КАВКАЗО-АЛБАНСКИЕ НАДПИСИ НА РУТУЛЬСКОМ ДИСКОСЕ

Аннотация: в статье проводится анализ предпринятых в научной среде попыток  дешифровки надписей на медном подносе, обнаруженном в селе Рутул Республики Дагестан; выдвигается гипотеза, что данный поднос представлял собой дискос, элемент церковной утвари, используемый в Литургии; предлагается авторский вариант дешифровки вышеназванной надписи.

Ключевые слова: Кавказская Албания, кавказо-албанская церковь, албаны, гаргары, лезгиноязычные народы, лезгинские языки, рутульский язык, матендаранский алфавит, кавказо-албанские палимпсесты, литургия, дискос.

В настоящем проекте мы ставим цель проанализировать попытки чтения кавказо-албанских надписей, на медном «подносе» [18]  (дискосе), который мы далее будем отмечать как Рутульский дискос, либо дискосом.

Данный артефакт – медный поднос, на нем по всей окружности выгравированы буквы, похожие на албанские, а в центре – четыре рисунка, напоминающие символы христианства.(рис. 1)

Рис. 1. Рутульский дискос

Роман Лолуа, лингвист, кавказовед, специалист по удинскому языку и истории кавказско-албанской письменности, проанализировав надпись, пишет: “Насчет надписи: да, это действительно албанские буквы» (Мах). Фонетические значения албанских букв следующие (начиная от буквы, похожей на латинскую S): з – н – о – ч – ? (горизонтальная восьмерка – символ бесконечности?) – чъ (веляризованная) – ль – оъ (фарингализованная) – (символ бесконечности?) – w (у краткая – вторая часть диграфа, обозначающего звук у) – ц – р – (символ бесконечности?) – буква матенадаранской рукописи № 7117 под названием «чай» (не встречается в палимпсестах) – «джай» (не встречается в палимпсестах) – с – пI или а – ш.

Осмысленного текста не получается. Мне кажется, что здесь какая-то символика. Обращает внимание, что буквы в верхней части группируются по принципу три на три и выделяются знаками, похожими на «горизонтальную восьмерку». В нижней части также девять знаков. Интересны и изображения – они могут быть ключом к прочтению. Мне кажется, что они могут являться христианской символикой. Грифон может символизировать зло (хотя он вполне может быть сасанидским знаком), лестница с древом в левой части может символизировать Голгофу, знак Давида также используется в Христианстве. Мне не знаком верхний знак (символ Святой Троицы?)” [18].

В.М. Шульце также предпринял попытку дешифровать надпись на дискосе.  Во́льфганг Маттиас Шу́льце немецкий лингвист, профессор. Специалист по теории языка, исследователь кавказских языков. Один из крупнейших специалистов по удинскому языку и языку кавказско-албанских палимпсестов. Однако, его попытка также не увенчалась успехом.  вариант транслитерации Шульце отличается от варианта Лолуа, как по направлению чтения письма, так и по выявленному фонетическому значению некоторых букв.

Профессор В. Шульце пишет: «Я попробовал прочитать это на староармянском, старогрузинском и языке Кавказской Албании. Алфавит ни армянский, ни грузинский, однако, нет достаточных оснований интерпретировать направление соответственно. Относительно албанского языка, – вещи слегка отличны: фактически, если попробовать транслитерировать знаки согласно албанскому языку, то результат выглядел бы так: (слева направо) ž _v_ ś _ k’ _?_?_ ś _ čj ‘_ o_n_?_ š _ p’ _dj_lj/ć _cj_ ś _r.

При этом, остается не понятным, почему опытный специалист по кавказо-албанскому языку прочитал с произвольной буквы, не взяв за точку отсчета один из знаков разделителей. Кроме того, сам разделитель им прочитан как буква ś, три буквы им не прочитаны ни как, вместо букв в тексте дешифровки проставлены вопросительные знаки. Судя из таблицы 1,  КА Щульце и Лолуа прочитали одинаково только 8 букв из 18 букв (знаков), а по десяти у них транслитерации не совпадают. Но Лолуа прочел буквы по направлению против часовой стрелки, начиная с номера 10, а Шульце – по часовой стрелке, начиная с буквы №2 таблицы 1. «Вы сами можете видеть, в котором направлении вы пробуете чтение этой линии: это едва ли представляет что-нибудь подобное настоящему языку. В нем слишком мало гласных звуков (фактически только один). Даже если мы предполагаем, что текст был написан (в арабской традиции) без гласных звуков, все это все равно не имеет смысла, — делает заключение Щульце. Мы напоминаем, в арабской традиции КА тексты не писали, так как богатый фонемами алфавит, содержащий 52 две буквы и несколько дифтонгов, позволяли писать текст полным набором букв. По крайней мере, надписи, написанные кавказо-албанскими буквами, но в арабской традиции исследователями на настоящее время не обнаружены.

Другой пункт: несколько знаков из данной надписи в известном науке албанском языке не зарегистрировано. Форма этих знаков документируется только в этой надписи (выходит, что это – рукописная копия XIV столетия или около того)». При этом он не говорит, на какую информацию или источник ссылается при установлении возраста дискоса. А  знаки,  которые Шульце не удалось идентифицировать (буквы № 5, 6, 10), дешифрованы Лолуа и нами. Они сильно не выделяются  из контекста. Кроме того,       еще для 6 букв транслитерации  Лолуа и Щульце разнятся.     Мы ниже приведем сопоставительную таблицу, куда впишем буквы как Матенаданского и Синайских алфавитов, так и буквы с Рутульского дискоса. Мы в их очертаниях особых отличий не наблюдаем. По крайней мере, различий не больше чем между найденными до этого образцами КА надписей.

Таблица 1

Результаты транслитерации надписей на Рутульском дискосе 

Р. Лолуа и В. Шульце

Гипперт* Во пятой строке таблицы 1 мы привели фонетические значения букв по источнику [Gippert et al.2009: II-4 – II -6].

Кроме того, Щульце выдвигает мнение, что дискос может быть подделкой: «Получается, что список алфавитов весьма известен также местным художникам или мы можем предполагать, что тот человек, который производил надпись на тарелке, или просто сделал надпись для декоративных целей, или для того, чтобы совершить подделку.  Начиная с открытия первых Кавказских Албанских надписей (в 1948 г.) подобные подделки, чаще всего, обнаруживаются, особенно,  в Южном Дагестане» [18].

Прежде чем делать такие умозаключения, артефакт должен подвергаться экспертизе. А пока эти процедуры не проведены, возраст артефакта с образцом древнего вымершего языка, может быть установлена в рамках периода существования государства —  носителя этого языка, то есть IV – VIII веках. В VIII веке Кавказская Албания пала под ударами Арабского халифата. Информация о Рутульском дискосе впервые была обнародована в 2015 г. Махмудовой С.М. [18].

