ИСТОРИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ И ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ЛЕЗГИНСКИХ ЯЗЫКОВ, ГРУППЫ И ДИАЛЕКТЫ

Халилов Шамил Рустамович, преподаватель 

МосГУ, кан. пед. наук

Россия, г. Москва

s.halilov2010@yandex.ru

 

 

В статье рассматриваются исторические этапы дифференциации лезгинских языков по диалектам. Исследованы особенности диалектов, дана оценка их историческому развитию, обозначены их место и рейтинг в общелезгинской среде.  Обоснована возможность включения старых лезгинских языков: алпанского и урартского в восточно-лезгинскую языковую подгруппу. Предложены меры по улучшению литературного языка.

 

Ключевые слова: лезгинские языки, диалекты,  Кавказская Албания, Урарту, урарты, алпаны, лезги.

 

Лезгинские языки (Самурские языки [1, 2]Лезги́нская языковая группа) – ветвь нахско-дагестанских языков [3], включающая двенадцать современных (агульский, арчинский, будухский, крызский, джекский, хапутский, хиналугский, лезгинский, рутульский, табасаранский, удинский и цахурский) и два старых (алпанский  и урартский) языки. Лезгинские языки являются самой южной ветвью нахско-дагестанской семьи и, соответственно, самой южной языковой группой России [4]. Исторически они распространены на южном Кавказе, в Закавказье и Передней Азии,  на востоке Грузии (удинский язык).

Численность говорящих на них более 1 миллиона человек (2017)[5].

В  XIII – VI до н.э. в предки лезгин представляли правящий класс Урарту и были известны под именем  «уритIар» (уритIру, урарты) и язык правителей Урарту, язык урартских клинообразных надписей является одним из старых лезгинских языков.

Предки народностей лезгинской группы в VI в до н.э. – VII в. имели своё государство  – Алпан (Кавказскую Албанию) и были известны под общим именем «алпанов» (кавказских албанов).

Согласно МСЭ, народности лезгинской языковой группы в средние века были известны, как «лезгины», «Iezgi».

Лезгинскую группу языков, исходя из  состояния исследований на настоящее время, можно разделить  на семь подгрупп:

 

  • Восточнолезгинские (современные) языки

лезгинский, табасаранский, агульский;

  • Старые восточнолезгинские языки:

алпанский (кавказо-албанский);

урартский;

  • Удинский;
  • Западнолезгинские языки: рутульский, цахурский;
  • Южнолезгинские (шахдагские): будухский, джекский крызский,  хапутский;
  • Арчинский;
  • Хиналугский.

 

Язык хурритов (III – II тысячелетия до н.э.), с которым лезгинский имеет также много параллелей, нами пока не изучен достаточно хорошо, и вопрос его вхождения в лезгинскую группу остается открытым.

Чтобы представить современное состояние дифференциации  лезгинских языков приводим сравнительную таблицу местоимений.

 

Таблица 1. Местоимения в лезгинских языках

Русс язЛезгинский литературныйСамур. диалектКубинский (кусарский)

Диалект

Агулский  языкТабасаранский ЯзыкРутулский языкЦахурский  языкУдинскийАлпанскиУрартский
КтоВужвуджВужфушфужВужгьащушу  
ЯЗунзынЗунзун изуЗызы зуzowzu
ТыВунвынВунвун ивувы Гъу, вугъун, wunvu
МыЧунчын’ЧынчиничуЖиши йанžan 
ВыКуьнчуьн’ЦуьнчуничIвуЖушу ваънvˁan 
ВашКуьжуь, вичинЦуьжуьужувжуьдвушунвах  
Онам, гьамАм, гьамеАмгедумуГьамманашено ma
Ониабур (гьабур)амбыр

гьамбыр

Абургебурдударгьа-бырманбыкъун  
Он самВичвич, уьчВичучвуджвуджвуджич  
Я самЖувЖывЖувжувжвувЖувжувжув  
СамиЧебЧибЧибчабчиб Чибшибйыб  
Этоти (ин)

им, има

ин

име

Им

Има

ме

 

му

гьаму

Миинме I, ini
Тота, гьа ат1агьут1а a’ан, амТегьадмуТишентIе a, adi
ВсеВириВириВириваривариВаригыргынвариvarijaru

Уточним также отношение лезгин к Алпану и алпанскому языку. Алпан (Кавказская Албания)  — древнее государство, возникшее в IV веке до н.э. на территории Южного Кавказа. Античные авторы, описывая алпан, отмечают их высокий рост, светлые волосы и серые глаза. Таким именно представляется учёным-антропологам древнейший тип коренного кавказского населения – кавкасионский [10].

Население Алпана – алпанар (алпаны) – изначально представляло собой союз лезгинских племён, говоривших на 26 различных говорах.  К ним относились алпаны, гаргары, гугарки, амазонки, утии, гелы, леги, чилби, сильвы, лпины, дируры и др. Многочисленные племена алпанского племенного союза населяли территории между Иберией и Каспийским морем, от Кавказского хребта до реки Аракс. Куро-Аракское междуречье временами выходила из состава Алпана.

Относительно определения северной границы Алпана также немало спекуляций и «перетягиваний одеял». По мнению большинства античных ученых, Алпан ограничивается с севера Дербентским (Гелским) перешейком, и самыми северными племенами Алпана названы леги и гелы. За ними уже размещены савроматы.

Попытки некоторых ученых растягивать северную границу Алпана до Сулака или Терека нам кажутся тщетными и лишенными доказательной основы. Тут мы соглашаемся с мнением ряда авторов: «Албания – территория от Дербентского прохода (Чол, Тцал – на лезг. стена) до нижнего течения реки Арас (Мусай Дашхуринви (Моисей Каганкатваци), М. Бархударян, В. Томашек, К.В. Тревер, А.А. Кудрявцев, и др.). «Река Кир (лезг. Куьр) протекает через Албанию», — написано у Страбона.  Значит, река Кир указана как внутренняя река Алпана, а не приграничная.

Сама Гелская стена (Тцал, Чол – стена по лезг.) была построена, чтобы огородить Алпан от аланов, савиров, савроматов, сарматов, гуннов, хазар и другими северных кочевников. Если границы Алпана простирались бы севернее Стены (Дербента), то алпанские племена не построили бы огромную оградительную стену посредине государства. А что касается якобы найденных севернее территории размещения лезгиноязычных народов «артефактов — носителей албанской культуры», наподобие «албанских надписей Верхнего Лабко», их следует проверить на факт подделки и фальсификации.

 Географическим ориентиром для определения северной границы Алпана и локализации ее племен считаются упоминаемые в исторической литературе Керавнийские горы. Некоторые исследователи, отождествляя эти горы с различными отрогами Северного Кавказа, строят свои гипотезы о северной границе Алпана. 

Рис. 1. Главный Кавказский (Водораздельный) Хребет, вид с Самурского хребта 

Но Керавнийские горы указаны внутри албанских границ, значить южнее Дербента. Под ними античные ученые имели в виду Самурский хребет Большого Кавказа. Къирав – изморозь, иней, ледяная корка, в отличии от Главного Кавказского хребта (Къав-къаз сувар), покрытого круглый год снежной шапкой, на Самурском снег долго не остается, поэтому они получили такое название Къирав сувар – горы инея.

В Географии Страбона мы находим: «Албанцы …  живут между иберийцами и Каспийским морем; на востоке их страна прилегает к морю, а на западе граничит с иберийцами. Что касается остальных сторон, то северная окружена Кавказскими горами (потому что эти горы возвышаются над равнинами и называются, в особенности их части, что у моря, Керавнийскими горами)». В любом случае, под  Керуанским горами мы можем понимать Самурский хребет с его отрогами.

Саму́рский хребе́т (лезг. СарфунъялКере (безрогие) сувар) – горная цепь на юге Дагестана, простирающаяся на 193 км с юго-запада на северо-восток по дугообразной оси. Относится к системе Бокового хребта Большого Кавказа. Хребет расположен на юге Дагестана, на территории Рутульского, Ахтынского, Агульского, Курахского, Мегьарамдхуьского и Сулейман-Стальского районов. 

В широком смысле под Керуанскими горами мы можем понимать горы, расположенные от реки Самур до Джалганского хребта включительно, как раз в районе Джалгана Кавказские горы наиболее приближаются к морю к Каспию. 

«Как говорят, в горах над Албанией обитают амазонки. Феофан, который сопровождал Помпея в походе и посетил страну албанцев, рассказывает, что племена гелов и легов живут между амазонками и албанцами и что в этой стране протекает река Мермадалида посредине между этими племенами и амазонками. Другие писатели, тоже прекрасно знакомые с этими местами (среди них Метродор Скепсийский и Гипсикрат), утверждают, однако, что амазонки живут в соседстве с гаргарейцами в северных предгорьях тех частей Кавказских гор, которые называются Керавнийскими. … Весной у них есть два особых месяца, когда они поднимаются на соседнюю гору, отделяющую их от гаргарейцев. По некоему стародавнему обычаю и гаргарейцы также восходят на эту гору, чтобы, совершив вместе с женщинами жертвоприношение, сойтись с ними для деторождения… Всех новорожденных женского пола амазонки оставляют у себя, младенцев же мужского рода приносят на воспитание гаргарейцам. Каждый гаргареец принимает любого принесенного ему младенца, считая его по неведению своим сыном», — написано в Географии Страбона. К северным предгорьям Самурского хребта можно отнести территории современных Агульского и  Рутульского районов и бассейн реки Алазан. 

Тут получается, что гаргары и амазонки, генетически, один народ, так как они заключили вполне интересный союз.

Одной из главных проблем истории Алпана заключалась в идентификации места и роли предков лезгиноязычных народов. Некоторые ученые, по своей некомпетентности или умышленно, ограничивали предков лезгинских племен леками, ссылаясь на реплику Страбона «…за албанами живут леги и гелы». Но лезгиноязычные народы  жили и живут на территории от Куры (Аракса) до Дербентского перешейка. Это отчетливо видно по приведенному нами выше списку диалектов. Ограничивать предков лезгин леками, минимум, нелогично, так как корень лазг, лагз, лазги, лязги имеет в своей основе слово «лаз» — белый, а не лек (лекь). Сравните, К.В. Тревер объясняет происхождения термина «албан»  от латинского «aIbus» – «белый». Примечательно, что Бакиханов выводит слово «лезгин», называя их «лазгами», от корня «лаз» и напрямую связывает лезгин с лазами Колхиды [19].

