О названиях дербентской крепости

О мой Великий Лезгинский Язык!
Почему твои «большие умы» тебя так унижают?

Дербентская крепость с первых дней ее существования связана с Кавказской Албанией и, естественно, исходные варианты ее названия сформулированы на языке основной массы албанских племен. Аборигены Кавказской Албании – лезгиноязычные племена, о древнем языке которых в литературе имеются отрывчатые сведения «чужих» авторов в греческих, римских, сирийских, армянских и других источниках. Только совсем недавно, в конце XX века, появились новые информации об албанцах и албанском языке, написанные самыми албанцами и на АЛБАНСКОМ (АЛУПАНСКОМ) ЯЗЫКЕ. Выявлен не только «вымерший» албанский язык со всеми его грамматическими особенностями, но и более древние его корни под названиями пеласгский, этрусский и египетский языки. В восьми томах «Истории лезгин» накоплен огромный материал по лексическому составу пракавказского языка, куда входят слова не только из лезгинских языков, но и из других кавказских (черкесских, нахских и восточнокавказских) языков. Игнорированием этого багажа мы лишаемся понимать и правильно интерпретировать топонимические названия нашего родного Лезгистана, имеющие, без сомнения, древнейшие корни.

К примеру, возьмем название моего родного села ТIАГЬИРДЖАЛ (иногда под действием второй гласной буквы, и первая произносится как «и»). Оно состоит из таких составных компонентов, которые почти не употребляются в современном лезгинском языке, что показывает его древность, как само селение (в селении обнаружены кувшинные могилы, характерные Кавказской Албании III-IV вв). Существующие интерпретации этого названия (как арабские «Тагьир» ‘чистый’, «ричал» ‘люди’ или же «объединенные по предложению одного дагестанца по имени Тагьир» – «Тагьир чIал») не соответствуют действительности потому, что название населенного пункта исходит из языка его жителей, если, конечно, в дальнейшем оно не изменено. Слово «тIагьирджал» состоит из трех частей: «тIагь» ‘сила’ (духовная; «тIем» — физическая сила, «рум» — толчок, насилие), «ир» ‘создающий, делающий’ («ир» — «ийир» — «ийидин») и «джал» от лезгинского «джалгъа» ‘соединение’ (современное диалектное лезгинское «джалгъа» ‘сустав, соединяющая часть’; современное «Джалгъан» того же происхождения). Следовательно, название «ТIагьирджал» переводится как «соединение, создающее силу» (на современном лезгинском языке – «гуьдж кутадин галкIун»). Все наши сельчане знают, что раньше вокруг реки (ныне «р. Тагьирджал») были расположены семь маленьких селений, всегда попадавших под угрозы различных расхитителей. Аксакалы этих селений решили объединяться, чтобы вместе дать отпор разбойникам, и так возник современное селение — ТIагь ир джал (‘Силовой союз’).

То же самое можно проиллюстрировать на примере названий Дербентской крепости. Сначала следует уточнить древность этой крепости. Существовала ли крепость до ее постройки персидским царем Хосровом Ануширваном (VI в.н.э.)? Результаты археологических исследований, проведенных на Дербентском холме под руководством А.А. Кудрявцева утвердительно отвечают на этот вопрос: первые фортификационные сооружения здесь возникли в VIII-VII вв до н.э. [1]. В «Алупанской книге» написано, что первые нападавшие на крепость Кьвевар, находившуюся на холме Джилга, были кочевые племена кимерики (киммерийцы) [2]. В этой же книге указано название этой крепости – «Кьвевар» — Двойные ворота. Действительно, Дербентская крепость состоит из северной и южной стен. О названии «Кьвевар» и идентичных с ним «Зовар», «Зувар» (араб.), «Дивар» (перс.) и «Диауна» — «Диавла» — «Дивара(р)» (греч., с характерной р/л- заменой) я написал раньше [3].