С того времени (2015 г.) по настоящее время (2024 г) никому из исследователей не удавалось вывить в надписях внятный, связанный текст. Мы обращаем внимание на то, что если какой-нибудь заинтересованный человек подделал бы надпись на дискосе, то, скорее всего, он написал бы там некий смысловой текст, который связал бы со своей легендой или местными языками. Но мы этого не замечаем. Ни Махмудова С.М., ни опытные специалисты в области кавказо-албанского языка,  как В. Шульце и Р. Лолуа, ни местные дагестанские лингвисты, как Г. Алхасов и др., не выдали свой вариант смыслового текста на дискосе. Значит, о поделке, и об личных интересах, связанных с ним, не может идти и речи.

Мы напоминаем, что в Южном Дагестане до обнаружения рутульского дискоса было обнаружено только два образца  кавказо-албанской письменности.  Первая надпись, состоящая из 13 букв, была обнаружена на склепе мусульманского богослова Хаджи Зенги буба в селе Куруш Докузпаринского района. Этот камень в настоящее время хранится в школьном музее села Куруш. На просьбы исследователей по КА выдать им камень для чтения текста и установления возраста  надписей местные жители ответили отказом, предложили им взять копию, либо фотокопию. Вторая надпись, состоящая из 5 букв, была обнаружена в Дербентской цитадели на камне над родником. Попытки опровергнуть подлинность этих артефактов постпредством экспертизы или иными альтернативными методами не были предприняты. Научные статьи, где могли быть факты, ставящие под сомнение подлинность этих двух артефактов, отсутствуют.

Если тот или иной исследователь не знаком, или плохо знаком с определенными промежутками в истории Кавказской Албании (КА), или артефакт обнаружен впервые, это не должно быть причиной подобных, бездоказательных умозаключений. Почти все артефакты, относящиеся к письменности КА, сохранились в единичных экземплярах. Это и Мадендаранский алфавит, и надписи на Мингечаурском алтаре, и Синайские палимпсесты, кроме того, очертания букв (шрифт) на этих трех образцах существенно отличается друг от друга. И почему Шульце посчитал, что надписи на  рутульском дискосе должны доподлинно повторять один из этих стилей, остается непонятным. Десятки источников утверждают, что Кавказская Албания приняла христианство, при царе Урнайре, в дальнейшем было построено множество храмов, открыты школы, где обучались дети грамоте, были переписана Евангелия и лекторий на КА язык, с использование оригинального алфавита. Только после прихода арабов на Кавказ, население Кавказской Албании, предки современных лезгиноязычных народов начали переходить в ислам. И этот переход продолжался вплоть до XIX века, пока не упразднили Кавказо-албанскую церковь. В течение трех столетий  Кавказская Албания оставалась государством, где христианство было государственной религией. Это подразумевает проведение в церквях всех соответствующих служб. А одним из главных богослужений в церквях является Литургия,  во время которой совершается таинство Евхаристии. Литургия, как раз, проводится с использованием дискоса. Ди́скос (греч. δίσκος — «круглое блюдо») — в Православной церкви и в Католических церквях византийского обряда один из литургических сосудов. Представляет собой блюдо на подножии с изображением сцен из Нового Завета. Используется во время Литургии. Согласно литургическим толкованиям дискос символически изображает Вифлеемские ясли, а также гроб, в котором было погребено тело Иисуса Христа.

Символы, нарисованные на рутульском дискосе, не плод фантазии «местных художников» и «подельщиков», а исконно христианские символы, имеющие место именно на дискосе (рис. 2).

Рис. 2. а) церковная утварь, используемая при литургии; б) дискос.

Махмудова выдвигает свою гипотезу относительно возраста дискоса, — «Мы склонны считать, что найденная в Рутуле медная тарелка должна быть датирована периодом начала христианства» [18]. Мы её поддерживаем в этом.  Рутульский дискос может быть датирован к периоду между IV и VIII веками, так как после прихода арабов на Кавказ Кавказо-албанская церковь попала под влияние Армянской церкви и вся церковная письменность могла быть заменена армянской.

Начало распространения христианства в этом регионе исследователи связывают с проповеднической деятельностью апостола Елисея, который, как считается, был рукоположен первым иерусалимским патриархом апостолом Иаковом. Апостолу Елисею приписывается постройка церкви в Гисе (совр Киш) [13].

«Второе крещение» Албании произошло при св. Григории Просветителе в начале IV века. Согласно армянским источникам, в 330-е гг. внук Григория Просветителя Григорис, рукоположенный во «епископа Иверии и Алуанка», прибыл в Албанию из Армении, вёл проповедь среди местного населения и принял мученическую смерть среди маскутов (ок. 338 года). К этому же времени относятся сообщения грузинских источников о крещении Эрети святой Нино [13]. Введение христианства потребовало введения письменности на родном языке, чтобы на него можно было перевести священные и богослужебные христианские книги и вести на нём проповеди.  Хронист V века Корюн, автор «Жития Маштоца», сообщает [14], что агванский алфавит был создан (или воссоздан) просветителем и миссионером Месропом Маштоцем при помощи епископа Анания и переводчика Вениамина в начале 420-х годов [14], после христианизации этой страны. Аналогичное сообщение есть у Мовсеса Хоренаци и у более позднего историка, автора «Истории Албании» Мовсеса Каганкатваци с характеристикой гаргарского языка. На албанский язык были переведены Книги Пророков, Деяния Апостолов, Евангелие. [3, 11, 16]. Судя по материалам I Двинского Собора (506), албанский язык в этот период уже являлся официальным языком Церкви [14].

При анализе названий букв кавказо-албанского языка нам удалось раскрыть их смысловую нагрузку.

Таблица 2

Смысловая нагрузка букв Кавказо-албанского алфавита

Ниже мы приводим аргументы, на основании которых мы раскрывали названия букв:

