Мои университеты

Незабываемые встречи с Забитом Ризвановым
Ашуг Нусрет перед комиссией партноменклатуры 
Начиная с 1959 года в городе Кусараы функционировало литературное объединение лезгинских писателей «Рик1ин гаф», созданное Забитом Ризвановым. Как правило, пишущие люди не только Кусарского, но и соседних районов собирались в последнее воскресенье каждого месяца в Кусарском Дом народного творчества, директором которого был Забит Ризванов. Часто приезжали и дагестанские писатели: помню Кадира Рамазанова, Шихнесира Кафланова, Алирзу Саидова и других.

Однажды (возможно в 1967 году), я увидел в Доме народного творчества ашуга Нусрета со своим коллективом. Узнал, что, оказывается, лезгинские ашуги, певцы, музыкальные коллективы для того, чтобы выступить с концертными программами в селениях Кусарского района должны были заранее получить добро от специальной комиссии, состоящей из местных чиновников. Скоро в Доме народного творчества появились представители райкома КПСС, райкома ВЛКСМ, а также отдела культуры райисполкома.
На первом этаже Дома народного творчества был небольшой зал, который постепенно, в течение нескольких лет превратился в своеобразный музей культуры и истории лезгин, благодаря Забиту Ризванову и другим прогрессивно мыслящим представителям кусарской интеллигенции. Там было собрано множество древних вещей, найденных случайно во время постройки новых дорог и каналов. Именно эти экспонаты позже стали главной базой для будущего краеведческого музея в Кусарах.
Слушать неповторимое звучание песен ашуга Нусрета, нашедших путь к сердцу каждого лезгина, было приятно. Он был не только исполнителем, но и композитором, и автором текстов многих песен, новатором в своем искусстве. Кроме ашуга Нусрета песни исполняли две молодые красивые девушки, тоже ашуги. Мы восхищались их мастерством, смотрели и слушали с удовольствием. Со сцены (сцена на один кирпич был выше зала) пели о любви к женщине, к родине, к родной природе.
По возвращении в свое родное селение я сообщил друзьям, односельчанам о предстоящем приезде труппы ашуга Нусрета с концертом. Но в течение месяца он и его ансамбль так и не появились у нас. Через месяц, когда мы вновь собрались в Кусарском Доме народного творчества, я сказал Забит-муаллиму:
— Почему-то ашуг Нусрет не появился в нашем селении…
Забит-муаллим ответил:
— Ему не разрешили выступать в селениях района.
— Почему? – удивился я.
Не верилось, что члены комиссии (все они были лезгинами) могут не разрешить выступления талантливого и любимого народом ашуга.
Забит Ризванов ответил:
— Если бы ашуг Нусрет восхвалял Компартию, бездарных чиновников, пел про соцсоревнование, об ударниках коммунистического труда, ему бы разрешили. А он сочиняет и поет песни о любви, о красоте природы, об обычных желаниях и высоких мечтах народа. Его песни – о чувствах и настроениях простых людей. При том он поёт на лезгинском языке. А работники партии, комсомола, исполкома – чиновники, со своими страхами и комплексами. Для них народ – это только толпа. Исполнение лезгинских песен пугает их больше, чем злой демон Кускафтар…
Как я стал выступать в Театре миниатюр при Кусарском Доме народного творчества
После демобилизации из армии весной 1970 года, я находился в селении Дустагир. Однажды слышал, что вечером в сельском клубе состоится концерт нового театра из райцентра. Вечером во дворе сельского Дома культуры и встретился…с Забитом Ризвановым. Оказывается это был первый «культурный поход» по сёлам района только что созданного им Театра миниатюр при Кусарском Доме народного творчества, и по этой причине Забит-муаллим сам сопровождал молодой коллектив, чтобы узнать мнение зрителей, что-то поправить, добавить, улучшить театральные постановки.
В программу коллектива Кусарского Дома народного творчества входили интермедии и новые песни. Автором интермедий был сам Забит Ризванов. Представление прошло успешно, под аплодисменты.
Я был рад увидеть Забит-муалима. Он спросил, чем я занимаюсь сейчас и что намерен делать в будущем? Я ответил, что готовлюсь к вступительным экзаменам в институт. Он поинтересовался, продолжаю ли я сочинять рассказы и стихи, или это было временное увлечение. Я ответил, что продолжаю писать, но почему-то, сочиняю только сатирические тексты.
— Это естественно, — заметил он. — Ты стал взрослым, и на мир смотришь по-взрослому.
Потом он добавил:
— Это хорошо, что ты пишешь сатирические стихи. В программе нашего Театра миниатюр не хватает сатирических куплетов. Присоединяйся к нам, в программе выделим тебе номер.
Таким образом, я стал как бы артистом этого удивительного Театра миниатюр, между прочим, единственного в своем роде на весь СССР, и целый месяц путешествовал с ней по селениям Кусарского района. Я со сцены читал свои сатирические стихи о бюрократах, пьяницах, лжецах, мздоимцах. В рамках Театра миниатюр я выступил в селениях Муруг, Аджахур, Муджух, Яргун, Пирал, Гадацейхур и др.

