Песни на все времена

За сухими строчками биографии Рагимат Гаджиевой, в которых отмечены только награды за заслуги, скрывается трудная и в то же время яркая жизнь выдающейся артистки. В 1950-е годы мы, учащиеся Муса, Кариб, Насир и другие дети — любители музыки Хлютской средней школы Рутульского района, почти каждый вечер собирались около годекана, где находилась наша сельская изба-читальня. Здесь, где собирались взрослые, мы, дети, не имели права находиться. И нам приходилось стоять рядом и ждать, когда откроется этот маленький очаг культуры в нашем селе. Сюда привозили 1-й в селе радиоприемник «Родина-47», который работал от больших батареек. Каждый вечер собирались сельчане, чтобы послушать концерт дагестанской музыки из Махачкалы. Среди пяти песен на языках народов Дагестана звучала и одна песня и на лезгинском языке.
Однажды зимой, в очередной раз, когда мы собрались послушать концерт, заведующий избой — читальней Ахмед Гусейнов, стоя в дверях, сказал, что в лампе кончился керосин, и он закрывает клуб. Но подошли несколько взрослых сельчан, среди них были и авторитетные из семьи Айвазовых. Они часто выступали  перед  сельчанами с лекциями о международном положении.  Все расселись. Ахмед включил радиоприемник. Лёгкий щелчок и маленькой красной точкой загорелась индикаторная лампа. Диктор, ведущий концерт, глубоким баритоном объявил: лезгинская народная песня «Шахсенем». Поёт солистка хора Даградиокомитета Рагимат Гаджиева в сопровождении трио народных инструментов. Полилась музыка. На фоне печального однотонного звука балабана, серебристый звук тары вел грустную мелодию вступления. Затем спокойным, мягким голосом в грудном регистре вступил кристально чистый женский голос:

Шагьсенем, я Шагьсенем!
КIанид хьайи бахтаварди
Вичин багьдай хабар гуда.
Кьисмат тахьай яр акурла,
Зун  лампадин багъ хьиз куда.
Шахсенем, о Шахсенем!
Кому в любви не повезло,
По себе о счастье рассуждает.
Как вижу милого с другой
Как фитилёк лампы я сгораю.

Песня звучала около трёх минут. Постепенно куда-то вдаль удалились последние звуки далёкой, волшебной музыки. Но голос певицы ещё звучал в ушах. Никто не смел нарушить эту тишину. Наконец, один из слушателей сказал, что эта пела наша Рагимат из селения Ахцах. Так я, как и многие мои сверстники, впервые услышал голос нашей неповторимой певицы — Рагимат Гаджиевой. Мог ли я тогда мечтать, что когда-нибудь не только увижу певицу, но и в составе ансамбля буду аккомпанировать самой Рагимат Гаджиевой!
Со временем наше село, как и другие населённые пункты Дагестана, постепенно радиофицировали. Теперь концерты и из Махачкалы, и из Баку можно было слушать, не выходя из дома. Формат концертов из Баку был гораздо больше, чем из Махачкалы. В эти годы в зените славы были выдающиеся азербайджанские певцы, Народные артисты СССР Бюль-Бюль Мамедов, Рашид Бейбутов, Хан Шушунский, Шовкет Аликперова и многие другие. Мы с удовольствием слушали богатейшую музыку соседей в прекрасном исполнении, но как только подходило время передачи концерта из Махачкалы, переключали радиоприемники на средние волны — 250 метров. Мы знали, что редкий концерт в эфире из Махачкалы обходится без голоса Р.Гаджиевой. Песни в её исполнении звучали из репродукторов и радиоприемников и в горных аулах, и в городских парках, всё больше завораживающе и призывно.
I960-е годы. В эти годы я, студент Махачкалинского училища мечтал увидеть кумира нескольких поколений лезгин Р.Гаджиеву. Повезло. Однажды солист оркестра народных инструментов Даградиокомитета и начинающий тогда самодеятельный композитор Омар Аюбов предложил мне сыграть на гармошке в ансамбле, который он организовал для записей на радио. Когда я узнал, что наш ансамбль будет аккомпанировать самой Р.Гаджиевой, я немедленно взял у Омара Аюбова ноты и выучил наизусть все три песни.