  1. Аlt [a] «алт» — «силки» — лезг. «алтI-ам», корень «Ал» во всех языках лезг группы означает положение сверху. Лезг. указательные глаголы алитI, а’лт, алтIуш указывают на действия связанные с наматыванием веревки, завязыванием, сковыванием действий второго лица.
  2. Bet [b] «бет» [б] «замок»; лезг. «бут», замок, башня. Слово «бет» в приведённом нами значении присутствует в урат., финикий., иврит. Яз.
  3. Dzim dz «дзим» [дз] «браслет»; лезг. «цам»; рут. «дзим»
  4. Gat [g] «гатI» — «бочка для зерна»; лезг. – кIатI, гатI. Гад – лето, гату – урожай.
  5. Eb [e] зб [э] «бечевка» — «эб»; самур., кубин. — «эб», кюрин. Еб
  6. Zarl [z] «зарл»  — «золотая (серебр.)   нить»; лезг. Рут, таб, аг. — «зар»
  7. Eyn [y]e: «еън» — «серп»; лезг. – еън
  8. Zhil [ʒ] «джил» [дж] «ремень»; лезг. — «чIул чIил, чIыл»; агул., рут. чӀил; лез., таб. (х.) чӀул; ав. чӀоло, лак. чӀулу (хайд)
  9. Tas [t] «тас» [т] «корзинка для сбора фруктов»
  10. Tcha [tc’] «чъча», чъчав – расческа с крупными зубцами, используется для ухода за крупным рогатым скотом и лошадьми.
  11. Yowd [j] йуд [й] «мерка длины в локоть» лезг. – йукI, йуд
  12. Zha [ʒ’] «камень»; КА «źẹ» — «жже», лезг. «чIе-ре», арч. яз. «чIе-ле», удин – «жIеъ»; ахт., гелх. — чIапI-гъен – плоский камень
  13. Irb [i] ирб [и] «шило» лезги., аг. –«руб», таб. – «риб» рут. «ирб»
  14. Sha [ˁ] шг1а [г1] лезг. шг1ур, чыхыр, чехир, цез. «ша», анди «жа». Буква представляет из себя схематический рисунок бурдюка для вина. Кавказоязычные народы еще в период урартов возделывали виноград в промышленных масштабах; примечательно, что на урарт. вино «ṡu-u-ẖi-e».
  15. Lan [l] лан [л] «посох»; лезги. — «ланш»
  16. Ina [n’] и’на [и’] отвес йуна. лезг. «йун», (н – приглушенный)
  17. Xeyn [x/χ] «хен» — фляга. КА, рут, цах, аг, арч. хи – вода, хин «для воды», рут. «хен» — пиво, лак. «хен» — вино
  18. Dyan [dʹ] дан [д] «ручка». лезг. – «дан»
  19. Char [ts’] «ц1арр» — «водопад». лезг. — чвар-чвар, чо:гъвар, чеч. — чахчар
  20. Zvox [zv’] «звугъ» [зв] оса. лезги. – «жвугъ, ччугъ. цIвуьгъ»
  21. Kar [k’] «ккар» [кк] — «змея». лез. диал., рут., крыз. кьарг.
  22. Lit [l’] «лит» [л] «бурка»; лезги., рут., цах, аг., таб. – «лит» (хайд)
  23. Heyt [h] «гьёт» [гь] — «прут». лезги. «гьёт» -пруть для отбивания шерсти.
  24. Qay [q] «хъай» хь «ветер»; лезг. хъай, къай, гар
  25. Aor [ʋ] «аIр» — «борона». лезги. «аIр», «гIар», «гъар»
  26. Chvoy [tç] «цвёй» [цв] «черпак». лезги. «цвёй» — цун – наливать, цвей, цай, цу-дай – то, чем наливают
  27. Chi [ch] «чIиъ» [чI] «зажим». лезг. – «чIиъ», чIикьин — зажимать
  28. Chyay [ch’] «чгъай» [чгъ] «клочь». лезг. джгъа
  29. Maq [m] «макь» [м] кол; лезги, уди. – «макь»
  30. Qar [q’] «кьар» [кь] баран лезги. «кьар», рут. кьар
  31. Nowc [n] «нуьцI» [н] птичка. с-р н. «нуцI»; куб. н. «нуцI» арчин. яз «ноцI»
  32. Dzyay [tc] «цIай» [цI] огонь, изображен светильник; КА цIе, лезг., таб, рут, цах, аг. цIай, цIа
  33. Shak [ʃ] «швяхъ» [шв] кнут швяхъ. самур. швя-хъан-охотник, исходя их этого мы можем предположить, что изображен либо кнут, либо прaща.
  34. Jayх [ts’] «цIвях» [цIв] «огниво», лезг. «цIвях»
  35. Un [u] «ун» [у] звук лезги «ван», «ун» рут, аг. — «ун»
  36. Tyay [tʹ] ттай [тт] родник ттай. лезг. «аттай» – вытекший
  37. kh’am [kh’] «хъам» [хъ] «шея»; кьам, рисунок напоминает ножку саней «кьам», къам, хъам»
  38. Dzay [dz] «дзай» [зз] серьга, лезг. «дздзи»
  39. Chat [tʃ] «ччат» [чч] «кузнецкие меха»; лезг . «ччат, чат», рут. «джат»
  40. Pen [p] «пен» [п] петля пен, пин-тI – козырек, петля на одежде
  41. K’heys [g’h] «гъес» [гъ] «клюка»; лезг. «гъес»; название КА буква «Քես» начинается армянкой буквы Ք [k’] которая в старой форме похожа на փ. Поэтому ряд исследователей прочитали эту букву как «փես» pheys
  42. Rat [r] «рат» [р]» «гумно»; лезг. «рат» — гумно, рисунок напоминает пару молотильных досок.
  43. Seyk [s’] «свек» [св] уголек; лезги. — «свек», «цIвек»
  44. Veyz [v] «вейз» [в] «крючок-застёжка»; лезг. «вейзи»
  45. Tuwr [t’] «тIур» [тI] «почка дерева»; лезг. –«тIур»
  46. Shoy [s] «суй» [c] «силуэт» суй
  47. Rvun [ü] уьйун [р] «застеж»; лезг. «уьйун» — застежка
  48. Cyaw [ts’] «цца:yв» [цц] «плуг»; лезг. «ццав, цца:-в» – плуг, ццан – пахота
  49. Cayn [ts] «тцайн» [цъц] «цъцайн»; лезг. – подпорка, лезг, цъцан, цтун
  50. Yayd [w] «йагIайд» [во] «лом» лезг. «ягIайд», ягъайди – ягъун – забивать
  51. Piwr [p’] «пIивр» [пI] «свирель»; лезг. «пIивр», «пIив» (Хайдаков 86 стр)
  52. Kiw [q] «кIуьв» [ki] «ушко»; лезг. кIуф – кончик, ушко

Как вы видим, почти все названия букв имеют под собой конкретные слова, и эти слова принадлежать словарной базе лезгинского языка. Попытки как собственно, удинских ученых, так других  исследователей, идентифицировать их с удинским языком не увенчались успехом.

Мы напоминаем, попытки связывать кавказо-албанский с удинским, выдавать его за старый удинский не имеют никаких перспектив. В исторических справках мы находим: Ути́к, Ути  (арм. Ուտիք, у греко-римских авторов — «Отена») — историческая область в Закавказье, в античности 12-я провинция Великой Армении затем область Кавказской Албании [27]

Так как области Утик и Арцах были присоединены к Кавказской албании только в 4 веке при царе Урнайре. До этого минимум 5 веков, начиная с периода царя Ойроза (периода Албано – Римских войн) удины, как народ, жили вне границ Кавказской Албании. По этой причине, языки народов, населявших Кавказскую Албанию (а это предки современных лезгиноязычных народов без удин) и язык удин могли отличаться существенно. Этот факт и доказывается исследованиями с применение точных научных методов, удинский язык стоить особняком от Самурских языков [17].

В 363 году князь Утика, как и правители других северо-восточных областей Армении порвал феодальные отношения с Арменией и перешёл в сферу влияния Албании [16]. Авторитетная энциклопедия «Ираника» объясняет это лояльностью албанцев Сасанидам.