Студенческий ансамбль песни и танца при Доме народного творчества Азербайджана
В 1971 году среди студентов Бакинских вузов возникла идея создания лезгинского ансамбля песни и танца. Решили обратиться в Республиканский Дом народного творчества Азербайджана. Его директором был писатель Г.Мусаев. Он нас встретил приветливо. Когда мы сообщили ему о своих намерениях, он обрадовался. Оказывается, для этой радости была еще одна причина.
Его отец, канатоходец, был родом из Дагестана. Однажды, во время спектакля в Ширване, он упал с каната и сломал ногу. Так как он был не транспортабельным, пришлось его оставить в течение месяца там в семье одного азербайджанца. В этот период канатоходец успел влюбиться в дочь хозяина дома. Таким образом, Г.Мусаев родился не в дагестанских горах, а в Кюрдамирском районе Азербайджана.
Директор Республиканского Дома народного творчества Азербайджана нашел для нашего ансамбля художественного руководителя, бывшего танцора Дагестанского государственного ансамбля танца «Лезгинка» (его звали Мустафа, к сожалению, фамилию не помню). Он оказался не только талантливым танцором, но и требовательным художественным руководителем. Как «дипломанта университета» Забита Ризванова, меня избрали администратором ансамбля.
В течение месяца около ста парней и девушек старательно тренировались. В начале второго месяца художественный руководитель выбрал самых перспективных – десять пар талантливых танцор и танцовщиц. Мы пригласили Забита Ризванова в Баку, посмотреть репетицию ансамбля.
Я встретил его на автовокзале г. Баку. В начале зашли в сосисочную, Забит-муаллим сказал, что таких сочных и вкусных сосисок в Кусарах нет. Потом поехали в Дом пионеров, расположенный по улице С.Вургуна, выше рынка «Дагусти базар». Там имелся небольшой зал, с зеркальной стеной, где занимался ансамбль. Собралось большое число людей. Многие заранее знали, что сегодня приедет Забит Ризванов и ждали его, хотели увидеть его реакцию на происходящее
Забит Ризванов посмотрел репетицию с удовольствием, воодушевленно, потом высказал свои пожелания. Он был рад. Он был счастлив: в столице республики начал действовать, хотя и самодеятельный, но республиканский лезгинский ансамбль песни и танца. Он пожелал нам успехов, выразил свое удовлетворение и пожелал нам прославиться так же, как и Дагестанскому государственному ансамблю танца «Лезгинка».
Мы тогда не знали, что соответствующие органы уже думают, как приостановить деятельность нашего самодеятельного танцевального ансамбля. Мы даже помыслить не могли, что танцевать можно только тогда, когда на это есть разрешение сверху. После летних каникул мы не могли вновь собрать коллектив: родители, пережившие сами ужасы сталинских репрессий, во время летних каникул, по «рекомендации сверху» учили своих детей «уму-разуму».
Вспоминаю эти встречи с Забитом Ризвановым, а в душе нарастает острое ощущение. Кажется, что я по-прежнему стою рядом с ним, и очарованно беседую, как в те незабываемые дни.

Фейруз Бадалов,
кандидат исторических наук

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.