Астральная религия лезгин

Астральная религия лезгинДомонотеистическое наследие лезгин, в том числе языческая религия, представляет собой одно из наименее исследованных и проблематичных областей духовной культуры народов. Советская идеология и историческая концепция развития науки не поощряла чисто этнологические исследования отдельных народов, растворяя их в массиве так называемых титульных, порой фантомных, народов. Целесообразность таких исследований с точки зрения этнологических принципов всегда признавалась специалистами.

Наличие в духовной культуре лезгин богатейшего пласта историко-этнологического материала хотя и признавалась многими специалистами, но всегда требовало сосредоточенного, целенаправленного и скрупулезного изучения. Необходимость реконструкции и анализа древнейших верований лезгин, на основе переработки и научной оценки огромного фактологического, фольклорно-полевого материала ощущалась давно и требовала пионерской, прорывной инициативы и творческого дерзания. Лезгины как один из крупных горских народов со сложной исторической и политической, культурной и экономической судьбой, административно разделился еще в 19 веке на две неравноценные и неравнозначные во многих аспектах группы. Не говоря о том, что народ подвергся разной степени ассимиляции, в этих географических половинках сложились различные возможности для культурного и образовательного развития единого народа. Все это настоятельно требовало не просто этногра­фи- ческих и бытовых описаний обрядов, традиций, верований народа, а научной систематизации и обобщения богатой архаической религиозно- мистической философии лезгинского политеизма как духовного и культурного феномена в этнонаци­- ональной биографии народа. Такой капитальный труд, в котором впервые не только в дагестанской, но и во всей российской этнологии подвергается систематическому и комплексному анализу огромный пласт домонотеистических верований лезгин завершил недавно и издал кандидат исторических наук Ф.Бадалов. Ф.Бадалову удалось не просто проанализировать, реконструировать древнейшие обряды и верования лезгин, но и воссоздать целостную систему религиозно-мифологического космоса лезгин со своей строго упорядоченной иерархичностью и закономерными явлениями. Очень важно, как отметил руководитель Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало- Поволжья Института востоковедения РАН А.Аликберов, что Ф.Бадалов в своем фундаментальном исследовании сконцентрировал внимание на воссоздание целост- ной системы мифологических представлений, не отвлекаясь на дискуссионные и традиционные в подобных случаях проблемы генезиса тех или иных представлений и предлагает смотреть на проблему язычества без стереотипов и жестких установок, присущих позднейшим монотеистическим религиозным системам. Работа Ф.Бадалова, по достоинству оцененная и поддержанная в Центре цивилизационных и региональных исследований Российской Акаде- мии Наук, серьезное исследование, позволяющее рассматривать древнейшую историю лезгин как «один из вариантов трансформации культуры пришлых индоевропейцев». Этнологи отмечают, что этногра- фические и археологические свидетельства древнего прошлого лезгин находят аналогии в культурах, расположенных далеко от этнической территории лезгинского народа. Ф.Бадалов, на основе исследованного им огромного фольклорного и лингвистического материала, литературных и других источников прослеживает связь между религиозно- мифологическими представлениями алародийцев, как составной части ближневосточной цивилизации, и современных народов нахско- дагестанской семьи языков. Язычество лезгин — не сфера досужих и далеких от науки рассуждений современников, зомбированных на монотеистических представлениях адептов ислама, а составная часть духовного мира народа, сохраняющая свое влияние на мировоззрение и мировосприятие лезгин и в наше время. Древние домонотеистические культурно-исторические рудименты в духовной культуре лезгин, доказывает Ф.Бадалов определяют и демонстрируют не только богатую историю и память народа, но своим социокультурным арсеналом формируют и сейчас этническую идентичность и национальную самобытность народа. Автор убедительно показывает, что в языческих верованиях лезгин, в многочисленных пережитках, политеистических рудиментарных элементах мышления и образах божеств, просматривается удивительная близость и сходство с известными из этнографических источников рели- гиозно-мифологи­ческими образами древних народов Передней Азии и Ближнего Востока. Достаточно перечислить названия каждого тома капитального труда Ф.Бадалова, чтоб убедиться в серьезности и глубине проделанной работы: Том 1. «Космогонические и антропогонические представления, пантеон божеств» (432 стр.). Том 2. «Культ святых мест, культурные герои, образы низшей мифологии» (462 стр.). Том 3. «Ранние формы: тотемизм, анимизм, магия, фетишизм, культ гор, культ умерших, погребальный обряд.» (524 стр.). Особую художественную и культурно-историческую ценность монографии придают богатые и разнообразные приложения:

1. Народный календарь лезгин.
2. Алупано-лезгинский алфавит.
3. Комплекс свадебных мероприятий лезгин.
4. Праздник цветов.
5. Праздник черешни.
6. Праздник времени «хиб».
7. Праздник Сер — сердиз фин (выход на природу с ночевкой)
8. Мел (обряд взаимопомощи).
9. Словарь терминов и понятий лезгинского политеизма.
10. Культ вождей (на примере личности Хаджи Давуда).
11. Адаты южнодагестанских обществ (Кюринского и Самурского округов).
12. Лезгинская кухня.
13. Фольклорные и мифологические тексты на русском и лезгинском языках.
14. Канонический устав Вачагана — царя Албании и др.

Фехреддин Оруджев,
поэт, публицист

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.