После 387 года, во время раздела Армении между Римом и Сасанидским Ираном, 2 правобережных области Армении — Утик и Арцах — были включены в состав[20] вассального от Персии государства Албании. По сообщению «Ашхарацуйца» VII века: …албанцы отторгли у армян области: Шикашен, Гардман, Колт, Заве и ещё 20 областей, лежащих до впадения Аракса в реку Кур. Таким образом, попытки подменивать этнонимы гаргары и удины, албаны и удины остаются неубедительными. Кроме того, кавказо-албанский язык по своим фонологическим и лексическим характеристикам гораздо ближе к Самурской группе Лезгинских языков, чем к удинскому. В частности. В удинском языке отсутствуют такие  формы окончаний кавказо-албанского языка как -ур, -ар, -бур. Все перечисленные окончания сохранились в Самурских языках.

Анализируя публикацию кавказско-албанских палимпсестов из Синайского монастыря ([J. Gippert, W. Schulze, Z. Aleksidze, J.-P. Mahé (eds). The Caucasian Albanian Palimpsests of Mt. Sinai. 2 vols. Turnhout, 2009.], Т. Майсак пишет: «В целом, лексикостатистический анализ лезгинских языков и следующие из него выводы о генетической классификации кажутся нам наиболее слабым местом во всей книге. Даже если воспринимать всерьез гипотезу авторов о восточнолезгинской принадлежности удинского языка, вряд ли имело смысл обнародовать ее именно в издании палимпсестов, к тому же еще в столь «сыром» и недостаточно аргументированном виде».

Кроме того, если мы приведем цельные строки из кавказо-албанских палимпсестов и сопоставим их с удинским языком, то убедимся, совпадение слов, либо корней составляет не более 20-30 %, а местами, и вовсе ниже.

Приведем для анализа строку из Евангелии от Луки 4.18 [28]:

4.18. Дух Господень на Мне.

КА hel ʒˉe [ʒuġe] zal hala
Rus Дух господа на мне
Lezg Cure Yal ʒuġan zal ala
Lezg Samur hel ʒuġe’  zal hala
Ud Vart elmux bixoġoy bez laxone
Ud Nidz Qonʒuġoy Uruf bez laxone

Как мы видим из таблицы, при сопоставлении одной и той же фразы из Синайских палимпсестов с диалектами удинского и лезгинских языков, близость к лезгинскому языку налицо. Самурские лезгины исторически  центральных областям Кавказской   Албании, включая регион Кабалы, поэтому Самурское наречие лезгинского языка гораздо ближе к кавказо-албанскому языку, чем Кюринское. Проблема попыток фальсификаций в области истории и языка Кавказской Албании достаточна серьезная проблема, имеющая более глубокие корни и причины, и мы ее физически не сможем раскрыть в рамках настоящего проекта. Удинский народ, составляющий не более 1% процента от общего количества Лезгиноязычных народов, не может быть представлен как наиболее близкий к албанам по языку или иным показателям. Так как это не подтверждается ни исторически, ни географически, ни постпредством аппарата лингвистики.  Мы не должны забывать, что после прихода арабов на Кавказ, почти все кавказо-албанские народы, кроме удин перешли в ислам. И церковные тексты, написанные после 8 века, по логике, могут быть ближе к удинскому языку, если они действительно были написаны в тех областях, где компактно проживали удины, но  это не дает основания, переписывать все кавказо-албанские народы в удины, подменивая одни этнонимы другими. К сожалению, определенные исследователи позволяют себе такие голословные высказывания, не давая себе отчет в том, что, таким образом, они пытаются переписать историю Лезгиноязычных и всех дагестанских народов, в целом.  Да, удинский язык, как один из лезгинских языков  может иметь параллели к кавказо-албанским языкам, но не более чем любой из остальных девяти лезгинских языков. Напоминаем, что в состав Албанского католикосата входили епархии: Партав, Чол, Капалак, Амарас, Хашу, Талдзанк, Салиан, Шаки [120]. Из этих областей, Чол (Чог), район современного Дербента Шаки (Нуха), Кабалак (Кьвепелек), совр. Кабала, однозначно были заселены предками лезгин, табасаранов, рутулов, агулов и др. И по логике, надписи, найденные в вышеназванных областях должны носить характер местных диалектов. Но, как мы замечаем, ряд исследователей относятся к артефактам, найденным вне зоны проживания удин скептически; бездоказательно, безапелляционно ставя под сомнение их подлинность. Такое же отношение мы замечаем со стороны Шульце к рутульскому дискосу и другим носителям кавказо-албанских надписей, обнаруженных в Южном Дагестане. Не будем лишним, если мы напомним, что ровно такое, предвзятое отношение, когда изначально один язык (удинский) принимается за приоритетный, прослеживается, как в самих научных исследованиях, так и откровенно натянутых, подогнанных под задумку выводах по кавказо-албанскому языку. При таком подходе, отрицается самое проживание на огромных территория Кавказской Албании других народов, кроме удин, наличие у кавказо-албанских народов своих языков и диалектов,  как следствие, отрицая сам факт существования государства с таким называнием, как Кавказская Албания, и предпринимаются попытки подменить сам этноним кавказо-албанский язык на Гаргарский или  Старый Удинский. Мы напоминаем, самыми крупными племенами в Кавказской Албании были албаны, гаргары, леки, а удины, вошедшие в состав  КА только в IV – веке, жили на правобережье реки Кура в провинции Утик. В исторических хрониках  имеются сведения об участия объединенного войска албан и леков в Дзировском сражении.  В  371 на Дзиравском поле произошло сражение между римлянами и армянами с одной стороны – персами и албанами с другой.  В ходе  погиб «храбрый царь леков Шаргир», и был ранен царь Кавказской Албании Урнайр (Молотобоец). Так же, в период борьбу с экспансией арабов на Кавказ, наиболее ожесточенную борьбу с арабами вели леки [Ал Куфи. Книга завоеваний].  В этих же источник сведения про удин весьма скудны или отсутствуют вовсе.  Начиная с VIII века, вплоть до полного вхождения Кавказа в состав Российской империи, до XIX века,  роль  Самурских народов: лезгин, рутулов, цахуров в геополитических процессах Юговосточного Кавказа остается главенствующим.  Так несколько раз Конфедерации Самурских вольных обществ удается  консолидировать ряд государственных образований Восточного Кавказа и одерживать победы над отрядами золотоордынцев, хулагидов, позже, кызылбашской Персии. В периоды Хаджи-Давуда и Фетали-хана Кубинского активность Самурской конфедерации  достигает пика. Так,  территория бывшей Кавказской Албании была полностью освобождена от иноземного владычества и восстановлена государственность лезгиноязычных народов.  Но в исторических источниках указанного периода отсутствуют сведения о каких-либо активных действиях со стороны удин, направленных  против экспансии земель бывшей Кавказской Албании. Нет сведений о том, чтобы удины участвовали в каких-либо походах, набегах, восстаниях. То есть, со стороны Самурской Конфедерации вольных обществ мы наблюдаем ко всем процессам, протекающим на Юговосточном Кавказе, активность: действия, направленные на сохранение своего этноса, защиту родной земли от иноземцев. При  чем, это продолжалось из года в год, из век в век; лезгинские народы несли колоссальные потери в борьбе с иноземной экспансией, но свой курс и тактику они не меняли. Такой феномен может иметь место только в том случае, когда народ осознает себя, и исторически и духовно, истинными хозяевами региона. И им удается на протяжении десяти веков сохранить независимость, кроме того, ими предпринимаются на протяжении всего этого периода походы и набеги в соседние регионы. Особую активность эти набеги достигают в XVI — XIX  вв и известны в исторической науке как Лекианоба. Лекианóба (груз. ლეკიანობა) — термин, который использовали грузины для обозначения спорадических набегов лезгин  в ГрузиюАрмению, часть Персии (Азербайджан), город Ардебиль в Иране и окраины Османской империи с XVI по XIX века. Термин происходит от слова лéки, так грузины называли лезгин [5], с суффиксом -анóба, который обозначает контрибуцию.

