Омар Хаям

* * *
КичI кваз жемир, яб це, дуст, зи рахунриз:
Фикир гумир цавухъ авай акунриз,
ТIимил бес яз, секин са пIипI жагъурна,
Гьанай килиг вун Фелекдин къугъунриз.

О лучший друг! Отваги наберись,
Воинственности неба не страшись.
Сядь в уголке и будь доволен малым, –
Смотри, как разыграют нашу жизнь.
(Н.Стрижков)

Выслушай меня, о ты, избранный из старых друзей!
Не страшись этого непостоянного неба.
Сядь в уголке площади довольства малым
И наблюдай за игрой судьбы.

* * *
Фелек я затI, ийидай вун анжах гьелек,
Адан гъиляй дустарикай жедач куьмек.
Жезмаз, къе, дуст, са легьзеда девран гьала:
«Накь» ва «пака» вун патал туш вахтар керчек.

Вращаясь, свод небесный нас давит и гнетёт,
Пустеет мир и многих друзей недостаёт.
Чтоб вырвать хоть мгновенье у рока для себя,
Забудь о том, что было, и не гляди вперёд.
(Л.Некора)

От этого вращающегося свода жди [только] зла,
Считай, что нет у тебя друзей в мире.
Покуда можешь, будь хоть на миг самим собой.
Не требуй завтрашнего дня, не оглядывайся на вчерашний день – смотри на сегодняшний.

* * *
Хабар кьурла: «Вуж я дуьз бахт жагъайди?» –
И гаф я заз са чидайда лагьайди:
«Бахтлу кас я, вацраз ухшар кани яр
Къужахдаваз, яргъи йифди авайди».

Я спросил у мудрейшего: «Что ты извлек
Из своих манускриптов?» – Мудрейший изрек:
«Счастлив тот, кто в объятьях красавицы нежной
По ночам от премудрости книжной далек!»
(Г.Плисецкий)

Гадал я в книге жизни. Вдруг с сердечной болью
Мудрец сказал: «Блажен тот,
В чьих объятиях возлюбленная,
Подобная месяцу, – ночью, длинной, как год».

* * *
И девирда вун акьулдик умуд кваз хьун
Ферсуз кар я: а кар язва жунгав ацун.
Къе, акьулдихъ гузвай чIавуз серкедин кьил,
Тушни хъсан, амайбур хьиз, кIамаш яз хьун?!

Тот, кто следует разуму, доит быка,
Будто цель его жизни всегда далека.
В наши дни только глупость в чести и почете,
А за разум не купишь пучок чеснока.
(Н.Стрижков)

Тот, кто прислушивается к голосу разума,
Не достигает цели: он доит быка.
Уж лучше одеть одеяние глупости,
Ибо сегодня за разум продают [только] порей.

* * *
Чаз кьисметдин терсебавал жедалди чир,
Ша, къе чавай жезамаз хъван чна чехир:
Са вахт къведа, мад хгудач са хупI ядни
Чаз Фелекди, лугьун тийиз чаз чи тахсир.

До того, как мы чашу судьбы изопьем,
Выпьем, милая, чашу иную вдвоем.
Может статься, что сделать глотка перед смертью
Не позволит нам небо в безумье своем.
(Г.Плисецкий)

Прежде чем мы вкусим превратности судьбы,
Давай-ка сегодня выпьем вина,
Ибо этот небесный свод при [дальнейшем] вращении
Не даст нам возможности испить даже [глоток] воды.

Лезги чIалаз элкъуьрайди Низами Абдулгьамидов я.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.