Современное название крепости (города) «Дарбанд» (Закрытые ворота) считается персидским. На персидском языке слово «дар» имеет несколько значений: (1) обладающий, содержащий, богатый; охраняющий, оберегающий, кладовщик, казначей; (2) виселица, брус, балка, столб, стойка (заимствовано с лезгинского «ттар» ‘дерево, перекладина, балка’; лезгинская «тт», не существующая в персидском языке, перешла в персидскую «д»); (3) место обитания, дом, жилища, город, страна, мир. Персидское слово «бäнд» означает: верёвка, шнур, повязка, пояс, ремень, сустав, дамба, плотина, пачка (бумаги), раздел, пункт, параграф, арест, заключение, браслет, наручники, кандалы. Слово «банд» на персидском означает: (1) полоса, лента, бинт, повязка, дорожка, узкая полоса (земли); (2) банда, шайка, группа [4]. Из этих значений более подходящими для слова «крепость» являются персидские «дар» ‘охраняющий’ и «бäнд» ‘дамба, платина’, которые дают «дарбäнд» ‘охраняющая дамба’,чего отсутствует в современных переводах «персидского» названия «Дарбанд» или «Дербенд».

Обе составные части слова «Дарбанд» имеются в лезгинском языке: «дар» ‘узкий, трудный’ (это слово имеется в пеласгском языке) и «банд» ‘ограждение, плотина’ (в нашем селении использовалось выражение «бандариз фена», т.е. пошел туда, где проводят ограждение, строят плотину; имеется в виду место ограждения реки Самур с проведением Самур-Дивичинского канала). С такой трактовкой название «Дарбанд» получает лезгинскую трактовку: «Узкое ограждение», «Ограждение на узком месте». Идентичность лезгинского «банд» с персидским «бäнд» считаю естественной, так как, во-первых, персы и кавказские албанцы – многовековые соседи и сегодня никто не может однозначно доказать, что это слово перешло именно с персидского в лезгинский и, во-вторых, персы – пришлый народ на территорию хурритов (о близости хурритского языка с восточно-кавказскими языками, см. И.М. Дьяконов и С.А. Старостин) и в течение около 500 лет на территории с персидскими переселенцами доминантный язык оставался хурритским.

Остается происхождение названия «Нарын къала». Сначала разберемся со словами «къала» и «кIеле». Слово «къала» ‘крепость’ считается арабским, хотя маловероятно, что на Аравийской пустыне, откуда мигрировали семиты на север, было много крепостей, чем в горных местностях, где всегда обитали лезгины. Слово «къала» в значении «крепость» имеется в шумерском письме («Шещ ка-ла» — крепость Шеш [5]), что заимствовано пришлыми семитами – аккадцами и ассирийцами. Шумеры не относятся ни к индоевропейцам, ни к семитам. Я не знаю арабское слово «къала» непосредственно или косвенно этимологически как связано с понятием «крепость». Считаю справедливым идентифицировать слово «къала» с лезгинским (диал.) «акъала» ‘закрывай’ или «акъалун» ‘закрывать’, причем существуют случаи, когда первая буква «а» редуцируется (например, Албания – Лбиния). Переход «арабского» «къала» в лезгинское «кIеле» также маловероятен потому, что все буквы «арабского» «къала» имеются и в лезгинском языке и слово легко произносится по-лезгински, т.е. нет необходимость превращения его в «кIеле».