Ниже мы приводим в  таблице 3  кавказо-албанские слова, которые сохранились в Самурских языках, но отсутствуют в удинском. Но вместо того, чтобы, элементарно, обратить на это внимание, исследователь пытается построить легенду, связанную с отсутствием в удинском языке нет этого слова.

Таблица 3

Сопоставление кавкзо-албанских и лезгинских слов

1 Русс. Кав. Албан Самур (лезги, рутул, агул) Удин
2 Огонь Цlе цlа,цlай, цlе арух
3 Свадьба Муькъен Мухъер Лашкар
4 Отец Де лезг. даш, даш Баба
5 Ты вун лезги. вун Ун
6 Мы Жан крыз. жин; рут. жи, лезг.  самур. чын, жи Йан
7 Господь Ччугъ лезги. самур. ччугъ алаарцио, бихаджугъ, къуунджугъ
8 Луна Ваз лезги. варз, рут. ваз Хаш
9 открытый Ахъай лезги. Ахъай Къай
10 окончания мн. числа -ур,-ар, -бур лезг, рут, агул, таб. –ур, -ар, -бур -ух,
11 Двадцатый Къаарун лезг. къатарун Къаймжди
12 Голуб Луф лиф, луф гегер, кийыр

К лезгинским языкам, кроме собственно лезгинского, относятся удинский, табасаранский, агульский, рутульский, цахурский, будухский, крызский и арчинский. Стоит обратить внимание на то, что в зонах взаимодействия лезгинские языки становятся более близкими друг к другу. Так в первом треугольнике «Рутул-лезги-агул» ряд слов звучат одинаково.

Рис. 4 Диаграммы взаимодействия лезгинских языков

Приведем лишь некоторые из них: «хил, хуьл, ире, хьыды, эб, фур, уьч, джыв» — рука, муж, красный, женщина, ухо, он сам, я сам.

Так, по нашим подсчетам, носители Восточно-лезгинских языков – лезгины, табасаранцы и агулы составляют более 93 % от всех лезгиноязычных народов (диаграммы 1 и 2).

Диаграмма 1. Соотношение лезгинских языков по объему носителей

Языки шахдагской (южно-лезгинской ветви, де факто, являются одноаульными. Одноаульным также является арчинский язык. ученые при исследованиях по лингвистике дают им и языкам, которые имеют десятки диалектов и объем носителей в десятки и сотни раз больше, одинаковый вес. А ведь в лезгинских, табасаранских и рутульских языках есть такие диалекты, количество носителей которых варьирует от 15 до 100 тыс чел.

Диаграмма 2. Соотношение лезгинских языков по объему групп

Так, количество носителей ахтынского, курушского, кабалинского, кусарского диалектов достигает 80-120 тыс чел. И эти диалекты на корню отличаются от литературного языка.

Как замечает А. Аликберов «В. Шульце и Й. Гипперт приводят сравнительный анализ 100 слов из списка базисной лексики (т. наз. списка Сводеша) лезгинских языков. Приведенная лексика, к сожалению, не учитывает диалектные вариации внутри лезгинской группы, для того чтобы прояснить звенья диалектных цепей на территории расселения албанских племен» [5]. Было бы логично при проведении лексикостатистический анализ лезгинских языков и следующие из него выводы о генетической классификации использовать эти диалекты как отдельные единицы. Без сомнений, борчинский, шиназский, фийский, джабинский, кабалинский, гелхенский, кмильский, курушский, хивский и др. горные диалекты лезгинских языков сохранили гораздо больше исконно лезгинских слов и архаизмов, что подтвердилось в проведенном нами исследовании. То есть, прежде чем формулировать выводы, касающиеся исторической преемственности языков, этнонимов и т.д. следует работать со связкой (язык)-(объем носителей)-(площадь и география расселения).  Также мы считаем, что при исследовании кавказо-албанских текстов следует обратиться к лексикону хайдакцев, андийцев, дидойцев, лакцев и др. горных этносов, так как, такой подход поможет дешифровать многие слова, которые не сохранились в современных лезгинских языках.

Период расцвета албанской письменности, по мнению А. Шанидзе, приходится на V—VII в., когда албанцы принимали активное участие в политической и культурной жизни региона. Письменность существовала и после покорения Албании арабами в VII веке, когда происходила постепенная исламизация и денационализация албанцев. Отсутствие точных данных не позволяет определить, до какого периода албанская письменность использовалась на практике. Согласно армянскому историку монгольского периода Хетуму (конец XIII — начало XIV веков), в его время албанская письменность ещё применялась. Согласно Вольфгангу Шульце, хотя «албанское» царство распалось вскоре после 705 года, албанский алфавит, возможно, продолжал использоваться вплоть до XII века [29].

С 552 года глава Албанской церкви носил титул «католикос Алуанка, Лпника и Чола» [120]. Кафедра находилась в Партаве, а летняя резиденция – в крепости Бердакур. В состав Албанского католикосата входили епархии: Партав, Чол, Капалак, Амарас, Хашу, Талдзанк, Салиан, Шаки [9].

Из отмеченных областей Чол (Дербент), Лпина (область, прилегающая к Главному Кавказскому хребту) Капалак (Кабала), Шаки со времен Кавказской Албании по настоящее время заселены лезгиноязычными народами: лезгины, табасараны, агулы, рутулы, цахуры, крызы, будуги и др.)