Песня О.Аюбова называлась «Дочь Индии». Как известно, в те годы Индия была очень дружественной с СССР страной, и наши деятели культуры вносили свой вклад в развитие этих связей. Не сомневаюсь, с Индией с её самобытной культурой у России и сейчас хорошие отношения. Вторая песня была Джамала Мехтиева «Вечерняя заря» и третья лезгинская народная песня «Печальная фиалка».
Репетировал наш ансамбль, точнее, инструментальный квартет в составе О.Аюбова (тар), Дж.Мехтиева (кеманча), В.Саркисова (нагара) и я (гармонь), в студии Радиокомитета, который находился в Махачкале по ул.Котрова, 24. После 3-х репетиций в студию приехала Р.Гаджиева. Просто, с подкупающей улыбкой, она поздоровалась с нами и села рядом с Омаром Аюбовым. О.Аюбов, указывая на меня, сказал Р.Гаджиевой, что я приехал из очень далёкого Рутульского района и мечтаю стать известным музыкантом. При этих словах я покраснел и опустил голову. Р.Гаджиева, чтобы скрыть моё смущение, спросив, с какого я селения, сказала: «Если серьёзно и упорно будешь заниматься, обязательно станешь известным музыкантом».
В эти годы Р.Гаджиева записала на радио, а позднее и в телерадиофонд свыше ста песен различных по тематике и с разным сопровождением. Певица не стремилась давать продукцию на-гора. Она знала, что каждая новая песня в её исполнении является событием для слушателей и, поэтому тщательно готовилась к исполнению и записи каждой песни. Для неё, категория — известность композитора — не играла никакой роли. Для Р.Гаджиевой главное было — оригинальность музыки, то есть, чтобы в песне были мелодические обороты, не похожие ни на какие другие песни. И конечно, главную роль играла гармония слов и музыки.
Меня в исполнении Р.Гаджиевой, особенно лезгинских народных песен, восхищали не только чистота интонации, чёткая дикция, артистизм, но и тончайшая нюансировка. Она могла петь на Fоrte, способный переглушить оркестр народных инструментов, и на одном дыхании перейти на едва слышимое    Рiаnissimo.
Певица наряду с вокальными сочинениями широко известных в то время профессиональных композиторов Г.Гасанова, Э.Ибрагимовой, С.Керимова, З.Гаджиева с удовольствием исполняла и новые песни композиторов-песенников: А.Мехмана, О.Аюбова, Дж. Мехтиева, Г.Мурсалова…
Если бы в I970-годы проводились хит-парады самых популярных песен, уверен, больше 20-ти лет первое место занимала бы песня композитора  Сейфулы Керимова на стихи Тагира Хрюгского «Хорошо, парень, хорошо!». А другая песня С. Керимова, также на стихи Т.Хрюгского «Дагестан», вот уже 50 лет звучит во всех странах, где гастролирует знаменитый Заслуженный  Государственный  ансамбль танца «Лезгинка». В фантастической популярности  этих песен, прежде всего большая заслуга первой их исполнительницы Рагимат Гаджиевой. И такой нюанс. После Р.Гаджиевой эти песни так больше никто и не смел записать.
Если бы в СССР (как много раз приходится говорить «если бы»), как в других цивилизованных странах мира, существовало бы международное авторское право, композитор С.Керимов был бы, как минимум, одним из самых богатых людей в Дагестане.