А леги и гелы, которые многие авторы приводят вместе, были одними из лезгинских племен, по этому поводу можно привести множество топонимов: Лекит (цахур.), Лекит-Кётюклю, (цахур.) Лек (цахур.) Леки (лезг.), Лезги лег-ер, Лекун (лезг.), и т.д. Судя по топонимам, логично связывать цахуров напрямую с лезгинским племенем леков. И в этом свете, указанные средневековыми авторами в Лакзане города столичного значения ЦIайхуьр (по лезг. цIай – огонь, хуьр – село, Цахур) и Сыназ (Шиназ) подаются нормальному восприятию. А Лазг (Лакз) с главной крепостью Гели (Гелисан) и крепостями Крар, Муграгъ, Тарса, Гапцах, Ахцах,  — однозначно, объединение самурских лезгин (лазгов). При этом под леками (лекьер) мы подразумеваем горных лезгин (грузины вплоть до 19 века звали так лезгинские племена, участвующие в набегах). Предки цахуров являлись частью леков. Также к лекам можно отнести лезгинские народности, жившие в Закатале (Са к1ватал), Къахе, Елису и тд, то есть по линии соприкосновения лезгинских народов с грузинами. Рутулов мы можем связать с лезгинскими племенами шаков (шекияр) и хонов (хинар), так как их основанная масса проживала и живет в настоящее время в г. Шеки и Шекинском районе, но никак с гаргарами. 

Таким образом, мы не должны идти на поводу у стереотипов, а должны разобраться в двух разных корнях: лек, лекь  (орёл), Лек, Лекит, Леки, Лекзан, и лаз (белые), лазги, лязги, лезги, Лацар, Лазг (Лагз). «Лаз» — на лезг. яз. понимается как свет, основа, начало, как белое, светлое, первородное, непорочное. 

Под гелами мы понимаем лезгинские племена, жившие на территории современного Кураха, Кюре, Агула, Табасарана, Дербента, так как топонимы гели-яр (гелы), Ги-яр (гелы) гел-хенар, река Герр (Герер вац – совр. Гюльгер вац) город Гел-да – совр. Дербент, по Кудрявцеву, прослеживаются именно на отмеченных территориях. Отделились табасараны и агулы от лезгинского племени гелов после распада Алпана, так как у античных историком мы не встречаем название  «табасаран». 

Один из значимых крепостей Лазга Гели-сан (Бели-сан) (лезг. Гели – крепость гелов) размещен арабскими историками в районе современного села Гели (Гильяр). Именно в этой крепости героически оборонялся от арабов царь Лазга Авиз Урбиса хва [8] (араб. Арбис ибн Басбас). 

А Ги-яр – столица средневекового государства, находившегося на территории современного Курахского района, разрушенного Ширваншахами. 

В Георгафии Страбона леки и гелы названы скифскими племенами. В связи с этим мы не исключаем, что изначально леки и гелы могли нести в себе некий скифский компонент, возможно даже на уровне мифов. Но судя по языковой общности, они растворился в лезгинской среде в первых поколениях, подобно сакам (шекияр) и массагетам (муьшкуьрар). 

Мы, также, должны учесть тот факт, что с момент распада Алпана прошло более одного тысячелетия и племена, народности могли переселиться на новые территории и, естественно, этнонимы и топонимы могли тоже переместиться географически. 

Когда Кавказская Албания распалось на более мелкие объединения: Аран, Ширван, Шабран, Мюшкуьр, Лайзан, Лиран, Шеки, Кабала,  Лакзан и Лазг (Лакз), лезгины жили во всех этих объединениях, а не только в Лазге. Кроме того, отдельно указаны северные области лезгиноязычных народов табасаранов и агулов – Табасаран и Филан, соответственно. Таким образом, лаз, лазги – объединительное название всех лезгинских племен и народностей, а леки и гелы – одни из многочисленных лезгинских племен Алпана. Этноним «Лазы, Лезги» можно применить ко всей общности лезгиноязычных племен, от пелазгов, хурритов, урартов, алпан, гаргар, леков гелов, дидур до современных, лезгин, агулов, удин, цахуров и т.д.  

Напрямую с лазами, лазгами ассоциируют себя лезгины, как хранители общелезгинского языкового и генетического стержня, кода. Лезгины не выделяют из своей среды национальности лезгинской группы  как отдельные нации, называют их также «лезгинами», но при этом, учитывая некоторые языковые расхождения, добавляют эпитет «ЧIуру» — неправильные, одичавшие. Так как все малочисленные народности лезгинской группы, фактически находясь на перифериях лезгинских земель, попадая под прямые удары всякого рода кочевников, частично перетерпели определенные изменения в генетическом и языковом плане.

Таким образом, лезгины применяют по отношению к себе названия:  касар, лезгияр – на современном этапе, а к народностям лезгинской группы – «чIуру лезгияр», тем не менее, признают их своей частью, помогают и поддерживают как в пределах компактного проживания, так и за её пределами. 

Относительно древних лезгинских народов мы можем сказать следующее, что люди, хорошо разбирающиеся в истории считают племена пелазги-яр, хурритI-ар, уритI-ар, алпан-ар, древними лезгинскими ветвями. Относительно этимологии, на наш взгляд «Пелазг» — собственное имя, пел с легзг. – лоб, а лаз, лазг – белый, светлый. Возможно, так звали детей за красоту.  Хурритl-ар – живущие в селах (хуьр – лезг. село, укреплённый населенный пункт, крепостях; уритl-ар – живущие у озера. Напоминаем, протяженность береговой линии Ван, где изначально жили уратру – около 400 км.  Ур, уьр – на самур. диалекте – озеро, а уридру, уритру – озерные.  Ит, — итl  — суфиикс, указывающий на определенный признак. 

Относительно алпанов вопрос более определенный: всем лезгинским (!) детям с детства дают знать, что историческая родина лезгин – Алпан. Естественно, лезгины, имеющие в своей родословной татскую, хазарскую кровь, этой информацией не владеют. Относительно переселения в горы существует легенда: «После очередного кровопролитного столкновения с кочевниками, Всем самурским лезгинам известна  поговорка: «Чlур хьай Алпан». Так взрослые говорили, когда нервничали на работе, когда что-то долго не получалось. Поговорка переводится как: «Разрушенный Алпан». Естественно, молодежь спрашивала, — а что такое Алпан. «Алпан, это государство лезгин, откуда родом наши предки. Оно было расположено на низменности, в более благоприятных климатических условиях, но враги напали на его столицу и разрушили его до основания, не оставив камень на камне. После этого наши предки приняли решение переселиться в горы, покинуть прежнюю Родину, так как продолжать там жизнедеятельность не было возможно». Самурские лезгины произносят слово «албан» как Алпан. Бытующую  в интернете версию «алупан» мы не признаем. Так как, на наш взгляд, это попытка провести параллели с армянской версией возникновения этнонима: Агу – агуан => Алуп – Алупан. Если даже согласиться, что алпан – мог произойти от собственного имени, то это имя —  Алп, а не Алуп. Но имя языческого бога Алпан, он же молния в одном лице (люди представляли его как шаровую молнию) не мог сложиться от имени царя  Агу (Алуп), который, кстати, переводится как добрейший. Наоборот, собственное имя могло быть связанным с названием духа, небесной светилы (он же бог – гъуц в понимании легин). Примеры: Вараз (варз – луна), Араз – сильный, Мин – полумесяц, Рагъдан – озаренный  солнцем, Раган  — крепкий как скала (раг – скала), Аса – шит, защитник. Поэтому, первоисточником этнонима «алпан» мы считаем молнию, и алпаны в нашем понимании – подобные молнии.

Лезгинские общества цахуры, рутулы, агулы, и др. официально были выделены в отдельные народности в 50-годы прошлого столетия по политическим мотивам, с целью снизить общее количество лезгин и вытекающими отсюда последствиями. Таким образом, лезгины потеряли (по документам) большую часть своего количества  после разделения между АзССР и РСФСР, а потоми  и в результате предвзятой национальной политики бюрократов. Но как мы знаем, репрессивные режимы  — временны, и они могут лишь временно ущемлять права народа, навредить, но не смогут отнять  историю, культуру, язык, идентичность. 

 В современном состоянии цахуров, рутулов, агулов, удин, арчинцев и др. мы идентифицируем как отдельные лезгинские сельские общества, так же как, курушцев, ахтынцев, кусарцев, курахцев и др.. Названия перечисленных обществ исходит от названия главных селений или долин, а по количеству  — ахтынцев (100 тыс.), курушцев (80 тыс), кусарцев (100 тыс.) гораздо больше чем представителей первой группы (10 – 30 тыс).

У цахуров и рутулов даже на современном этапе нет своего мононационального района. В том же Рутульском районе расположены вместе цахурские, рутульские, лезгинские  и др. сёла. То же самое можно говорить и про агулов, табасаран, удин и др. А, собственно, лезгины населяют 6 мононациональных районов и более 20 районов и городов, где живут значительными группами (от10 до 100 тыс). По нашим оценкам, лезгин на настоящее время – более 1,5 млн, а вместе с лезгиноязычными – более 2 млн.

Относительно племен албаны (алпан-ар) и гаргары (кIаркIар-ар) можно сказать, что то они тоже растворились в общелезгинской среде. Тут мы попытаемся дать объяснение этнониму «алпан». Так называлась группа лезгинских племен, живших в долине реки Кура, которая выделилась среди остальных своей мощью и многочисленностью. Это было связано с плодородием данной области, благоприятным климатическим фактором и следующим из этого демографическим взрывом. Так или иначе, название этих племен, сумевших сплотится до государственного объединения в VI  в до н.э. с соответствующими признаками: царем, религией, войском и т.д. распространилось и на соседние племена. То есть, государственное объединение лезгинских племен Алпан получило свое название от самого мощного из племен – алпанар. 

Алпан – в переводе с лезг. молния. Теперь мы уточним, как собственно получали названия лезгинские  племена. Для этого нам надо проанализировать сам механизм закрепления названий за племенами – сихил, са хел – одна ветвь по лезг. Сихил получал название по имени предка, от корневого племени, по названию места переселения, или по каким-то особым характерным признакам. Приведем названия сихилов из нескольких крупных лезгинских сёл.

Село Гил (Гьил) Кусарского района: 

Къуьсуьяр – потоки Каса (одно из племен КА),
БакIияр – потомки Баки
Багъар –  потомки Бага
Ваданар – потомки Вадана,
Шебеяр – потомки Шебе,
Наруяр – потомки Нару,
КIаркIарар – потомки Гаргаров (одного из крупных племен КА),
Какамар – потомки Гогама, и др.

Село Камарван Габалинского район:

ИгъирарКъурушарКIаркIарарЛгарМацарМискискарФилискъар, Храхар, ЧеперЧихъискъарЯлцугъар.

Село Мискинджа (Мискискар) Дкузпаринского район:

Агацарар (Мисрияр), Какамар, Качумар, Келбияр, КIурукIунар,  Къайитар, Къантарар, КIаркIарар, КIачIамар, КIашар, КIипIичар, Лезгерар и др.  

Село Ахты Ахтынского района: Кабанияр, Кисрияр, Къазияр. Къуьлияр, Серияр, Халхалар (Халхал – зимняя резиденция алпанских царей), и др.

Село Куруш Докузпаринского района: Хайтакьар, Гьилевар, Тетецьар, Фалакьар, Къызырар, Къиртар, Мисрияр

Зангъавар, Авурар, Кьулдурар, Хебешар, Чувалар. 

Село Гогаз Ахтынского района:

 Ялавар (Ялаватар), Алар, Дамдамар, Гьаргьарар, Нурияр, Серкер.