Как отмечает А. П. Новосельцев, довольно долгое время христианство в Закавказье было представлено единым союзом трёх церквей —  армянскойгрузинской и албанской. С приходом арабов на Кавказ положение дел изменилось. Армения и Грузия согласились платить арабскому халифату налог (джизию), а Кавказская Албания на протяжении десятилетий воевала с Халифатом, сдерживая его наступление на Кавказ. После предательского убийства Кавказо-албанского царя Джываншира Албания распалась на 12 областей, но борьба предков Лезгиноязычных народов против арабов продолжалась.  После гибели царя Лакза (лезгинского государства раннего средневековья) экспансию арабов в долины рек Самур и Гаргар вац (Гюльгер-вац1)  уже ничего не сдерживало. Таким образом, Армения и Грузия, согласившись платить налоги Халифату, сохранили христианство, а кавказские албаны разделились на множество областей, в некоторых их которых шли процессы исламизации, а некоторые сохранили христианство, но попали под влияние армянской церкви.  С этими событиями было связано усиление армянского влияния  местное  население и церковь в  приграничных с Арменией областях.  С предположениями о том, что «ранние христианские  проповеди» на и «богослужения в позднюю эпоху» в Кавказской Албании проводились на армянском языке, мы не можем согласиться, так как население Кавказской Албании состояло в своем большинстве из представителей лезгиноязычных народов, и  они просто не могли понимать  чуждый им армянский язык. Кроме того, найденные письменные источники (Мингечаурские надписи, Синайские палимпсесты, представленные Евангелием, Матандеранский алфавит) свидетельствуют о том, что богослужение в Кавказской Албании велось, именно, на Кавказо-албанском языке. Кавказо-албанский язык включено учеными в Восточно-Самурскую группу Лезгинских языком. По мнению Й. Гипперта и В. Шульце, «кавказско-албанский язык с фонологической и лексической точек зрения сохранил оригинальный лезгинский (точнее: Восточно-Cамурский) характер языка гораздо лучше, чем современный удинский» [8]. Some “AIbanian” words stiII continue proto-Iezgian terms whereas the corresponding items have been repIaced by Ioans in Mod-ern Udi (such as the word for dove). UnfortunateIy, keywords Iike Udi fi ‘wine’ or e’k ‘horse’ either do not occur in the texts or appear in unread-abIe passages. NevertheIess, it can be stated safeIy that from both a phonoIogicaI and a IexicaI perspective the Caucasian “AIbanian” Ianguag (which may weII be styIed “OId Udi” from now on) has preserved the originaI Iezgian character of the Ianguage (more preciseIy: Eastern Samur) much better than contemporary Udi has [28].

Рис. 5. Классификация лезгинских языков по Шульце

Уточняем, что в Восточно-Самурскую группу Лезгинских языков по старой классификации были включены лезгинский, агульский и табасаранский языки, а удинский язык представлял отдельную ветвь. После дешифровки синайских палимпсестов в Восточно-Самурскую группу были добавлены кавазказо-албанский и удинский языки (рис. 5).

Албанская церковь сохраняла самостоятельность до 704 года, когда под давлением халифа Абд аль Малика и армянского католикоса Елии албанский католикос Нерсес I Бакур был низложен;  по решению Партавского собора Албанская церковь попала под влияние  Армянской церкви.

Судя по вышеизложенной информации, мы можем полагать, что надпись на Рутульском дискосе была выполнена не позднее этой даты.

В IX—X вв. главы католикосата пребывали в монастыре Хамши (обл. Миапор); центрами церковной жизни были Арцах (XI век) и Кахи-Закаталы (XII век). С 1240 г. возросла роль епископов Гандзасарских. В конце XIV — начале XV века кафедрой католикосов стал монастырь Гандзасар, фактически являвшийся духовным и политическим центром Арцахского меликства [9]

Формально Агванский католикосат просуществовал до середины XIX века. Последним католикосом стал Саргис II. Престол католикоса был упразднён в 1830 году.  Соответствующие приходы Армянской церкви стали подчиняться непосредственно Эчмиадзину как Адербеджанская и Арцахская епархии [14] Албанская Апостольская Автокефальная Церковь была ликвидирована по царскому указу во время Кавказской войны, в 1836 году. [18] По имеющейся у нас информации, вплоть до этого периода население многих лезгинских селений, как в Южном Дагестане, так и в северном Азербайджане оставались христианами. Ликвидация церкви была воспринята кавказо-албанскими приходами болезненно, что местами вылилось в открытое противостояние.  И только по причине нежелания подчиниться Армянской церкви вышеназванные приходы перешли в ислам.

Мы соединили звездочки на православном дискосе и получили крест (символы триединого Бога). Точно такой же крест мы получили на Рутульском дискосе, когда соединили прямыми линиями символы бесконечности. То есть знаки между надписями нарисованы не стихийно, а расставлены так, чтобы они составляли крест и имеют сакральный смысл.

Рис. 6. Анализ геометрического места разделителей текста

Ниже мы приводим свой вариант дешифровки надписей на Рутульском дискосе (таб. 4).

Надпись на дискосе: «Рцув кльцl Ччо(гъа)н гъш асцI чуь»

«Пусть возьмёт ягненок Божий грех мира на себя»

Евангелия от Иоанна гл I стих 29: «На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: Вот Агнец Божий, Который берет на себя грех мира».

Текст состоит из шести слов:

1)Рццув – пусть возьмет, потянет; самур. наречие, ц1ун, ццвун, ццун, – тянут; ццуй, цвурай, ццу, ц1вуй – пусть потянет, рццуй – ид.)

Ч1угун гл.; -вада, -уна; -ваз, -вазва; -у; ни вуч гьинай гьиниз тухун, са чкадилай маса чкадиз гваз фин…. абуру ратIрал кIват хьайи кьван техил чпин кIвалериз чIугуна [6].

Ч1угун (ч1угваз, -уна, ч1угу), самур. цвун. ццун  – тянуть, тащить. Вместе с дополнение может означать — страдать, скорбеть, горевать, сильно печалиться, отвечать за грехи, либо за преступление [9]. Т1ал ч1угуна – терпеть боль, гунагьрай ч1угуй – пусть страдает (понесет ответственность) за грехи.

По поводу классного показателя р-, р-ццув мы приводим: «…окаменелый классный показатель р представлен в говорах ахтынского диалекта в глаголе рухун «родить», ср.: лит. хун. Выделяемые в следующих глагольных формах форманты (или рудименты) р-, н- в литературе так же трактуются как окаменелые классные показатели, ср.: къун «стыть, остывать» > р-екъиз, кьин «умирать, убивать» > р-екьиз, тIуьн «есть» > н-ез (хлют. лез). Нередко в подобных глаголах по говорам наблюдаются звуковые соответствия начальных префиксальных элементов, ср.: хл. йыхьын и лит. ругун «кипеть» (ср.: при этом ахт. ыгын) [1, 4, 7, 10, 19].