Исходя из древности корня «кIел», можно уверенно утверждать, что лезгинское слово «кIеле», как не парадоксально, непосредственно не связано с понятием «крепость». По современному пониманию, слова «кIеле» ‘крепость’ и «кIел» ‘чтение’ («кIелун» ‘читать’) совершенно разные слова, ведь существуют слова одного и того же корня, но имеющие разные значения. Но, нет. Слова «кIеле» и «кIелун» означают одно и то же! На этрусском языке (2,8-2,9 тыс. лет тому назад) слово «кIелун» означает ‘читать’, но не вообще читать, а читать религиозный текст (в современном понимании «дуа кIелун» ‘читать молитву’) ДЛЯ СПАСЕНИЯ кого-, чего-нибудь. Они не сооружали крепости вокруг своих городов, а ежегодно читали молитву для их спасения. На «Перузинской колонне» написано, что на город Велтину они в течение 40 лет читали неразборчивую молитву, и наконец, пришел чужеземец Пер и захватил его. Следовательно, для этрусков слово «кIелун» означало ‘спасать’, хотя буквально оно переводится как ‘читать’. В этом смысле современное лезгинское «кIеле» сохраняло свое этрусское значение ‘спасать, спасение’, что вполне подходит к сооружению крепости. На современном чеченском языке корень «кIел-» составляет основу чеченских вариантов слов «спасать», «спасение», «спаситель». Это же слово в виде «гел» имеется в слове «Евангелие». Я об этом писал неоднократно. Слово «Евангелие» состоит из следующих основных компонентов: «е» (эта буква дает один звук, ее чтение как «йе» — особенность русского языка) ‘святой, добрый’. Слово «ет» на этрусском языке означает ‘священный’ («этрусски» — ‘священные русые’; «русский» от «русу» ‘русый’ или от латинского «рутул» ‘русый’; «рутулы» и «агулы» — крупные племена в этрусском обществе). Вторая часть – «ван» — это лезгинское «ван» ‘голос, весть’. Следующая часть – «гел» ‘спаситель’ (лезг., чеч. «кIел» ‘спасение, спасать, спаситель’). Итак, полная интерпретация слова «Евангелие» — святая (добрая) весть о спасителе.

Теперь о происхождении слова «Нарын (къала)». Нет сомнения в том, что первоначально крепость (или цитадель) называлась как «Нерен къала». Вторая часть слова «нерен», т.е. «-ен», окончание родительного падежа в смысле принадлежности и оно принимает различные формы с разными словами: «вакан» ‘свиньи’, «къуьрен» ‘зайца’, «кицIин» ‘собачьи’, «йаппун» ‘уха’ и др. Отождествление слова «нер» с современным лезгинским «нер» ‘нос’ – незнание древнего значения этого слова. На «Фестском диске» слог «НЕ» получен при помощи рисунка ЛОДКА. На гелхенском говоре «нер» — ‘корабль, лодка’ (гелхенец Манаф Ибеев утверждает, что на ккиме селения Гелхен имеется большой камень с рисунком ЛОДКА (КОРАБЛЬ) и гелхенцы его называют «нерен къван» ‘камень-лодка’). А какая связь между лодкой (кораблем) и Дербентской крепости? Нетрудно представить Дербентскую крепость с высоты птичьего полета: она же копия огромной лодки с двумя боковыми бортами (стенами), соединяющимися на Дербентском холме (в цитадели)! Это — КРЕПОСТЬ-ЛОДКА (или же КРЕПОСТЬ-КОРАБЛЬ, если, конечно, тогда плавали корабли на Каспийском море). С другой стороны, Дербентская крепость имеет вход только с моря, только лодкой (кораблём) можно было входить в ее гавань.

С захватом наших территорий турками-сельджуками началось изменение топонимических названий на тюркский лад. Непонятные для тюрков названия были озвучены по, так называемой, народной этимологии как тюркские слова, близкие по форме, но совершенно чуждые по значению. Например, в Азербайджане между городами Куба и Баку имеется гора с бывшим названием «Бармак» (см. А.К.-А. Бакиханов) и похожий по своей форме на папаху (лезг. «бармак» ‘папаха’). Этого слова нет в азербайджанском языке, но есть слово «бармаг» ‘палец’ и чтобы уподобить его к форме горы, придумали «Бешбармаг» ‘Пять пальцев’ (естественно не раскрытие, а согнутые в виде пирамиды). В Кусарах есть прекрасный родник с холодной водой – «Къайи булах». Азербайджанцы, не понимая значение слова «къайи», заменили название родника своим словом «Къара булаг» ‘черный родник’ (точно также перевели «къайи йад» в «къара су»). Другой пример, знаки букв финикийского алфавита — заимствованные силлабические знаки пеласгского иероглифического письма. Буква «А» — пеласгская силлабограмма с названием «ГIал» ‘хижина, палатка’. В финикийском языке не оказалось этого слова и его заменили по народной этимологии на финикийское «гIалева» ‘бык’, а букву повалили на бок, чтобы получить РОГА БЫКА. Это название буквы «А» перешло в греческий язык, как бессмысленное «альфа», совершенно теряя свое исходное значение. Идентичным образом азербайджанские тюрки незнакомое название «Нерен» заменили на свое «Нарын», не имеющее ничего общего с понятием «крепость»: на азербайджанском языке «нарын» означает ‘мелкий, размельченный, хорошо размолотый, порошкообразный’ [6].