Село Хрюг (Хуьруьгар) Ахтынского района: Болбутар, Халтаяр, Микияр, Экерар, Мхацар, Челдияр, Цурар, Хашалар, Саларар и Гюрюгар.

Как мы заметили, названия сихилов образованы по следующим правилам:

  • от имени общего предка: Какам-ар, БакIи-яр, Багъ-ар, Вадан-ар, Шебе-яр, Мхац-ар;
  • от названия племени: КIаркIар-арГьаргьар-ар, Халхал-ар, Гьилев-ар, Л(е)г-ар, Лезгер-ар
  • от места переселения: Мисрияр, Мацар, Ахцагьар, Фалакьар;
  • от характерных признаков: Болбутар (от слова болбут – кинжал, за горячий характер), Ялавар (ялав – пламя, за вспыльчивый характер), Алар – (ал – снежный человек, либо мифический персонаж, за сверхчеловеческую физическую мощь и энергию), цурар (кузнецы).

Название сихила КIаркIар-ар (Гаргар) мы встречаем в четырех обществах, причем в разных районах. Близкие слова – кьеркьер – доспехи из кожи буйвола. Само слово кIар – дубина, а кIаркIар — две дубинки, скрепленные кожаными ремнями (кистень). Видимо, в КА это племя составляло воинское сословие. Тут уместно отметить, что в летописях Урарту слова «кар  уни»  — переведено как завоевал, подчинил. «К1ар уни, к1ар яна» – по лезг. – присвоил все запасы продуктов, ограбил». Примечательно, что токование этнонима «гаргар» в рутульском и цахурском языках означает форму обращения (сосед, близкий). Тут мы напоминаем, что соседи рутулов и цахуров  — лезгины. То есть, цахуры сами не могут быть себе соседями, их соседями были гаргары – лезги.

Название  «алпан-ар» могло образоваться по третьему правилу (по характерным признакам) – здесь, алпанар – быстрые, мощные как молния.

И сейчас про человека с неординарными способностями лезгины говорят «цIай-лапан» – молния. Тут мы уточним: молния на лезг. цIай-лапан образовано в ходе объединения двух слов, цIай и Алпан. Если подойти правильно к переводу слова цIай-лапан, то мы имеем «пламя Алпана». Слово «цайлапан» иногда используется отдельно. К примеру, в стихах Саида Кочхюрского: 

«…Утагъар ви хьурай чIулав,

Аватна за Алпандин ялав…» 

Тут Алпандин ялав – пламя Алпана – молния.

Аналогично, в народ. песне, исп. Айдынбег Камилов.

«…Кесибвилиз Алпан ц1ай къуй

Магьи Дильбер чан…»

Алпан ц1ай – пламя молнии. 

А, собственно, Алпан — имя языческого бога молнии и грома, наподобие древнегреческого Зевса. В широком смысле алпан понимается как молния.

По версии Ф. Нагиева алпаны – племена, верующие в бога – громовежца Алпана. Но в языческом пантеоне КА было много богов, как у древних греков.

«Из богов они почитают Гелия, Зевса и Селену, в особенности же Селену, святилище которой находится вблизи Иберии» — находим мы у Страбона. Мы приведем алпанские (древнелезгинские) имена этих богов: Рагъ – бог солнца, Алапан — громовежец, Варз (Мен) – бог луны. Кроме того, в пантеоне алпанских богов были: Пешапай (бог дождя), Яр (Эр) – бог весны и земледелия, более низкие духи – Пили – дух ирригационной системы, Къварц — домовой и т.д. Рагъ — Ра’ – солнце – он же бог солнца. Аналогично, алпан – молния и Алпан – бог молнии.

Таким образом, албаны (алпанар)  означает «подобные молнии». Топоним «алпан» сохранили населённые пункты в Кубинском районе РА – Алпан, река Алпан-вацI, в Агульском районе  — Алпанар и тд.

После распада Алпана сильные алпанские и гаргарские сихилы не стали ждать, пока их полностью уничтожат налегающие волнами с юга  кочевники и переселились в горные области. То что, привыкшие к власти и свободе лезгинские сихилы отдали свою судьбу в руки врагов, и были ими ассимилированы, как это представляют некоторые исследователи, не подается здравому смыслу. Лезгины с боями отступили в горы. В ходе исследования мы нашли алпанские, гаргарские, муьшкуьрские сихилы в большинстве селений Самурской долины, они же дублируются в сёлах Кабалинского участка. На этом этапе произошло смешивание равнинных лезгинских племен: алпанов, гаргаров, мушков, шаков и др.  с горными – легами и гелами. Но связь с равниной  — Арраном не была прервана, лезгины наведывали туда набегами, уничтожали время от времени колонистов, гарнизоны, оставленных персами и монголами и др.,  селились обратно на равнине (Арране) в свои же старые сёла. Настоящей катастрофой для персидских гарнизонов и колонистов обернулись лезгинские походы эпохи Хаджи Давуда Муьшкуьрского. Татское и персидское население, гарнизоны Шабрана, Ширвана, Шемахи, Кабалы и тд. были уничтожены лезгинскими отрядами под корень. Возможно, спаслись некоторые татские семьи, давно перешедшие на лезгинский язык. 

На основе результатов исследования мы утверждаем, что все перечисленные Страбоном племена Алпана: алпаны, гаргары, амазонки, утии, гелы, леги, чилби, сильвы, лпины, а также массагеты — муьшкуьрар  (мюшкюрские лезгины, касы — касар (кузунские лезгины), саки – шекияр (шекинские лезгины), цайхи (цайхюры), мхады (рутулы),  были лезгиноязычны. Их объединяло общее название – алпан-ар (албаны), на современном этапе – лезги-яр. 

Относительно того, что некоторые ученые связывают «шаки – саки, мушки — масагеты с «ираноязычными» кочевниками мы объясняем следующим образом: собственно, большая часть территория Ирана, откуда они могли переехать на Кавказ в III – I  в до н.э. принадлежала протокавказским племенам хурритам и урартам.  И во-вторых, небольшие группы ираноязычных сихилов, попадавшие в лезгинскую среду, были ассимилированы (либо уничтожены) лезгинами и растворились в общелезгинской массе. Примеры: уничтожение ахтынцами персидских колонистов, заселившихся в Шахбани и Мискинджа, уничтожение Хаджи Давудом шабранских и ширванских колонистов и тд.

Большинство слов, указанных в списке якобы «заимствованных из персидского языка» недалекими авторами, фактически есть исконно лезгинские слова, которые персы переняли у протолезгин. Возьмем слово «кас» – от которого получило название кузунские, кусарские лезгины, возможно, Племена каспиев и Каспийское море.   Кас – по лезг. человек. Собственно, у кусарских лезгин «кас» — это мужчина, который выделяется своим авторитетом. И они любят подчеркивать это: «Чун касар я!» — мы касы. Кас – имя героя лезгинских мифов Кас буба, предка касов. Кас, Касбуба и сейчас одно из распространённых лезгинских имен. Река Кц1ар вац1 (Касар вац1) также получило название от касов. Общеизвестно, что лезгин Кусарского района называют «касар», так же как лезгин Куьре – куьреяр, Мушкуьра – муьшкуьрар, Кьвепеле – къебелеяр, Шеки – шекияр, Ахцаха – ахцахар и т.д.

Но в персидском языке также «нашли» слово «кас» и «исследователи» — переписчики спешат его записать в словарь персидских слов. Прежде чем делать такие выводы, им следовало бы уточнить историю переселения персов в VI веке до н.э. из средней Азии на территории Ассирии и Урарту. Ассирия и Урарту были для своего времени развитыми государствами, с системой дворцов, храмов, крепостей, ирригацией и т.д. А проиранские кочевники прибыли из средней Азии на их земли, имея с собой только войлочные юрты и пастушьи посохи, и в последующем, осели на территориях, ослабленных междоусобицами и набегами скифов, государств. Переняли у них все, включая письменность и словарную базу. И с развитием Персидский империи, последующего за ним Арабского халифата, протолезгинский (хурритские и урартские) словарный пласт был распространен по всей зоне влияния персов. Приведем пример исконно лезгинских слов, включенных авторами  — «переписчиками» в список «персидских». 

При этом мы будем разъяснять их этимологию, и подтверждать именно лезгинское происхождение этих слов.

Аш – плов – урарт. ашхун — пожертвовать. Лезг. аш хъун «делать плов», для сбора пожертвований. Этот обычай «аш хъун» у лезгин существует до сих пор, если человек попадает в беду, его близкий родственник делает аш – плов и собирает у всех родственников помощь. Плов – перс. پلو [plu].

Ашкара  — очевидный, явный – ашкара (аш к1ара хьун, к1ара хьун – оказаться в незавидном положении) – говорят, когда о бедственном положении человека или его плохих поступках узнает вес народ.

Кап – ладонь – каппа – буква древнегреч. алфавита., буква албан. Алф., изобр. ладонь. Кап – перс. نخل [nakhl].

Хвар – лезг., таб., агул., рут. — кобыла – перс. har – осел, кобыла  — نخل [nakhl]; осел по лезг. лам. Har –  лезг. буквами.  – гьар, а не хвар.

Шагьвар – легкий ветер – перс. «достойный шаха» – нет логики в проведении параллели. Находим с словаре «достойный шаха»: перс. شایسته شاه [scheiste shah]. Ветер с моря по лезг. «гьилевар» – гьил – море, «вар, гьавар» — волна. Шагьвар, легкий летний ветерок с Шахдага – шагь – вар. Тарлан Мамедов: 

«Шагьдагъдин шагьвар атайла…»

Когда подует ветерок Шахдага.

Кемер – обувь, но назван автором «женским поясом», так как в перс. камар – женский пояс.

Камари  – пояс из серебряных пластинок, от слова камар – пуговицы, медальоны. 

Къаш – драгоценный камень в оправе. Автор словаря —  перс. kāš  — стекло. Но стекло на перс. شیشه [shishh].

Къурух  — лезг. луг, сенокосные угодья; перс. 1) гнездо; логовище; 2) мавзолей. Под сенокос сезонно закрывают от потрав десятки и сотни гектаров и как слова «гнездо» или «мавзолей» связаны с огромными территориями лугов, остается непонятным. Слово «къурух» получаем от корня къуру — кьунвай – закрытый для потравы, аналогично получаем: кам – камух, ручей, у ручья, там, тамух – лес, у леса. 

Кьант1ар – водопад – от слово кьат1а-кьатар, (вода падает) по частям -ар – окончание мн. числа. Собственно, «къант1а» на лезг. – половинчатый. Но в параллели приведено слово «мост», но мост, плотина на перс. سد [sd]. Водопад на перс. آبشار [abshar].

Кас – личность, собств. имя, мифич. герой, предок племени кас.

На перс. человек – انسان [ansan], некто – یک [ik],. На что ссылался автор словаря, включая «кас» в перс. язык, остается загадкой.

Кагьраба – бусы, к1араб – кость, первые ожерелья делали из клыков, костей животных. На перс. бусы – مهره [mehrh]

Къаб – сосуд, урарт. слово, стр. 25. Сосуд на перс. – کشتی [kshti].