 Таблица 4

Транслитерация надписей на Рутульском дискосе

2) Кел (ккел) – ягнёнок лезг самур, рутул, агул, таб, бдух, крыз, уди къал; кльц1- [кки’льц1и’] эргатив падеж кабал., варташен, самур диалекты. Удвоенная согласная в лезгинском языке  подчеркивает мягкость звука. Аналогично у слов лякь – орел, хва – сын, йад – вода, кьуьнц1 – торец, къван – камень, гыл – столб, к1ар-каталка. складывается форма эргативного падежа: лекь – лкьц1и, хва – хци, йад – ици, кьуьнц1  — кьуьнц1и, къван – къуьнци, гыл – кильци, к1ар – к1рьц1и. Точно так же складывается четвертое слово Ас (мир), ас – асц1и(н). В ряде диалектов Сумурского наречия окончание –н выпадает, а в родительнос падеже слово принимает такой же вид как в эргативном: лякь-ликьц1и (орёл-орла), гъел- гъилци (сани-сан), кьуьнт – кьуьнц1и (полка-полки), либо ликьц1ь, гъилц1ь, кьуьнц1ь, окончание  -и отпадает, либо переходит в -ы краткое [4, 6, 7, 10, 20, 21].

3) Чо-н (ʒ́o(wġa)n — човгъан, чугъан) – господь, xxxeu] — бог в эрг. падеже – ччугъан.

Ччувгъ КА –ʒ́˜ġ ‘lord’ ʒ́(ow)ġ  — господь [30]. В современном лезгинском языке ЧЧугъай, Ччыгъай, Джагъай – хозяин. Так говорят об отце ребенку —  «Вун Чугъай буба» (твой хозяин, господин), животному – «кел жугъай кас» – ягнёнка хозяин – тот, кому принадлежит ягнёнок.

Жагъай – найденный – жагъай т1уп1ал – найденное кольцо, или тот, кто нашел  — жагъай кас – человек, который нашёл ту или иную вещь)

жагъайди сущ.; жагъайди – лезг.  «прилагатедьнидикай арадиз атанвай существительное» — уществительное, образованное из прилагательного;  «са вуч ятIани вичинди, хсусиди хьайи кас» —  человек, который стал хозяином определенной вещи [6].

Жугъурун (жугъ-ур-ун) —  найти, находить [15].

Жугъун (жугъ-ун) – находить [9].

слово «ччугъай», «ччыгъай» — самур.,  «ццгъай» по своему смыслу близко слову «жагъай», но в отличие от последнего, означает именно принадлежность вещи хозяину.

4) Гъш – грех, лезг, рут (неприятная вещь, ядовитое растение). Слово имеет формы: гъш, гъуьш, гъаш, кьыш, кьуьш [4, 12]

5) Асц – мир, земля, КА ayz ‘world, land’ — кав албан палимпсесты [30]. В именительном падеже имеем «айз», в родительном – асц1 [асц1и’].

6) Чуь – «он сам» в ергатив. падеже – ичи, уьчуь, чуь; КА – ич, ič ‘self’ [30], лезги. куруш, каракюре кабала. джаба, гелхен, хрюг, хлют, фий —  уьч, ич; кюре, гюней  вич — вич; агул яз – уч, удин – ич– эргативный падеж. чуь, чву.

Как мы видим, на рутульском дискосе написан шаблонный текст, имеющий непосредственное отношение к Литургии. По своему звучанию надпись ближе к Варташенскому, Кабалинскому диалектам Самурского наречия. Самурским диалектам характерно выпадение гласных, использование вместо гласных –а- и –у- гласной _ы-. или кратной –ы. Поэтому ряд слов как К1елц1и, Гъуьщ, вич, асдин выглядят как кльцы, гъш, асц1, чь. Аналогичной особенностью обладают и диалекты рутульского и цахурского языков. Видимо, Шульце и Лолуа не были знакомы с этой особенностью Самурских диалектов, поэтому они и столкнулись с непреодолимым препятствием при попытке дешифровки надписей на рутульском дискосе в виде «отсутствия гласных».

Предпринятые до нас попытки чтения этого текста не дали какого-либо положительного результата. Так Шульце заключил: «…в каком бы направлении вы пробуете чтение этой линии, это едва ли представляет что-нибудь подобное настоящему языку». Такое же, обнадеживающее, заключение и у Лолуа: «Осмысленного текста не получается. Мне кажется, что здесь какая-то символика». Попытку дешифровать надписи на рулуьском дискосе предпринял, также, известный дагестанский журналист, историк, лингвист, Гаджи Алхасов.  Его выводы, относительно содержания текста, аналогичные с выводами первых двух исследователей, но в отличии от них, ему удалось уточнить начало текста и его направление. А нам удалось  идентифицировать надписи на рутульском дискосе с текстом, имеющем смысл на кавказо-албанском языке. Причем, три слова из шести (ччугъ – бог, ас – мир, ич, уьч, ‘ch’) приведены в словаре кавказо-албанских слов Гиппертом, а остальные три (рццув, кел, гъш) имеют место во многих лезгинских языках и, по этой причине, могут считаться старыми лезгинскими словами. Так же мы выявили, что найденный в Рутуле артефакт, названный исследователями «подносом», есть дискос. Прочитанный нами текс связан, непосредственно, с христианской Литургией.

Написанный на нем текст — стих  Евангелии от Иоанна (глава I, стих 29): «Се агнец Божий вземляй грех мира», в другом варианте: «Вот ягненок божий, который берет на себя грех мира». В переводе на кавказо-албанских он звучит как «Рццув ккелц1 Ччугъан гъш асц1 чь», на кабалинском диалекте Самурского наречия лезгинского языка: Рццув кклц1ы ччугъан гъш асц1ы чуь. Если мы приведем этот текст на других диалектах самурского наречия: ахтынском, джабинским, курушском, мазинском, гудумском, хрюгском, гогазском, получим, примерно, такой же текст. Так, на Гогазском диалекте мы получим текст: Рццув ккльц1и Ччугъан гъш асц1и чуь. Если мы рассмотрим надписи через призму диалектов рутульского языка: борчинский, шиназский, мухадский, то, и в этом случае, текст будет близким к оригиналу. Этот факт объясняется тем, что Самурские лезгины, рутульцы и цахуры населяли центральную область Кавказской Албании – Лпину. В настоящее время они живут компактно на тех же территориях в Южном Дагестане: Магарамкентском, Докузпаринском, Ахтынском, Курахском, Рутульском; и Северном Азербайджане: Хачмазском, Кубинском,  Кусарском, Исмаилинском, Кабалинском, Шекинским, Огузском, Закаталском и др. Диалекты Самурского наречия лезгинского языка и рутульского языка близки друг другу. Анализируя географическую близость, историческую преемственность Кавказской Албании и Конфедерации Самурских вольных обществ: Ахтыпара-1, Ахтыпара-2, Алтыпара, Докузпара, Рутул и Цахур, факт фонетической  близости кавказо-албанского текста V-VIII вв с Самурскими диалектами, мы считаем закономерным.