К великому сожалению, мы, как правило, ищем этимологию лезгинских слов в других языках, только не в лезгинском языке. При этом иногда даже отрицают существование какого-то исконно лезгинского слова в нашем языке. Как не ужаснуться, когда один «знаток» лезгинского языка вполне серьезно утверждает, что слово «зурзалаг» ‘землетрясение’ нет в лезгинском языке, есть слово «залзала» ‘землетрясение’, заимствованное у арабов. Уверен, что ему даже в голову не приходится, что «залзала» — это и есть наше «зурзалаг», попавшее в плен захватчику. Неужели И.Сталин был прав, когда провозгласил: «Попавший в плен – враг народа». Именно таким образом, не только наши прапрадедовские земли, но и Великий лезгинский язык тысячелетиями был разграблен различными грабителями. Думайте сами, почему слова «гав» ‘дикий бык’, «га(в)миш» ‘буйвол, букв. похожий на дикого быка, как дикий бык’ должны быть персидскими, тогда как эти слова встречаются в пеласгском языке четырехтысячелетней давности (тогда персы вообще не появились на земле хурритов)? Почему слово «барцIак» ‘буйволёнок’ понимается как «барцI» ‘волк’ («-ак» — суффикс), а не как «бал(а) цак» (с известным переходом «л» на «р») ‘детёныш буйвола’ («цак» на гелхенском говоре ‘буйвол’, на пеласгском письме рисунок БУЙВОЛ дает слог «ЦА»)? Кто кому дал право «облегчить» литературный лезгинский язык, исключив исконно лезгинские фонемы? Наоборот, его надо обогатить и еще раз обогатить за счет не чужих, а его же диалектных фонем и слов. Кто наслаждался заменой «джир» на «жир», «хIед» на «гьяд», «ттам» на «там», «ччил» на «чил», «ккал» на «кал» и др.? Спасибо азербайджанцам, которые перевели лезгинское «ттай» ‘жеребёенок’ на близкое ему «дай(ча)», а не на «тай», как поступили мы – лезгины, спасибо персам, которые перевели лезгинское «ттар» ‘дерево’ на близкое ему «дар», а не на «тар», как поступили мы – лезгины (лезг. «ккам» ‘шаг’ — перс. «гам», у нас «кам»; лезг. «ттум» ‘хвост’ — перс. «дом», у нас «тум»; лезг. «ттугъ» ‘напиток из раствора кислого молока’ — перс. «дуг», у нас «тугъ» и т.д., и т.п.). Куда исчезли наши недавние крики, переживания, страдания, жалостные стоны по поводу необходимости пересмотра современного лезгинского литературного языка? «Мы любим наш лезгинский язык» — гласит лозунг, а на деле не видно даже элементарного уважения лезгинскому языку. Обидно, ох, как обидно!

ЛИТЕРАТУРА

  1. Кудрявцев А.А. Древний Дербент, М., 1982, с.28-43.
  2. «Алупанская книга» // Яралиев Я.А. Алупанская (Кавказско-Албанская) письменность и лезгинский язык. Махачкала, 1995.
  3. http://lezgi-yar.ru/news/derbent_dvojnye_vorota/2016-10-30-4897.
  4. Персидско-русский словарь. ТТ I,II; М., 1983 (60 тыс. слов с транслитерацией на кириллицу).
  5. Канева И.Т. Шумерский язык. С.-П., 1996.
  6. Х.А.Азизбеков. Азербайджанско-русский словарь. Баку, 1965 (на азербайджанском языке).

Ярали Яралиев

Комментарии к статье “О названиях дербентской крепости

  1. Т!алабзава журналдин редакциядивай З.Ризванован Лезгистан поэма чап авун !!!
    ЯРАЛИ бУБАДИЗ сагъвал хьурай Лезги халкь патал ч!ехи зегьмет ч!угвазвай .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.