Канбар – цветы, из которых делают окорошку, цветы имеют небольшой рост, стебли трубочкой, к1анпар – с лезг. – чубики.

Кьуй – къурай – пусть будет, уй – урай, авурай.

Кьин – клятва. От слова кьин – умереть, у лезгин при клятве говорят: «кьий эгена» — пусть умрет, если нарушит условия, данное слово или обычай; перс. – کینه توزی [kinh tosi] – злоба, клятва – سوگند [sugend], но злоб не клятва, при этом автором использовано слово кин для проведения параллели как для слова «злоба» – «кин», так и для слова «клятва» —  «кьин».

П1уз – губы, близкие слова: пурз – пицца, пирог с «открытыми губами», п1иц1 – пупок, п1агь – поцелуй, п1арк1в – щека. Перс.губы —لب

[lb], а   پوزه بند [puzeh band] – морда. Но «морда» и «губы» различные понятия. 

Маз – нежирная мясная вырезка, «маз» получал в оплату (мас – урарт. оплата) мясник, противоположность – маъ – жирный кусок. Перс. слово хребет (параллель авт.)  и близко не стоит с этим словом. Мазу – нежирное (про мясо). Прилагательное мазу образовано аналогично прилагательным лацу, къацу, яру, с помощью суффикса – у.

Тугъугъай – суп из прокисшего молока и мяты. Т1угъ, ат1угъ хьун – скиснуть про молоко. Тугъай. Тугъугъай – блюдо из прокисшего молока.

Лал  — глухой– лулу – урарт, немой. Перс. глухой – کر [ker].

Сердер – Сардури, Сардур – имя урартского царя (Сардури I,

 Сардури II, Сардури III). Сердер – один из старых лезгинских имен.

К1амай – кумай, кумаз амай, то есть, недоделанный, буквально, нуждающийся в доработке.

Кам – силки – связано со словом «кам» – один шаг, сильки ставят на тропинке и растягивают на шаг; авт. словаря  — перс. – dām, но  «кам» и «дам» совершенно разные слова. Перс. силки – سد [sd]

Пуна – урарт. пуни (Ире пуни) – лагерь, стоянка; «Ире пуни» – красный лагерь. Перс. основа, фундамент – پایه [payeh].

Тар – дерево, таб — гьар – урарт тцар, авт. словаря — перс. dar – дерево, виселица. Перс. Дерево – درخت [drecht],  виселица – چوبه دار [chubh dar]. То есть, автор словаря решил, что лезгины для того чтобы назвать как то  плодовое дерево взяли из персидского языка слово «чубухдар» – (дар при этом вступает как вспомогательное слово), но пренебрегли собственно словом  «дречт». 

Шараг – детеныш; автор словаря — перс. скворец, но взрослый  скворец – не детеныш. Скворец на перс. استارلينگ [astarling], птенец – جوجه [jujeh], توله [tole].

Я – или – урат., в диалектах встречается как «е». «Я (е)» в лезг. языке еще переводиться как «да».

Яр – любимый (ая), супруг(а); авт. – влюбленный. – перевод неправильный.  Влюблённый  на лезг. «к1ан хьанвайди». Перс. яр – друг, но друг не супруга и не любимая. Видимо, автор словаря не только слабо разбирается в лингвистике, поверхностно знает лезгинский язык, но и не блещет глубокими знаниями по русскому языку. Перс. друг – دوست [dust]; любимый (ая) — مورد علاقه [mord alaqeh]. 

Ккал – корова, название  буквы алп. алфавита  — «ккал» ‘корова’.

Перс. – kal:

1) самец (быка, буйвола);

2) безрогий баран;

3) антилопа.

На лезг. бык – быгъа (урарт.), самец буйвола – кел, безрогий баран – къабах, антилопа – мирг. Нам остаётся только гадать, –  и  где тут автор словаря заимствований увидел связь между безрогим бараном, быком, антилопой  и коровой?

кел: кел гамиш – самец буйвола, перс – kal — самец быка, буйвола.

кIел ягненок – назван автором – барашком; перс. kal – безрогий баран.

Но барашек по лезг. – кьар, и тут автор ягненка (к1ел) явно дотягивает до барашка (кьар) а в итоге переводит как «барана» (лезг. гьер). Однозначно, ягненок не баран и даже не барашек.

Получается, что для автора словаря между словами  «кал», «кел», «кьар» и «к1ел» нет разницы. И корова, и бык, и баран, и антилопа, и ягнёнок – все одно, но собственно корова на перс. «gau».  Как мы видим, лезгинский язык достаточно богат, в нем для каждого животного есть свое название,  не общее для всех. Автору не стоило обезличить, таким образом, всех домашних животных, подогнав их всех под слово «кал» — бык и набрать, таким непонятным здравому смыслу образом, 1500 слов заимствований. Примерно, с таким же успехом приведены параллели и между остальными, так называемыми, «заимствованиями».

Так как такой подход к составлению словаря вызвал у нас недоумение, то мы решили найти в русско-персидском словаре переводы на все эти слова:

  1. корова – gau;
  2. самец быка (бык) – gau ner;
  3. самец буйвола – bofalu mard;
  4. баран – rm;

2) безрогий баран – quch bdon shakh;

3) антилопа – bz ruhi;

4) ягненок – bre;

5) барашек – bre.

Как стоить оценить выражение «самец быка»? Бык сам по себе является самцом. Таким образом мы не нашли ни в одной позиции аналог лезгинского слова ”кал — kal” – корова. 

Видимо, автор словаря рассчитывал на то, что не найдется человек, который, не пожалеет время и  проверить по русско-персидскому словарю все его «заимствования», от первого до последнего. 

С какими источниками работал автор, когда записывал исконно лезгинские слова в словарь «заимствований»,  какими мотивами руководствовался, и можно ли называть эту «макулатуру»  словарем, остается вопросом.

Несмотря на обилие сведений письменных источников об алпанах, споры относительно их происхождения, племенного состава и этнической принадлежности никогда не прекращались.

Жирную точку в этом споре поставило открытие кавказско-албанских рукописей в монастыре Св. Екатерины на Синайском полуострове (Египет), совершенное З.Н. Алексидзе.

Большой объем работы по чтению и переводу палимпсестов, а также их анализу выполнили Йост Гипперт (Франкфуртский университет), Вольфганг Шульце (Мюнхенский университет) и Жан-Пьер Маэ. (член Академии надписей и изящной словесности, Париж). Й. Гипперт и В. Шульце завершили расшифровку текста, начатую З.Н. Алексидзе. 

 Кроме того, В. Шульце составил словарь морфем кавказско-албанского языка и опубликовал лингвистический анализ отрывка из 2-го послания к Коринфянам. В 2004 г. при помощи специального оборудования были сделаны мультиспектральные фотоснимки всех листов манускрипта и началась работа над изданием текстов. 

Первый том “The Caucasian AIbanian PaIimpsests of Mt. Sinai” (317 стр.) вышел в свет в серии “Monumenta PaIaeographica Medii Aevi. Series IberoCaucasica” в 2008 г. под редакцией Й. Гипперта, В. Шульце, З.Н. Алексидзе и Ж.-П. Маэ[7] . Он включает в себя введение З.Н. Алексидзе и Ж-П. Маэ и семь разделов, написанных Й. Гиппертом и В. Шульце.

Второй том издания (267 стр.), продолжая нумерацию разделов первого тома, включает разделы 5, 6 и 7. В них детально описаны сами тексты, приводятся их фотографии и переводы [6].

Принципиально важный вывод, к которому пришли исследователи албанских палимпсестов в результате дешифровки текстов, заключается, в частности, в том, что «лезгинский характер» кавказско-албанского языка «находится за пределами всяких сомнений»[7]. 

Рис. 2. Страница Синайского палимпсеста.

Тем самым была поставлена точка на спекуляциях по этой теме. Результаты исследований кавказско-албанских палимпсестов не оставляют простора даже для изощренной фантазии». [6]

По мнению Й. Гипперта и В. Шульце, «кавказско-албанский язык с фонологической и лексической точек зрения сохранил оригинальный лезгинский (точнее: Восточносамурский) характер языка гораздо лучше, чем современный удинский»[8]» . Some “AIbanian” words stiII continue proto-Iezgian terms whereas the corresponding items have been repIaced by Ioans in Mod-ern Udi (such as the word for dove). UnfortunateIy, keywords Iike Udi fi ‘wine’ or e’k ‘horse’ either do not occur in the texts or appear in unread-abIe passages. NevertheIess, it can be stated safeIy that from both a phonoIogicaI and a IexicaI perspective the Caucasian “AIbanian” Ianguag (which may weII be styIed “OId Udi” from now on) has preserved the originaI Iezgian character of the Ianguage (more preciseIy: Eastern Samur) much better than contemporary Udi has [7, cтр. 208]. 

Рис. 3. Наборное воспроизведение текста с разворота A28v-27r [Gippert et al. 2009: VII-41].
Гипперт в своей работе отмечает: «Читаемые отрывки из этих двух текстов дают нам приблизительно 8000 словесные лексемы (около 1000 лемматизированных лексических записей). 

Следовательно, Кавказской Алпана палимпсест дает значительное представление о лексике, грамматике и фонологии языка, который теперь можно смело идентифицировать как ранний вариант Уди (Восточно Кавказский, лезгинский). … Лексикон отмечен сохранением лезгинских терминов, утраченных в настоящее время- Уди» Мы привели это отрывок, чтобы подчеркнуть, палимпсест не прочитаны при помощи современного удинского языка, и то что назвали «Кавказо-албанским — Старым Уди —  Восточнокавказским – лезгинским» не что иное, как один из старых лезгинских языков.

«The readable passages of the two texts furnish us with roughly 8,000 word tokens (some 1,000 lemmatised lexical entries). Hence, the Caucasian Albanian palimpsest gives a considerable insight into the lexicon, grammar, and phonology of its language, which can now safely be identified as an early variant of Udi (East Caucasian, Lezgian). The lexicon is marked for three aspects: a) the preservation of Lezgian terms lost in presentday Udi». 

Опираясь на армянские исторические источники Гипперт пишет: «Скорее, мы должны предположить, что Древний Уди соответствует языку древних Гаргаров (ср. Мовсес Каланкатуаци, который говорит нам, что Месроб Машток (362-440) создал с помощью епископа Анании и переводчику Вениамину алфавит для гортанный, грубый, варварский и грубый язык Гаргарак’Ика)». 

[Rather, we have to assume that Old Udi corresponds to the language of the ancient Gargars (cf. Movsēs Kałankatuac‘i who tells us that Mesrob Maštoc‘ (362-440) created with the help [of the bishop Anania and the translator Benjamin] an alphabet for the guttural, harsh, barbarous, and rough language of the Gargarac‘ik‘)].

 «Альтернативным термином для Старого Уди был бы, таким образом, Гаргар, тогда как термин «Албанский» по-прежнему вводит в заблуждение».

[An alternative term for Old Udi would thus be Gargar, whereas

the term “Albanian” remains slightly misleading].

Тут мы видим его предположения. Предположения не подразумевают под собой научные выводы.

Термин «Албанский» не должен ввести в заблуждение ученых, так как государство лезгинских племен (IVв до н.э. – VII в) в трудах десятков античных ученых и называется Албанией, а их язык, соответственно должен называться албанским. То факт, что только в одном армянском источнике найдена информация про гарграрский диалект, не сможет вычеркнуть из истории термин «албаны». Албаны являлись общим  названием всех племен КА. Так представились во многих исторических документах удины и цахуры. Собственно, Ути представлена как провинция Алпана, а не как ее центральная ил значимая область. Кроме того Утик и Арцах не раз переходили из рук в руки между Алпаном и Арменией, и по этой причине позиции Ути их язык не могли иметь в Алпане ведущую, даже значимую позицию. И предпринятая Гиппертом попытка связывать удин с гаргарами выглядит тоже тщетной.

Далее Гипперт пишет: «Гаргары представляли один из народов Королевства Албания (дословный перевод); их имя уже засвидетельствовано у Страбона XI, 5, 1 и может быть связано с армянский топоним daštn Gargarac’owc’, регион к юго-востоку от города центральная часть реки Кура (сравните современное название реки Гаргар, приток Аракса).

[Gargarac‘ik‘ represented one of the peoples of the kingdom of Albania;

their name is already attested in Strabo XI,5,1 and can be associated to

the Armenian toponym daštn Gargarac‘owc‘, a region southeast of the

central part of the Kura river (compare the contemporary river name

Gargar, a tributary to the Araxes)]

Тут невольно возникает вопрос: почему топонимы, касающиеся племени «гаргар», чей язык включили в группу лезгинских языков, ищут в армянском языке, и при этом умалчивается, что в лезгинских языках топоним и этнонимы «гаргар» встречается десятками  и в более убедительной форме? 

Как ответ мы приведем цитату известного востоковеда, кавказоведа А.К. Аликберова: «Тенденция использования истории в политических целях, запрос на выполнение историками «в национальных интересах» негласного политического заказа также сохраняется. … в современных условиях вряд ли удастся полностью освободить историю Кавказской Албании от использования ее в качестве «служанки» региональной политики, однако нужно укреплять те, зачастую тернистые, пути и тропы, которые ведут к истине, к достоверному знанию об историческом прошлом кавказских народов» [6].

Этнонимов и топонимов, связанные с гаргар (каркар) мы нашли в лезгинском языке убедительно много. Мы их нашли в называниях родов (сихилов) в ряде лезгинских селений (Гиль, Мискинджа, Камарван), которых можно считать прямыми потомками гаргаров.

Тут мы напоминаем, и ути, и гаргары, и албаны и леки с гелами были племенами Алпана. Они консолидировались в Алпан под общим названием алпаны. Точно так же как в средние века всех лезгиноязычных народов, зачастую, и всех дагестанцев соседи называли под общим именем «лязги».

Методы подсчетов, проведенных в работе Гипперта, Щульце и Маэ, посвященной синайским палимпсестам, подвергнуты критике рядом авторов. 

Майсак Т.А.: «Что касается кавказско-албанской лексики, представленной в палимпсестах, то примерно ее треть имеет параллели в удинском языке, некоторые слова можно сблизить с другими языками лезгинской группы, а около трети слов имеют неясную этимологию». 

То есть, для человека, который не знает лезгинский язык изнутри, на уровне диалектов, многие лезгинские слова и корни остаются непонятными.  Мы приведем пример таких слов с «неясной этимологией»: «Топоним «Шамкир» относится к так называемым «немым» топонимам, смысл которых неизвестен» [14].

Находим далее: «Близ реки Шамхор имеется селение Айрум, и к югу на левом берегу имеется селение Шамхор близ развалин города Шамкора или Шамхора, который построен в VI веке. Говорят что он построен родом Каневманьян, что это род Мамиконянов; их древних поселений очень много в этом районе [15].

«Согласно общепринятой в настоящее время точке зрения, удинский язык образует отдельную ветвь лезгинской группы, наиболее рано отделившуюся от пралезгинского языка. Во вторую ветвь входят арчинский язык, также занимающий особое положение, и «самурская» подгруппа, которая, в свою очередь, делится на восточнолезгинскую (агульский, лезгинский и табасаранский), западнолезгинскую (рутульский и цахурский) и южнолезгинскую ветви (крызский и будухский и др). Авторы раздела высказывают достаточно революционную точку зрения о том, что удинский не образует отдельной ветви, а входит в самурскую подгруппу и, более того, внутри нее наиболее близок восточнолезгинским языкам. По их мнению, на это указывает как анализ удинской и кавказско-албанской лексики, так и ряд грамматических изоглосс (к последним относятся, в частности, устройство системы дейктических местоимений, местоименная вопросительная основа *nay- ‘какой’, использование чередований тематических гласных в видо-временных основах и пр.)» — пишет Майсак.

*nay- ‘какой’ – по все вероятности.  Если вместо * мы подставим hi, то получим hinay – откуда, а не ‘какой’. 

Мы считаем, что «авторы раздела не высказали революционную точку зрения», а назвали вещи своими именами. При этом они четко выразили свое мнение, отмечая, что современный удинский и Старый Уди отличаются друг от друга значительно. И в восточнолезгинскую группу включены ими именно Старый Уди и алпанский язык, при чем как отдельные языки. То есть они четко провели границу между Старым Уди и алпанским языками. Этой объективной оценкой ситуации вокруг алпанского языка Гипперт, Щульце и Маэ действительно подтвердили свой высокий профессионализм, имя и честь ученых. Напоминаем, что перечисленные нами ученые работали в таких знаменитых университетах как:

университет Гёте во Франкфутре-на-Майне,

Мюнхенский университет Матея Бела, 

университет Сорбонна,

Гарвардский университет,

Страсбургский университет,

университет Лаваля (Канада),

Практической школы высших исследований (Париж).

При выявлении сходства алпанских слов с лезгинскими по таблице Сводеша получены следующие результаты:

Среди 74 кавказско-албанских слов, соответствующих значениям стословника Сводеша с агульским языком отмечается 31 сходство, с лезгинским и табасаранским по 21; со всеми остальными языками лезгинской группы сходство менее 20 (от 4 с арчинским до 15 с крызским) [3].

Как написано выше, «примерно ее треть имеет параллели в удинском языке», а это 24 слова из 74, то есть, нет оснований, чтобы называть кавказско-албанский язык Proto Udi. Аналогичные выводы мы находим у Романа Лолуа: «Гораздо больше вопросов вызывают выводы авторов об истории и генетическом положении кавказско-албанского языка, которое рассматривается в специальном разделе. … Удинский язык, скорее всего, не является непосредственным потомком языка, представленного в найденных рукописях, но восходит к одному из близких кавказско-албанских диалектов» [12].

Тут мы поправим: если взять для сравнения слова не из литературного лезг. языка, а из Самурских диалектов, то количество совпадающих слов было бы гораздо больше.  В любом случае, было бы больше, чем у отдаленного от центральной области КА, агульского.

Мы на примере покажем, как отошел лит. язык от старо лезгинского. Словами старого лезгинского (общелезгинского) языка мы считаем слова, совпадающие по звучанию в нескольких языках лезг. группы.

Для этого используем небольшой диалог:

— Как ты?  Как твои дела?

— Очень хорошо!

— Я очень рад.

— Вам тоже радости!

Лезг. лит

Вун гьик1 я? К1валахар гьик1 ава?

Лап хъсан

Зун гзаф шад я!

Вазни шадвилер хьурай!

Самур диалект

Вун фик1 э. Кырар фик1 авы?

Лап хъсан.

Зун ппара шадэ.

Вазни шадвелер хьырай!

 Агул язык

Ву фиркь ая? Курар фишти ая?

Лап хъсан

Зун ппара шад э

Васни шадвелер хьурай!

 

Таблица 2. Сопоставление слов лезгинских языков

 

Русский яз.ГлазаОзероЛес Крас-ныйКак делаРукаУ васЧере-мшадевочка
Лезг. лит.вилервирТамЯругьик1 яГъилквяхъсур-арруш
Самур. диалектулер, 

улар

уьр, ур, рук

йырк1

Йыры-ирифик1 эгъил, хилчвахъ

чвях

сур-аррыш
Агул язулар1уьрярк1Ирефиркь эГъилчвахъсур-арриш
Табасаран язулардаггарЯрккуирув

уьру

фиц1 уХилчвахъсур-арриш
Рутул язуларуьрДамИрешивдаХылчвяхъсур-быррыш

 

Приведем еще один пример:

Как тебя зовут?

Лезг. лит.: Ви т1вар гьик1 я?

Удин: Ви ц1и гьик1аь?

Таб.: Яв ц1ур фици?

Агул: Ве ттур фуш е?

Самур: Ви ттвар вудж е?

Самур: Ви т1вар фик1 е?

Рутул: Выды дур шив?

При этом используются две формы: 

1) Твое имя как? – Ви т1вар фик1 е? 

2) Твое имя кто? — Ви т1вар вуж е?

 

Лезгино-табасаранские параллели на букву «г»:

 