В статье также опровергнута ложная гипотеза связывания кавказо-албанского языка с Уди или Старым Уди. По поводу «Старого Уди» мы обращаем внимание на то, что нельзя судить о характеристиках этого языка, так как не найден ни один из образцов письменности «Старого Уди». Удины, как народ, вошли в состав Кавказской Албании, были освобождены албанами из-под армянского владычества только в 4 веке. А после прихода на Кавказ арабов они опят попали под влияние арянских меликов (наместников) и армянский церкви, потеряв таким образом связь с основной массой кавказо-албанских народов: лезгин, рутулов, цахур, табасаран, агулов, крызов и будугов и др. Удины не участвовали в общеалбанских походах, начиная с Дзировской битвы (IV в) до походов Хаджи Давуда (XVIII в). Поэтому, попытки некоторых исследователей придавать удинскому языку статус «государственного языка КА», а удинам «самого многочисленного и мощного племени Кавказской Албании» выглядят нелепо. Такими же нелепыми и антинаучными являются попытки отождествления этнонимов «ути» с «албаны» и «гаргары», считать все христианские храмы, когда либо построенные на территории Кавказской Албании, в том числе,  в цахурских, рутулских и лезгинских городах и селах, удинскими.

Список использованной литературы: 

  1. Абдулмуталибов Н. Ш. Особенности структуры глагола в диалектах самурского наречия лезгинского языка / Н. Ш. Абдулмуталибов, Г. С. Насруллаева // Известия Уральского государственного университета. Сер. 1, Проблемы образования, науки и культуры. – 2010. – N 5 (84). — С. 207-216
  2. Абрамян I964 – А.Г. Абрамян. Дешифровка надписей кавказских агван. Ереван, I964.
  3. Абуладзе I938 – И.В. Абуладзе. К открытию алфавита кавказских албанцев // Известия Института языка, истории и материальной культуры им. акад. Н.Я. Марра. I938. Т. 4. № I.
  4. Аливердиева С.А. Фонетические и морфологические особенности Гогазского говора лезгинского языка. / Автореферат на соискание ученой степени кандидата филологических наук. – Махачкала, 2006 г.
  5. Аликберов, М.С. Гаджиев. А30 Albania Caucasica: Сб. статей. – Вып. I / предисл., подгот. А.К. Аликберов, М.С. Гаджиев / Российская акад. наук. Ин-т востоковедения. Дагестанский науч. центр. Ин-т истории, археологии и этнографии. — Институт востоковедения РАН, 20I5, — 270 с. А.К. Аликберов. Народы и языки Кавказской Албании. О языковом континууме как альтернативе койне. Язык письменности и «язык базара». — Стр 81 – 116
  6. Алисултанов А. С., Султанаева К. А., Сулейманова Т. А. Диалектные вариации категории грамматических классов в рутульском языке // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные науки. Т. 10. № 2. 2016. С. 47-51.
  7. Асалиев Д. А. Кимилский говор и его место в диалектной система лезгинского языка / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. — Махачкала, 2004 г.
  8. Б. Алиев, М. Умаханов. Историческая география Дагестана XVII – нач. XIX в: историческая география Южного Дагестана. Махачкала, 1999. – С.
  9. Гукасян В.Л. К дешифровке албанских надписей Азербайджана // Этимология I966. М., I968.
  10. Гюльмагомедов А.Г. Словарь лезгинского языка, Махачкала. 2003 г.
  11. З.Н. Алексидзе. К открытию письменности Кавказской Албании // Festschrift für Fairy von Lilienfeld. Berlin, I997.
  12. Ибрагимова М.О. Сравнительная характеристика падежей в диалектах рутульских языков / Автореферат на соискание ученой степени доктора филологических наук. – Махачкала, 2015 г. 50 стр.
  13. Казарян А. Ю.Кавказская Албания// Православная энциклопедия. — М., 2000. — Т. 1. — С. 455 — 464.
  14. Корюн I962 – Корюн. Житие Маштоца / Пер. Ш.В. Смбатяна и К.А. Мелик-Огаджаняна. Ереван, I962.
  15. Лагметова Ф.Б. Название традиционной пищи гутумском диалекте лезгинского языка / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. — Махачкала, 2011 г.
  16. М. С. Гаджиев.К интерпретации сведений о создании письменности Кавказской Албании // Albania Caucasica. – М.: ИВ РАН, 2015. –Т. I. – С. 178.
  17. Майсак Т. А.К публикации кавказско-албанских палимпсестов из Синайского монастыря// Вопросы языкознания. — М., 2010. — № 6. — С. 89.
  18. Махмудова С.М. НОВАЯ НАДПИСЬ НА АЛБАНСКОМ ЯЗЫКЕ // Международный журнал экспериментального образования. – 2015. – № 8-3. – С. 373-376
  19. Мейланова У.А. Очерки лезгинской диалектологии // Издательство Наука. Москва. – 1964 г.
  20. Мурадалиева А.В. М91 Мазинский говор лезгинского языка: монография. Новосибирск: Изд. АНС «СибАК», 2017. – 128 с.
  21. Н.Д. Сулейманов. Сравнительно-историческое исследование диалектов агульского языка. Махачкала, 1993 г. 210 стр.
  22. С. М. Хайдаков. Сравнительно-сопоставительный словарь дагестанских языков / ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА». — Москва, 1973 г.
  23. Т. А. Майсак. Вопросы языкознания. 20I0 г. Т.А. Майсак. К публикации кавказо-албанских палимпсестов из Синайского монастыря.
  24. Талибов Б.Б. Лезгинско-русский словарь [Текст]: Около 28000 слов: С прил. граммат. очерка лезгин. яз. Б. Талибова / Сост. Б. Талибов и М. Гаджиев; Под ред. Р. Гайдарова ; Дагест. филиал АН СССР. Ин-т истории, языка и литературы им. Г. Цадаса. — Москва: Сов. энциклопедия, 1966. — 603 с
  25. Тревер К. В.Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. – VII в. н. э. (источники и литература). — М.- Л., 1959
  26.    Gippert J., SchuIze W. Some Remarks on the Caucasian AIbanian PaIimpsests. P. 207. Интернет версия: http://titus.fkidgI.uni-frankfurt.de/personaI/jg/pdf/jg2007g.pdf The Caucasian Albanian Palimpsests of Mt. Sinai. Vol. I. Р. II–65.
  27. Cyrille Toumanoff.Studies in Christian Caucasian history. — University Press, 1963. — Т. страницы : (19, 20)
  28. Gippert et al. 2009 – J. Gippert, W. Schulze, Z. Aleksidze, J.-P. Mahé (eds.). The Caucasian Albanian palimpsests of Mt. Sinai. 2 vols. Turnhout, 2009.
  29. Gippert, Schulze 2007 – J. Gippert, W. Schulze. Some remarks on the Caucasian Albanian palimpsests // Iran and the Caucasus. 2007. V. II. №2.
  30. Jost Gippert and Jasmine Dum-Tragut (Eds.) Caucasian Albania

Халилов Шамил Рустамович,
канд. пед. наук, преподаватель МосГУ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *