За будущее и прошлое!

Мирзабек АлимовКак эколог начинает свою партию и выигрывает.

Есть такая профессия — Родину защищать! Правда, эта категория профессионалов Родину защищают от техногенных и прочих, человеческих рук, деяний и ущерба, наносимого Природе-матери. Диде-Ватан, диде ТIебиат.

Один в поле воин!

Мирзабек Алимов – человек – «один в поле воин». Эколог без страха и упрека. Когда я познакомился с ним лет пять назад, я был и удивлен и смущен его сверхчеловеческим порывом бороться за естественное право жить в чистых условиях, невзирая ни на что. Защищать экологи­- ческое (хоть и худое) благополучие Южного Дагестана, Самурской долины.
Все началось в далекие 60-е годы, когда советское правительство решило нам, бедным аборигенам-туземцам подарить золото из наших же ущелий. Там нарыли, тут нарыли – копали до начала 80-х годов ХХ века. Геологоразведка шла; показала наличие меди и золота. Однако разработка не стоила свеч – нужно было выселять народ. В густонаселенном пункте такие экологические вскрытия производить – себе дороже. Так думали социалистические функционеры, а в 90-х пришли иные – капиталисты (в российском воплощении — пофигисты, беспредельщики, вульга­- ристы) и пошли искать, где бы что нарыть для себя любимых. Наткнулись на Кизил-дере – Золотую долину и думали «сейчас используем этот лакомый кусочек для собственного светлого будущего». У стен Кавказских отрогов появилась лоснящаяся морда капиталиста. Русская медная компания (РМК) начала рисовать планы и виды на очередное вскрытие Золотой долины. И тут появляется он. Худощавый, но сердитый – настоящий горец, лекь – Мирзабек Алимов. Со знанием дела, он юридически выверено стал выстраивать редуты против прихода экологических гангстеров. В конце концов и жители Хнов — места дислокации одной из группировок РМК, пригрозили взяться за вилы да топоры. В Российской Федерации есть Конституция, которая черным по белому прописала права народа на недра. Без разрешения народа никаких вскрытий делать нельзя. Но капиталисты всегда руководствуются другими правилами и другой культурой.
И вот – победа. Компания отступила, потом говорили, что им необходимо было только IPO: сыграть на повышение акций на лондонской товарно-сырьевой или какой еще бирже.

Штольни и разгильдяи

Следующим этапом экологической борьбы Алимова было законсервировать порядка двух десятков штолен и рудопроявлений, которые остались с советских времен. Дело в том, что, когда геологоразведку прекратили, а проект разработки и добычи меди свернули в начале 80-х годов, в долине остались не закрытые шахты, из которых подтекают в притоки реки Самур и в природу ионы тяжелых металлов. Сюда я выезжал два раза (в 2010 и 2015 гг.), в последний раз, мы с Алимовым наблюдали не только стоки, но и отвалы, которые в воздух выделяют ядовитые газы, потихоньку подтачивая экосистему долины. Советское правительство тогда вопрос консервации возложило на правительство Дагестана. Но потом грянула перестройка, деньги и время на этот проект так и не нашлись. Пришла гласность и консенсус, а жизненно важный вопрос экологии был отложен в долгий ящик.
Однако ядовитые отвалы и стоки отравляют экологию с куда большей скоростью, чем мы можем предположить. С учетом того, что Самур – река международная и с нее питаются не только жители Юга Республики Дагестан, но и Север Азербайджана (и Баку на треть) можно предположить, что вопрос экологии и консервации, к которому на протяжении десятка лет пытается приковать внимание чиновников Алимов, не праздный, а выходит на межгосударственный уровень.
В 2015 году в рамках проекта Кунацкая на дагестанском телевидении (РГВК «Дагестан») мы посещали Кизил-дере с Мирзабеком Алимовичем и тогда глава с. Хнов Эльсон Махмудов подтвердил мне, что проект консервации результатов буро-скаженных работ еще в 2013 году был включен дагестанским правительством в перечень проектов для финансирования. Но, как говорится, пока воз и ныне там. А тут еще кризис грянул – опять не повезло?
Недавно я встречался с Алимовым на радио, где он сказал мне, что основная цель (наряду с тем, чтобы обратить внимание государевых мужей к экологическим проблемам Юждага) – это разбудить народ, чтобы он сам начал задумываться и бороться за свои экологические права. Тем более, что вопросы экологии – куда важнее вопросов живота: не будет чистой воды и воздуха – всем будет плохо. Подрастающему поколению, тем более. А страдающая экология – это один из факторов, которые вгоняют народ в рабство. Больные люди становятся жертвами фармакологии, коррумпированной медицины; покидают свои насиженные места и в конце концов теряют свою Родину. Поэтому Родину защищать можно по-разному. А экологические рубежи Родины защищать не только почетно, но и жизненно необходимо.

За науку, за историю!

Мирзабек Алимов, имеет еще одну ипостась. Он руководитель «Фонда Лезгины». Общественная организация практически выполняет миссию по сохранению исторической памяти, совершая в лице Алимова экспедиции по всему Юждагу. Недавно он вернулся с очередной археографической экспедиции, откуда привез не только массу впечатлений, но и артефакты, черепки, осколки гончарных изделий, возраст которых от 7 до 1 тысяч лет. С удивлением для себя открыл, что существовали ряд способов производства гончарной посуды. Одна из технологий, описанная еще этнологом Сария Агашириновой, называлась «кахульской». Это когда в гончарную смесь добавлялся шим (лезг. яз.) – куски сланцевой породы с темно-голубым отливом, что придавало посуде особую прочность. Передо мной и фрагмент блюдца с золотым напылением периода средневековья. Возможно, из того самого золота, добытого в Кизил-дере. Алимов обнаружил в с.Мискинджа Ахтынского района ряд старинных гончарных печей для обжига керамических изделий. Таким образом, установлено, что Мискинджа был крупным центром гончарного производства, о чем ранее не было известно. Южный Дагестан является древнейшим местом обитания человека. Сундучные могилы, погребение стоя, другие обнаруженные Алимовым исторические артефакты говорят за то.
Повышение экологической культуры и сохранение исторической памяти – два меридиана, по которым ходит наш кунак Мирзабек Алимов. И за это надо ему сказать, как минимум: сагърай, халу! Ну и поддержать, кто чем может. Потому что благодаря таким людям и прирастает новыми идеями и новой историей наш Лезгистан.

Ханжан Курбанов,
Кизил-Дере-Махачкала

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.