться на боли в животе. Мать пригласила для осмотра сына известного врача, который посчитав, что у мальчика необычная форма болезни, прописывает ему лечение. Лишь после смерти было обнаружено, что у мальчика был аппендицит, и если бы вовремя была проведена операция, он мог выжить. Мать тяжело  переживала эту смерть, она после этого практически не жила. Она все время винила себя в том, что не смогла поставить верный диагноз, а затем впадала в безнадежные, печальные мысли.  Даже когда она говорила на посторонние темы, или просто молчала, по ее глазам можно было понять, что в эту минуту она думает о сыне. Иногда она просто выходила на веранду и смотрела в сторону его могилы. Долго смотрела. До самого конца жизни она как будто ждала, что он оттуда вернется к ней. Перед смертью просила похоронить ее рядом с сыном. Жанет выполнила эту ее просьбу. Отец также тяжело переживал смерть сына. Это был тяжелый 1944-й год. В стране царил голод, разруха. Он прямо в комнате сам выбивал на надгробной плите имя, фамилию и отчество сына. Можно только догадываться, сколько сил это ему стоило. Каждое воскресение он приходил на кладбище к могиле сына.

Спасение в театре
Печаль, царившая в доме Селимовых, переживала и маленькая Жанет. Стараясь находить что-то позитивное в жизни, она, старалась жить в своих мечтах, в своем разноцветном, сказочном мирке, тяготела ко всему, что создавало хорошее настроение. Мать часто упрекала ее за то, что включает громкую музыку. После смерти сына она не любила музыку, шумные компании и веселья. Наверно, это выработало в Жанет умение гасить отчаяние, когда другим не везет, когда все падает из рук, когда судьба кажется враждебной. В своих мечтах Жанет решила, что создаст мир, не похожий ни на что. Это был театр.
Мать старалась отговорить дочь от увлечения театром, убеждала ее, что из такой не красивой, рыженькой девочки не получится актрисы. Слова матери создали в Жанет комплекс неполноценности, преследующий ее до сих пор, и одновременно предопределили ее судьбу. Жанет стала другим человеком. Если каждую женщину определяют в первую очередь ее внешность и женственность, для Жанет важным стало самооп­ределение через чужие судьбы и жизни. Этими чужими, особенными судьбами стал для нее театр. Она решила стать режиссером.
По настоянию отца в 1957 году Жанет поступила в Азербайджанский Государственный Университет на факультет филологии. Пять лет обучения в БГУ сыграли важную роль в формировании ее мировоззрения. Но и увлечение театром она не оставляла, ставила одну за другим спектакли в университетском театре. Мысли о театре не оставляли ее ни на минуту. С каждым днем она все больше убеждалась, что от этих мыслей никуда не сможет убежать. Нужно было получить одобрение отца. Собрав волю в кулак, Жанет рассказала отцу про свое желание связать судьбу с театром. Искренность и воля дочери не оставили отцу другого выбора как улыбнуться и утвердительно качнуть головой.
В 1962 году Жанет поступает в Ленинградский Государственный Институт Театра, Музыки и Кино на факультет драматической режиссуры, учится у больших педагогов и известных режиссеров. Здесь она проходит настоящую школу, познает секреты режиссерского искусства, и, в 1967 году, завершив образование, возвращается в Баку. Здесь она преподает в студии «Киноактер», созданной Адилем Искандеровым в Союзе Кинематографов. Одновременно работает в режиссер­ском штате Русского Драматического Театра имени Самеда Вургуна, а также ставит пьесы во многих других театрах, в частности первую пьесу Сумгаитского Театра – комедию «Месье Жордан и Мастали Шах» Мирзы Фатали Ахундова.
В Русском Драматическом Театре Жанет Селимова проработала 25 лет, из которых 10 на должности главного режиссера. Здесь она старалась передать молодым актерам все свои знания, видения образов. Поначалу это было очень трудно. Только представьте, что к известным, маститым актерам приходит молодая девушка и говорит, что нужно играть по-другому. Но своим упорством и профессионализмом ей удалось пробить путь к сердцам актеров и привести коллектив к успеху.
В 1992 году Жанет Селимова в результате вопиющей несправедливости по отношению к себе покидает Русский Драматический Театр и начинает работать в Театре Музыкальной Комедии, директором которого был ее муж Газанфар Топчуев. Этот театр становится новым этапом ее творчества. Газанфар Топчуев сыграл очень большую роль в ее жизни, он в прямом смысле слова был для нее опорой и спутником жизни, поддерживавшим в самые трудные минуты.

Они познакомились в театре Музыкальной Комедии. 63-летний Газанфар Топчуев был директором театра, а также вдовцом с детьми. 50-летняя Жанет Селимова была главным режиссером в том же театре. И вот они сошлись и решили связать свои судьбы узами брака. Она очень уважала мужа, любила его детей как своих собственных, которых у нее не было. К сожалению, их совместная жизнь продлилась не долго – всего 12 лет. Жанет вспоминает эти годы как самые счастливые и полные смысла. Потеря мужа стала трагедией для нее, оставшись одной, ей вновь пришлось приспосабливать себя к суровому облику окружающего мира.
Жизнь несколько раз заставляла ее выносить тяжелые удары. После потери брата, в 1976 году из-за болезни она теряет своего отца Алибека. Кстати, ему так и не удалось вернуться в родной Ахты. Спустя 100 лет после ухода отца из села, ведомая зовом предков,  в Ахты вернулась его дочь Жанет, чтобы глотнув этого воздуха осознать, почему отец так хотел возвращения детей к родному очагу. Магия родной земли заворожила успевшую повидать полмира Жанет, заглянула к ней в самые затаенные уголки души, освежила воспоминания детства.
Вернувшись в Баку, Жанет долгое время пребывает под впечатлением от поездки на родину предков. Зов воспоминаний постоянно преследует ее, тянет назад в Ахты. Я это понял по картине с изображением панорамы Ахтов у нее в рабочем кабинете, по картине, которую увидел на стене ее кухни во время просмотра короткометражного фильма про Жанет Селимову. Мы впервые встрети- лись в Театре Юного Зрителя. В тот день я очень волновался, все думал, как буду строить разговор с человеком, всю жизнь проработавшим в театре, повидавшим мир,  умеющей читать души не только людей, но и образов. Жанет Селимова своей скромностью, харизмой, добротой, таинственным и очаровательным взглядом сразу вселила в меня уверенность. Не будучи знатоком театрального искусства, я мог часами общаться с ней, находя общие темы. Она так красиво, эмоционально, душевно рассказывала о своих воспоминаниях детства, о своем отце, брате, поездке в Ахты, что я до сих пор нахожусь под впечатлением от услышанного. Надеюсь, судьба преподнесет ей возможность еще не раз побывать на родине предков, найти потерянные родственные связи, познать любовь своего народа.

Анар УНУГВИ

Анар УНУГВИ

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Главная Статьи Жанет Селимова