Здесь же хочу вспомнить и такое событие. Это было в I979. Главный редактор художественного радиовещания Гостелерадио Дагестана В. Сперанский, редактор музыкальных передач на лезгинском языке А.Мехман, Главный дирижёр хора  радио Ю.Авшалумов и я, старший редактор музыкальных радиопрограмм, захватили кассету с записями Р.Гаджиевой, купили большой торт и поехали на улицу Йырчи Казака,  чтобы поздравить певицу с 70-летием. В эти годы она уже не работала на радио. Жила Рагимат со старшей дочерью и внуком. Они очень обрадовались нам. Вспоминая общих знакомых и прошлые дни, пили чай с тортом. Я вспомнил о кассете и предложил всем послушать несколько песен юбиляра в записи. Рагимат Абдулмуталибовна, улыбаясь и смущаясь, сказала, что магнитофон испортился, и она лучше споёт для нас живьём. Мы знали, несмотря на тяжёлые испытания, которые выпали в жизни на её долю, она никогда не теряла духа и все невзгоды переносила мужественно. Посмотрев на очень скромную обстановку в квартире я понял, что у этой великой певицы, голосом которой восторгаются сотни тысяч людей, нет даже самого обыкновенного кассетного магнитофона. Всегда находчивый и остроумный В.Сперанский перешёл на курьезные случаи из жизни артистов и развеселил всех своим юмором.
Я долго не мог забыть выражение лица Р.Гаджиевой, когда она говорила: «…магнитофон недавно испортился…» В наше время без особого труда с помощью компьютерных музыкальных программ певцы, музыканты неплохо зарабатывают. Многие удостаиваются и почётных званий. Многие «пишут» о себе книги. Пусть будет так! Они действительно вносят свой посильный вклад в развитие песенного исполнительства республики. Но обидно то, что у кого нет за спиной влиятельного дяди или крутого родственника, о нём и власти забывают очень скоро. Политическим деятелям сооружают памятники, их именами называют улицы, на домах, где они проживали последние годы, устанавливают мемориальные доски. Но почему так быстро забывают выдающихся композиторов, певцов, музыкантов, которые своим неповторимым  искусством  прославляли Дагестан?
Однажды в числе других деятелей литературы и искусства я получил приглашение от мэра г.Махачкалы С.Амирова. Накануне встречи, я подготовил письмо в адрес мэра, в числе других предложений была и просьба установить мемориальные доски на домах, где проживали Народная артистка РСФСР Р. Гаджиева и Заслуженная артистка РСФСР С. Курбанова. Во время встречи я попросил слова, говорил, как и все выступавшие о том, как с каждым днём хорошеет наш город и т.д. и передал письмо в руки мэру. И был приятно удивлён, когда буквально через день меня пригласили в управление культуры города и попросили представить характеристики и фотографии  Р.Гаджиевой  и  С.Курбановой.
Через месяц около дома № I4а по улице Йырчи — Казака состоялся митинг — открытие мемориальной доски Р.Гаджиевой, в котором приняли участие представители администрации города, музыкальной общественности столицы и Ахтынского района. Не скрою, после установления мемориальной доски Р.Гаджиевой, мне стало гораздо приятнее бывать в этом районе города. В эти же дни мемориальная доска была установлена и на доме №I92 по ул. М.Гаджиева, где жила С.Курбанова.
Можно было эти мои воспоминания закончить так: «Песни Рагимат будут всегда с нами!» Хорошо звучит и никого ни к чему не обязывают. Конечно, «ничто не вечно под луной». И это действительно так. В мире всё меняется: и люди, и нравы, и песни… Но мы, поколение, которое любило неповторимое исполнительское искусство Р.Гаджиевой, должны сделать все, чтобы сохранить и передать эту любовь будущим поколениям. Можно издать сборник песен  «Из репертуара Р.Гаджиевой»,  написать книгу  «Вспоминая Р. Гаджиеву», провести  республиканский конкурс им.Р.Гаджиевой на лучшее исполнение песен народов Дагестана.  Читатель вправе спросить: «Мы — это кто?» И вполне справедливо. «Мы» — это никто. С инициативой в правительство, на мой взгляд, должна выйти, в первую очередь Администрация Ахтынского района, который прославила знаменитая певица. Да и много чего можно сделать в память о Р.Гаджиевой. Она заслужила это своим беззаветным служением самобытному и прекрасному искусству Дагестана.

Магомед Гусейнов,
Заслуженный деятель искусств РФ, лауреат государственных премий РД, член Союза композиторов СССР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.