  1. Габач – комолый — кабач
  2. Гавагьир — жемчужина — гевгьер
  3. Гаварзал — наковальня -кагьузар
  4. Гад — молотьба — гад
  5. Гажин — графин -гечин
  6. Гал — кора -чкал
  7. Гам — шаг — кам
  8. Гамуш — буйвол — гамиш
  9. Гар — скорлупа -хъар
  10. Гаргар — колокол — куркур
  11. Гаргар — овес — гергер
  12. Гардан — шея — гардан
  13. Гаф — слово — гаф
  14. Гаш — голод — каш
  15. Гвар — кувшин — квар
  16. Гиж — бешенство — гижи
  17. Гизаф — много — гизаф
  18. Гим — годекан -ким
  19. Гими — судно — гими
  20. Гирами — милый — играми
  21. Гуг — затылок — к1ук1
  22. Гугу — яйцо — куку
  23. Гугурт — сера — гугурт
  24. Гудул — правнук — гудул
  25. Гунт1 — горка — гунт1
  26. Гуржи — грузин -гуржи
  27. Гуч1 — испуг — кич1
  28. Гюз — ячейка окна — гюз
  29. Гюлле — пуля — гулле
  30. Гюмбе — буханка — гумба
  31. Гъаб — блюдо — хъаб
  32. Гъавагъ — тополь — хъавах
  33. Гъавум — сват къавум
  34. Гъавур — сознание — гъавур
  35. Гъадагъ — гвоздь — къадакь
  36. Гъялхан — щит -къалхан
  37. Гъапагъ — крышка — къалпах
  38. Гъапагъап — внезапно — къаракъап
  39. Гъар — борона — гъар
  40. Гъармах — крючок — къаомах
  41. Гъат — пласт — къат
  42. Гъати — резкий къети
  43. Гъафун — закуска — къафун
  44. Гъахи — родной — хайи
  45. Гъаш -драг. камень – къаш
  46. Гъваъ – крыша — къав
  47. Гъвал — бок — къвал
  48. Гъван — камень — къван
  49. Гъваъ — крыша къав
  50. Гъи — сегодня — къе
  51. Гъиллигъ — характер — къилих
  52. Гъир — смола — къир
  53. Гъирав — иней — къирав
  54. Гъудугъ — осленок — къудух
  55. Гъужа — старик — къужа
  56. Гъари — старуха — къари
  57. Гъужагъ — объятия — къужах
  58. Гъуйи — колодец — къуйи
  59. Гъул — большая корзина — гъул
  60. Гъуллугъ — работа — къуллугъ
  61. Гъум — песок — къум
  62. Гъун — холм — кунт1
  63. Гъундагъ — приклад — къундах
  64. Гъунши — сосед — къунши
  65. Гъургъушум — свинец — кьаркьушум
  66. Гъурд — кулак — гъуд
  67. Гъюб — лягушка — къиб
  68. Гъюд — куропатка — къвед
  69. Гъюн — плечо — къуьн
  70. Гъюр — заяц — къур
  71. Гъялат — промах гъалат1
  72. Гъяц1ал – голый — кьец1ил
  73. Гьава — воздух — гьава
  74. Гьамг — хрустал — гьамга
  75. Гьарай — тревога — гьарай
  76. Гьелбетда — конечно, разумеется
  77. Гьисаб — вычисление
  78. Гьич — совсем — гъич
  79. Гьудгьудай — удод — гьутгьутай
  80. Гьюл — море гьюл
  81. Гьюндюг — куратник — гьюгдюг
  82. Гьязур — готово — гьазур
  83. Гьял — положение — гьал
  84. Гьяса — посох — гьаса
  85. Гьяча — рогатина – гьача
  86. Гемре – навоз — кемре
  87. Генга – классика — генги
  88. Гиниб – конопля — канаб
  89. Гиран – обида — кирин
  90. Гудил – идол — гьудул
  91. Гудул – правнук — гудул
  92. Гъадагъ – гвоздь — гъадакь
  93. Гъазагъ – слуга — гъазах
  94. Гъар – борона 
  95. Гъат – пласт
  96. Гъати – резкий — къат
  97. Гъафун – закуска — къафун
  98. Гъирагъ — берег, край – къирях
  99. Гъудугъ – осленок – къудух
  100. Гъух – глотка – къух
  101. Гъюб – лягушка
  102. Гъюд – куропатка – къвед
  103. Гъюдли – мягкий – хъуьтуьл
  104. Гъюнидми – эльф – гуни
  105. Гъямп1 – шут – гъямп1а
  106. Гьава – мотив
  107. Гьакъ – жажда – гьахъ
  108. Гьарса – конкретный
  109. Гьац1 – половина – кьац
  110. Гьелем – пока – гьеле
  111. Гьич – совсем – гьич
  112. Гьязур – готово — гьязур

 

Аналогичную картину мы будем иметь, если возьмем слова на любую другую букву. Таким образом, языки лезгинской группы расходятся с лезг. лит. яз., примерно, на уровне диалектов, но близки к самурским диалектам. 

Примерно аналогичного характера критику мы замечаем у Романа Лолуа [12].

Мы считаем, что одним из основных сложностей для исследователей лезгинских языков является незнание этого языка изнутри, на уровне диалектов, и неумение выговаривать грубые гортанные звуки. Если ученные Гипперт, Щульце, Маэ и др., в принципе, не умели выговаривать грубые гортанные, шипящие, свистящие звуки лезгинских языков то резонно поставить вопрос, с какой вероятностью точности они могли их идентифицировать? 

Незнание диалектов и основ словообразования лезгинского языка сказывается на точности умозаключений:

Так лезгинские (восточно-самурскиие слова) включены при подсчетах в список удинских: aḳesown ‘видеть’ – аквазван — видно, čalxesown ‘знать, понимать’ ч1ал къвезван – понятно, соглашаюсь с твоими (словами)

zow ‘я’, (зун, жув) vown ‘ты’ (вун) , žan ‘мы’ (чун, чын), vˁan ‘вы’; (куьн, чуьн)

iga- ~ il’ega- ‘бить’, илига – по лезг. – бей.

Положение усугубляют также фонетические ошибки и неточности: ср., например, агульские слова rakː ‘солнце’, axa ẋos ‘знать’ или qac’i-k’- ‘кусать’, которые в таком виде не отмечены ни в одном диалекте (в действительности по диалектам зафиксированы raʁ / raʕ ‘солнце’, ʜa- / χIu-/ aχIa- / aʡa- / jaʕa- ‘знать’, а также сложный глагол q’ac’ik’as ‘кусать’, букв. ‘укус вкладывать’) [12].

Кьаца кьаз  — в укус схватить, в не укус вкладывать»

qac’i-k’- ‘кусать’ qac’i-z’- ‘кусать’  — лезг. кьациз.

ATq (иг/г’) ‘шесть’ uf ‘id’

AWX u?q ‘шесть’ ~ уд. uqf ‘id’.

VATS (vuryifi) ‘семь’ vuyf ‘id’

mATS (musy^) ‘восемь’ muyf ‘id'(Лолуа)

1A (4if’of) ‘двадцать’ q°o ‘id’

hATi (hu’k) ‘сердце’ uk> ‘id’ – рик1

1AT (4%г) ‘страх’ q’4 (варт.)//^гэ (нидж.) ‘id’, гидж – ахт. 

£Lacan (kéban) ‘пустыня’ Г с t qavan поле’ к1убан

£iavan (kaVan) ‘пустыня’, ср. уд. q^avan ‘поле’;

1AW (q^u1) ‘страх’, ср. уд. q^i (варт. кич1) – лезг. кич1

Все полученные при попытках чтения и передачи алпанских слов канделябры, образовались у исследователей как раз из-за незнания лезгинского языка на должном уровне. Там, где они не могут читать алпанскую букву, они пишут канделябры, а это сказывается на качестве исследования, на подсчетах и естественно, на выводах. 

Если исследователь сам не является носителем лезгинского языка, не знает всю его сущность, то, не смотря на его высокие звания и регалии ученого, он сможет раскрыть вопрос должным образом.

Xoran — ‘куща’ ~ арм. xoran ‘id’; — хуран – хурух – хур – лезг. куща; xexer —  ‘пила’ ~ груз. xerx-i ‘id’ хех-ер, -ер – окончание мн. числа – хех – вилка. ; xartak ‘кусок’ ~ арм. xortakem ‘id’ – харак – лез. балка; daxtak ‘дощечка’ ~ арм. taxtak ‘id’; — лезг. тахта;  saxej ‘лицо’, ‘вид’ ~ груз. saxej ‘id’ – лезг.  сакъа – лицо мужчины в возрасте. «Са къа» – на лезг. в определенном возрасте. (см. Gippert et al. 2009: II-11). 

Слова, указанные как заимствования из арм. и груз. языков, на самом деле – лезгинские. Таким образом, при уточнении места алпанского языка допущен ряд ошибок в подсчётах. Но даже при таком раскладе с удинским сходится только 1/3 алпанских слов. Остальные 2/3 однозначно присутствуют в восточно-лезгинской подгруппе. В связи с этим исследователи включили алпанский язык (от которого почему-то не отпал привязанный к нему З. Алексидзе ярлык Proto Udi) и вместе с ним, паровозом, удинский язык в восточно-лезгинскую группу. Но современный удинский потерял многие старые лезгинские корни под влиянием армянского, и такой шаг вызывает у оппонентов много вопросов.  Даже включать его в одну подгруппу с алпанским нельзя, потому что алпанский более близок к  восточно-лезгинской подгруппе. В следующей мысли со мной согласиться любой оппонент: всякая попытка привязывать старый язык напрямую к одному из современных обречена на провал, логичнее связывать его с группой языков, к которой она близка наиболее. 

Мы думаем, что выходом из сложившейся патовой ситуации будет признание вышеприведенных аргументов, и  включение алпанского (кавказо-албанского) языка в восточно-лезгинскую подгруппу как старый лезгинский (Proto Lezgi) язык. И при этом, не следует осложнять ситуацию ссылками на средневековые армянские источники про гаргарский диалект и т.д. Гаргары были одним из племён Алпана, и они не были ведущим племенем, чтобы их именем назвать язык Алпана.  Ведущим племенем Алпана алпаны (де факто, лезги), на этот счет есть десятки трудов античных ученных и язык Алпана должен называться алпанским.

Аналогичную ситуацию мы имеет с урартским языком, когда его близость с лезгинским языком очевидна, но признать этот факт до конца не хотят в силу различных амбиций. Ограничиваются репликам: близки, схожи многие корни и т.д.

Относительно близости лезгинского языка к урартскому мы можем сказать следующее: в области дешифровки урартских клинообразных надписей проведена глобальная работа учеными с мировым именем: Месроп Смбатянц, М. В. Никольский, Sayce,  SandaIgian, И. И. Мещанинов, В.Б. Пиотровский, Г.А. Меликишвили, И.М. Дьяконов, С.А. Старостин.

В ходе своих исследований Дьяконов и Старостин пришли к выводу: «Можно сказать, что Хуррито-урартский язык является одной из ветвей Восточно-кавказских». Авторы подчеркивают: «У Хуррито-урартских языков ест целый ряд лексических изоглосс с нахскими. Столько же с лезгинскими, меньше изоглосс с центральными ВК».

При этом они обмечают факт обеднения современных лезгинских языков в фонетическом плане из-за контактов с «некавказскими языками (лезгинского – с азербайджанским, удинского  — с армянским)» по сравнению с родственными им горным языкам и диалектам [8].

Исследования в этом направлении продолжаются, и с каждым новым трудом все более четко прослеживается предмет близости урартского и лезгинских языков. Тут остается уточнить, как входит хуррито-урартский язык в группу восточнокавказских: отдельной подгруппой ил примыкает к определенной подгруппе? В своих исследованиях мы пришли к выводу, что урартский язык  — это один из лезгинских языков и близок к восточно-лезгинской подгруппе. Результаты  исследований представлены научному сообществу, в скором будущем мы их разместим также в настоящем журнале.

Мы приводим примерную этническую карту Кавказа в V–IV века до н. э. Карта составлена на основании свидетельств античных авторов и археологических предположений. 

К этому времени районы озера Севан, междуречье Аракса и Куры были заняты кавказскими племенами (которые в IV веке до н. э консолидировались в Кавказскую Албанию). Поэтому, вполне логично рассмотреть версию, что в период расцвета Урарту эти племена входил в неё.  И в этом свете, предположения ряда авторов, что язык Урарту (язык правителей Урарту, язык урартских клинообразных надписей) близок лезгинским, выглядит более чем оптимистично. 

 

Рис. Урарту в VIII в до н.э.

Приведем пример дешифровки урартских клинообразных надписей:

Пиотровский читает надпись как:

 «hal-di-e  e-u-ri-e  i-ni  ku-bu-se-e  Аr-gi-is-ti-se  Мe-nu-a  hi-ni-se us-tu  u-ni».

На лезг. имеем: Халдие(з), еурие(з) ини къубуше Аргиштизи, Менуа(н) хва(ни)зи ушту уни. (Халди, владыке этот шлем Аргишти, Менуа сын подарил). Слова «Аргишти» и «хва» в эргативном падеже лезг. языка принимают формы «Аргиштиди» и «хвади», а на самурских диалектах – «Аргиштизи» и «хвази», то есть, мы имеем в эрг. падеже окончание – зи, а у Пиатровского – ше. Перевод слова шлем отсутствует в словаре лезг. языка. Но есть слова, однокоренные с къубуше – къубух (скорлупа, кора дерева, твердая оболочка), къуба – купол [1], къуб –  умственно отсталый, къубуч – человек с большой головой. Таким образом, корень «къуб» в лезг. языке означает твердую оболочку, купол, крупную голову. 

Надписи Аргишти I, сына Менуа. 146.

Кармир-блур. Двустрочная надпись на бронзовом щите, найденном при раскопках 1951 г. Б. Б. Пиотровский, Кармир-блур, II, стр. 51 (Т).

Богу Халди, владыке, в город Ирпуни этот щит Аргишти, сын Менуа, посвятил. Аргишти, сын Менуа, царь могущественный, царь страны Биаинили, правитель Тушпа-города.(Повторяется дважды)

Халдие еурие ини аше Иргиштизи Менуа (н) хванизи Ирпуниеди уштуни. Аргиштини Менуа(н) хва е. (Шарваланг) Биайнау е, алуси (хуьр) Туушпа е.

 

 

 

 

Величием бога Халди Сардури, сын Аргишти, это зернохранилище устроил, 1010 капи (есть)   там (в нем).2)

Халдинини Алсуишини Сардуризи Аргишти хванизи Ини шарри (царский) аре уни. 10100 капи из тини. 

В предпоследней строке мы поситали только 7 знаков:

i-ni sharri(идеограмма – «царский») a’-re u-ni, и нет там знака, прочитанного Пиотровским как – su-(u-ni).

на лезг получаем: Ини аре уни,  

на Самур. диалекте: ин аре уны;

на совр. лезг. Ин аре авуна.

Перевод: это зернохранилище устроил.

Последняя строка:

1010 ka-pi is-ti-ni

1010 капи иш тини

Диалект: 1010 каб из тыны

Лит. яз: 1010 къаб ийиз туна

Перевод: 1010  мерок собрать дал.

 

Наречия современного лезгинского языка

Лезгинский язык делится на 3 группы диалектов: кюринский, самурский и кубинский. Имеются самостоятельные говоры: курушский, гилиярский, фийский и гелхенский и др.

Кюринское наречие.

Распространено в Сулейман-стальском, Магарамхюрском, Курахском и частично в Хивском и Дербентском районах Дагестана

  • Гюнейский диалект – лёг в основу литературного языка. Распространён в Дагестане, по левобережью нижнего течения реки Самур. В Магарамхюрском и Сулейман-Стальском. (в двух районах)
  • Яркинский диалект – распространён в среднем течении реки Чираг-вацI. В северо-западной части Сулейман-Стальского района и юго-восточной части Хивского.
  • Курахский диалект – распространён в бассейне реки Курах – Курахский район Дагестана.
  • Гелхенский говор – распространён в верхнем течении реки Курах, в селении Гельхен на западе Курахского района (гелхенский говор относится к самурскому наречию).
  • Гилиярский говор – распространён в селе Гильяр Магарамхюрского района.

Самурское наречие

Распространено в Ахтынском, Докузпаринском, Рутульском, Магарамхюрском, Дербентском и Хасаюртовском районах республики Дагестан, а также в Огузском, Габалинском, Исмаиллинском, Шекинском, Агдашском, Гёйчайском, частично в Хачмазском районах, городах Хачмаз, Сумгаит, Баку Азербайджана (в 15 районах).

  • Докузпаринский диалект – распространён в среднем течении реки Самур, в бассейне реки Усухчай. Докузпаринский район Дагестана, а также сопредельные районы Азербайджана.
  • Ахтынский диалект – распространён в среднем течении реки Самур, в бассейне реки АхцахвацI Ахтынского района Дагестана, а также сопредельные районы Азербайджана.
  • Фийский диалект – распространён в селе Фий Ахтынского района, село Авадан Дербентского района и у жителей Огузского и Габалинского районах Азербайджанской Республики.
  • Мазинский диалект – был ранее распространён в селе Маза Ахтынского района. На нём говорят мазинцы, переселившиеся в село Бутар Магарамхюрского района и в другие населенные пункты Республики Дагестан, а также живущие в Огузском и Габалинском районы Азербайджанской Республики.
  • Гутумский диалект – распространён в селе Гдым Ахтынского района. На нём говорят выходцы из этого села, переселившиеся главным образом в Магарамхюрский район Республики Дагестан, а также  живущие в Азербайджане.
  • Гогазский  говор — распространён в селе Гогаз Ахтынского района. На нём говорят выходцы из этого села, переселившиеся с. Новый Гогаз, в г. Дербент, Махачкала, а также живущие  в ряде сел Хачмаского района Азербайджана: Тагиева, Кмиль – кишлах, Читнартала, Гюдекл.
  • Курушский говор – распространён в долине реки Чехичай. Селение Куруш на юге Докузпаринского района Дагестана и Новый Куруш Хасавюртовского района Дагестана, а также в Исмаиллинском и Шекинском районах Азербайджана.
  • Джабинский диалект – распространён в селении Джаба  Ахтынского района Дагестана, а также в Габалинском и Хачмазском (с. Дедели) районах Азербайджанской Республики.
  • Говор Кьилинхуьр-Фильфили – распространён в Огузском районе Азербайджана. 
  • Шекинский диалект — распространён в Шекинском районе Азербайджана.
  • Агдашский диалект — распространён в Агдашском Азербайджана.
  • Гёгчайский диалект — распространён в Гёгчайском Азербайджана.

Сравнительно сложным из Самурских диалектов является Ахтынский, так как отличается от других падежными окончаниями.

Как мы видим, на диалектах и говорах Самурского наречия говорят как жители Самурской долины Республики Дагестан, так и сопредельных районов Азербайджана. У каждого села Самурской долины в Азербайджане есть от одного до нескольких двойников. Потому что, с древнейших времен Жители Самурской долины летом находились в горах, а зимы проводили в селах, расположенных в Аране. Это было связано с тем, что летом в горах благоприятная погода, корм для стад и отар, а зимой – в горах все закрывается снегом и держать многочисленные стада, практически, не возможно. Сказанное касалось скотоводов, а люди, привязанные к сельскому хозяйству, выбирали бля постоянного жительства равнинные земли в Аране.

Кубинское наречие

Кубинское наречие лезгинского языка распространено в пределах Гусарского, на севере Губинского, Габалинского и Исмаиллинского, а также местами в Хачмазском и Огузском районах Азербайджана. В Дагестане – в правом нижнем бассейне р. Самур. Диалекты кубинского наречия не изучены. В литературе упоминаются диалект кубинский (города Куба) и кузунский.

  • Кубинский диалект – распространён в Кубинском районе;
  • Кузунский диалект – распространён в Кусарском районе.

По приведенной выше информации мы видим, что литературным языком выбран диалект, на котором говорят менее  1/10 всех лезгин,  жители одного с половиной  района против диалектов 15 районов самурских и 6 районов кубинских лезгин. Аналогичная ситуация наблюдается в городах, где число лезгин варьируется от 30 до 100 тыс. Собственно, Куринское наречие более молодое, и оно, как по числу говорящих на нём, так и по богатству оборотов, архаизмов, синонимов явно уступает Самурскому и Кубинскому наречиям. 

Если мы сопоставим объемы населения обществ Кьасум хуьр и Магьарам хуьр и нескольких крупных сел Самурской долины: Ахты, Куруш и Гиль Кусарскрго района на конец XIX —  века, то  получим следующую картину (Результаты представлены в таблице):

 

Таблица 3. Основные историко-этимологические характеристики центров диалектов лезгинского языка

 

Название насел-го пунктаТопоним Год основания Первое упоми-наниеОтселки Кол-во жителей на 1886Кол-во жителей

на 2010

Общее кол-во выходцев

(оценка)

1Ахцагь (Ахты)«Ах-цагь» —

место постоянного жительства 

Камен.

Век

VI век нашей эрыХкем,

Хуля,

Гра,

Усур, Калук, 

Гдынк,
Хал,

Коджах,

Курукал,Мид-жах, Смугул

593513400100 000
2КьурушКьуруш – болотистое местоVIII векVIII векНовый Куруш

Камар-ван

Иссмал-лы

4761860980 000
2Гьил

(Гиль)

Гелы племя Кав. АланииКамен

Век

II  в до н.э.?4500522050 000
4Кьасум хуьрКасум  

и- имя осн.

XIX вXIX вотсут.5801354820 000
5Магарам хуьрМагарам – имя осн.XIX вXIX вотсут.369 695310 000

 

Село Ахцах (рус. Ахты) – имело интересную структуру – ахтынцы жили по всей средней полосе бассейнов рек Самур и Ахцах. Села Хкем, Хуля —  Хъуляр (место пашен, хъуьл — пшеница, Гра (Грар – лестница), Усур (Ушурар от слова ушун– место для заготовки сена, Калук  — кал, пастбища,  Гдынк (гатункар – летние дни, Хал (Хъал — поссорившиеся, Коджах (Къучагъар — разбойники, Курукал (Кьурукал – ближайшие пастбища, Мид-жах, Смугул (Са-мугъ-ел – на одном пятачке) – все села, которые изначально были летними пастбищами и иными целевыми угодьями ахтынцев. 

Рис. 4. Картина П. И. Бабаева «Штурм Ахтинской крепости» — эпизод Кавказской войны

 

Собственно Ахцах-ар – постоянная база, место, где отдыхали сменщики, напоминаем, выпас скота осуществляется по сменам. И непосредственно Ахцах, как пункт, находящийся у входа в общество, выполнял функции военного поста, где со временем среди ахтынской молодежи выделили наиболее боеспособную часть – дружину (пахтачияр), освободив их от других работ. Управлялся Ахцахом совет из сорока (по числу крупных сихилов) старейшин. В момент войны собирали воинов со всего вольного общества и, смотря на объем угрозы,  консолидировались с соседними обществами. Говоря о вольном обществе Докуз-пара, мы должны иметь ввиду. Что многие села этого общества, по крайней мере, некоторые сихилы берут свои корни в Ахцахе. Бахтачияр также руководили набегами на Ширван и Грузию, известные под названием Лекооноба: «Ещё в первой половины XVIII века Густав Гербер писал, что лезгины вольных обществ Самурской долины (АлтыпараАхтыпараДокузпараРутул) совершали набеги на Грузию [13] ». Ниже мы приводим картину Дж. Кеннана 1870 года, чтобы напомнить некоторым историкам – любителям: там написано «лезгины», а не «горцы» или «дагестанцы».

Рис. Дж. Кеннан, Возвращение лезгин с набега (Returen of Lezghians from a raid), 1870 г.

Аналогичную картину отселения и формы управления было налажено и в других крупных обществах Самурской долины: Куруш, (Кра) Каракюра, Миграгь, Джаба, Мискинджа. А количество населенных пунктов в Дагестане и Азербайджане, где имеются сихилы с названиями самурских обществ: ахцагьар. кьурушах, миграгъар, крар, к1елетар, мискискар и тд. более 50. Из вышеприведенной информации видна роль и место Самурских обществ в становлении лезгинской нации и  языка. Она несравнимо велика, и в связи этим при разборе урартских и алпанских надписей и текстов логичнее работать с  самурскими диалектами, а не литературным языком. А сам литературный язык необходимо корректировать, обогащать, иными словами, привести в порядок за счет диалектов.

 Мы напоминаем, что при советской власти, когда выбирали литературный  язык, в силу ряда причин остановили выбор на Гюнейском диалекте Кюринского наречия. Одной из причин было то, что имелись разработки Услара, составленные для кюринского диалекта, которые  и взяли редакторы лезгинской грамматики за основу. Но проблема в том, литературный язык подвергнут сильному влиянию тюркизмов и фарсизмов. Он в корне отличается и от, собственно, Гюнейского диалекта. Возьмем, к примеру, названия населенных пунктов Кюре: Магарам-кент (Мегьарамд хуьр) Касумкент (Кьасума хуьр), Яраг-казмаляр (Ярагъар), Махмуд-кент (Махмута хуьр) и т.д. Такой формы названия населённых пунктов нет в Гюнейском диалекте, чьи носители называют свои сёла лезгинскими названиями. То есть сам диалект был сильно изменениям при переходе в письменную форму. Многие считают этот возмутительный факт мелочью, недостойной внимания. Так почему же лезгины меняют свои имена,  заимствованные из других языков, считая для себя унизительным и недостойным ходить с именами на подобие: Андрей, Олег, Алик, Виталик, Владик, Радик, Натик и т.д., но не ставят вопрос о возвращении сёлам исконных имён? То есть, выходит, что ходить с «некрасивым» именем считается несносным, а жить в селе с «непонятным», навязанным названием  – не так сильно угнетает. А с таких пунктов, как раз, и начинается имидж народа. Также следует рассмотреть вопрос о возвращении лезгинским рекам настоящих названий: Алпан вац1, Кьулан вац, Герри вац1, Нерин вац1 и т.д.

Такая же неразбериха имеет место и с глаголами, и с прилагательными, обросшимися тюркскими суффиксами. Точно так же, как мы наводим порядок в базе имен, следует откорректировать и очистить язык, в целом, от ненужных заимствований, обогатить язык  соответствующими словами из базы диалектов.

Говоря про новое время, мы должны подчеркнуть, что репрессивная машина Сталина, которая сотнями унесла жизни лучших представителей лезгинской интеллигенции, богословов,  ученых, уничтожила ее элиту в лице М. Лезгинцева, Н. Самурского, Г. Гаджибекова, М. Ахундова, Г. Сафаралиева, А. Фатахова и др., тоталитарный советский режим, прессовавший передовые умы народа,  не смогли сломить волю народа, передать забвению её историю и культуру.

Нажмудин
Рис. Нажмудин Самурский  — первый секретарь Дагестанского обкома ВКП(б), работал во властных структурах 1921 — 1937

У лезгин по поводу репрессий есть замечательная пословица: «Если солдат падёт, на его место встанет другой солдат», то есть, место, павших за правое дело,  займут другие, не менее серьезно настроенные, патриоты. Конечно, потери всегда горьки, но репрессии или иного рода давление не смогут повлиять на народ с древней историей в его справедливом стремлении к сохранению своих духовных  ценностей. 

Отрадно, что демократические принципы, провозглашённые в постсоветском пространстве, открыли для лезгинской интеллигенций новые возможности и платформы.  Это, без сомнений, приведет к прорыву в области изучения истории и культуры народа, даст возможность привести в порядок литературный язык, систематизировать труды по истории и т.д.

Необходимо отметить, что огромный вклад в развитие языка, культуры и исследование истории лезгинского народа внесли ученые: Искендер Къазиев, Лезги Нямет, Забит Ризванов, Ярали Яралиев, Фейруз Беделахтул, Фейзудин Нагиев  — люди, которые вписали свои имена золотыми буквами в историю лезгин, легендарные личности, посвятившие всю свою сознательную жизнь служению народу. Приведенный нами список можно продолжить, назвать десятки и сотни имен, но мы остановимся на тех, кто стоял у истоков возрождения лезгинского Эго. 

В ходе исследования нам удалось восстановить примерную картину разделения протолезгинской общности и расхождения лезгинских языков по группа и диалектами, разбить существующие в науке стереотипы «Предки лезгины — леги», «кавказо-албанский язык можно назвать Старый Уди».

Вместо этих умышленно навязанных нам извне стереотипов, которые, кстати, сильно тормозили развитие албанистики и урартологии, вообще, объективное исследование истории Древнего Кавказа и Малой Азии, мы подошли к более объективной оценке рассматриваемых вопросов. А именно: 

1)лезгины имеют в основе своего названия «лаз, лазг» (белые), а не лек, лекь (орёл), леки  являются одним из многочисленных лезгинских племен, так же как и урарты, эры, алпаны, гаргары, мушки, шаки, дидуры и др.

2) алпанский (кавказо-албанский) язык правомерно назвать старым лезгинским (Proto Lezgi), а не «старый уди», так как по таблице Сводеша с Восточно-самурскими (лезгинскими) языками совпадает 70 % алпанских слов против 30 %  совпадающих с удинским.

Согласно В. Шульце и Й. Гипперту, кавказско-албанский и протоудинский языки, составляет вместе с агульским, лезгинским и табасаранским группу Восточносамурских языков (Eastern Samur languages) [8].  То есть, алпанский язык входить в группу Восточносамурских языков, так же как и «старый Уди», но не является им.

Выводы:

  • язык, история и культура – три составляющие общенационального менталитета лезгин, и они всегда будут занимать особое место в общенациональном Эго;
  • одни из первых цивилизаций Передней Азии и Кавказа, такие как Урарту и Алпан, были созданы предками лезгиноязычных народов;
  •  урарты, алпаны и лазги (лезгины) – один и тот же народ, который на протяжении III тыс. лет сохранил стержень своего языка, менталитета, национальной идентичности;
  • урартский и алпанский (кавказо-албанский) языки входят в группу лезгинских языков, как старые лезгинские (Proto Lezgi) языки, и их современным состоянием являются языки восточно-лезгинской (собственно лезгинской) подгруппы;
  • литературный лезгинский язык нуждается в корректировке и очистке от ненужных заимствований, зачастую навязанных извне, обогащении за счет диалектной базы;
  • также следует очистить от заимствований и остальные языки лезгинской группы, что поднимет уровень самосознания и самоуважения, уровень толерантности лезгинских народов, в целом. 

Мировая культура состоит из культур отдельно взятых народов и этносов. И только взаимное уважение к истории, языку и культуре друг друга даст нам уверенность в том, что мы живем в цивилизованном, толерантном, демократическом  обществе. 

 

Библиографический список

  1.  Вопросы языкознания. – М.: Наука, 1972. – С. 24.
  2. Общественные науки в СССР: Языкознание. – М.: Академия наук СССР, Ин-т науч. информации по общественным наукам, 1978. – Вып. 1—3.
  3. Майсак Т. А. Типологическое, внутригенетическое и ареальное в грамматикализации: данные лезгинских языков // Acta Iinguistica PetropoIitana. Труды института лингвистических исследований. Т. XII. № 1. – СПб.: Наука, 2016. – С. 588-589.
  4. Iezgic (англ.). EthnoIogue: Ianguages of the WorId. Дата обращения 17 августа 2017. 
  5. Ихилов, М. М. Народности лезгинской группы: этнографическое исследование прошлого и настоящего лезгин, табасаранцев, рутулов, цахуров, агулов. – Махачкала: ДФ АН СССРИИЯЛ им. Г. Цадасы, 1967. – 370 с.
  6. AIbania Caucasica. Сборник статей. Вып. I. Отв. ред. А.К. Аликберов, М.С. Гаджиев. Российская акад. наук. Ин-т востоковедения. Дагестанский науч. центр. Ин-т истории, археологии и этнографии.  — Москва: Институт востоковедения РАН, 2015. 270 с.
  7.     Gippert J., SchuIze W. Some Remarks on the Caucasian AIbanian PaIimpsests. P. 207. Интернет-версию этой статьи см.: http://titus.fkidg1.uni-frankfurt.de/personaI/jg/pdf/jg2007g.pdf
  8. The Caucasian Albanian Palimpsests of Mt. Sinai. Vol. I. Р. II–65.
  9. И.М. Дьяконов, С.А. Старостин «Хуррито-урартские и восточно-кавказские языки». Интернет-версию этой статьи см.: http://annaIes.info/urartu/ukn/intro.htm
  10. Абу Джафар Джарир ат-Табари «Тарих ар-русуль валь мюльк»
  11. География Страбона в семнадцати книгах / Перев. с греч. Ф.Г. Мищенка. М., 1879; Страбон. География в 17 книгах / Перев. Г.А. Стратановского. Д., 1964.
  12. Майсак Т.А. К публикации кавказо-албанских палимпсестов из Синайского монастыря. Вопросы языкознания. – М., 2010. — №6. – С 95, 97.
  13. Роман Лолуа. К уточнению фонологической системы языка кавказо-албанских палимпсестов // Вопросы языкового родства №16 / 2 (2018) С. 119 – 137.
  14. Иоганн Густав Гербер. Записки о находящихся на западном берегу Каспийского моря, Между Астраханью и рекой Кура народах и землях и об их состоянии в 1728 году.
  15. Юзбашев Р. М. Характеристика современной азербайджанской топонимии // Топонимия Востока. — М.: Наука, 1969. — С. 165.
  16. Щеблыкин И. П. Памятники азербайджанского зодчества эпохи Низами (материалы) / Под ред. И. Джафарзаде. – Б.: Издательство АзФАН, 1943
  17. Гасанова С.Н. Говорим по-агульски / отв. ред. Гасанова М.А. – Махачкала: Издательство ДГУ, 2016 – 123 с.
  18. Исмаилова Э.И. Русско-рутульский словарь. – Махачкала: ИЯЛИ ДНЦ РАН, 2011 – 392 с.
  19. Аббас-Кули-ага Бакиханов. «Гюлистан-и Ирам» / Академия наук Азербайджанской ССР, Институт истории. — Баку: Элм, 1991.

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии к статье “ИСТОРИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ И ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ЛЕЗГИНСКИХ ЯЗЫКОВ, ГРУППЫ И ДИАЛЕКТЫ

    1. Там есть почта автора, пиши свои идеи туда и мы будем тебе очень благодарны. Касается всех, пишите свои предложения на почту и не мусорьте журнал. И лучшие люди вам всё разъяснят крайне вежливо и доходчиво 😂☝️

    2. Шамиль машалах/ всё чотко и дохочива написанно кто болтаит лишнего мы рядом болтливый инструмент укоротим

      1. Сагърай, Даш! Всё наши действия от Аллаха, и он дал мне возможность заниматься наукой. 😊
        А мнения людей переменчивы как погода, но надеемся, ясных дней будет больше…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.