Алупанский язык (Аннотированное содержание Т. 9 «Истории лезгин»)

Цивилизация каждого человеческого общества начинается с его оседлой земледельческой культуры. Зародыши этой культуры появляются с неолитовой революцией, т.е. когда собирательная культура заменяется культурой выращивания. Оседлость общества, его земледельческая и животноводческая культура коренным образом преобразует разумного человека, появляется необходимость проведения хозяйственных расчетов и, в конечном итоге, создается письменность, как высшая форма любого цивилизованного общества.

Существуют различные этапы развития письма и все они связаны с рисунками: сначала рисунки передавали целую картину с предполагаемым сюжетом, затем они передавали отдельные слова («ноги» — ‘ходить’, «рот» — ‘кушать’, ‘говорить’ и т.д.), а в дальнейшем, рисунки – это определенные слоги (силлабическое письмо) и, наконец, они соответствовали буквам (алфавитное письмо). Нас интересует форма письменности, которая передает языковые особенности общества. Это – силлабическое и алфавитное письма. В обоих случаях слоги или буквы передают слова, из которых состоят предложения и целый текст письма. В самом начале развития письма, т.е. в слоговом письме, выражались наименования товаров в хозяйственных расчетах, «печати» с именем владельца товара и т.д. Постепенно письмо входит во все сферы человечес­кой деятельности, не оставаясь в рамках только хозяйственных расчетов, оно превращается в одно из основных средств общения людей между собой.

1. ЯЗЫК И ПИСЬМО. ЯЗЫК ПИСЬМА

Такая письменная форма языка, несомненно, базируется на разговорную речь данного общес­тва, а она многогранна. Гипотетически можно принимать ее диалектную разновидность, специфические термины, охватывающие различные сферы жизнедеятельности человека, древние слова на языке старшего поколения, заимствованные из языка соседних, не имеющих свою письменность, племен и др. Кроме того, все ли слоги в словах разговорной речи можно передать при помощи рисунков? Обычно рисунки передают открытые слоги – СГ (С – согласная, Г – гласная буквы), а как поступить в случае закрытых слогов – СГС? В индоевропейских языках часто встречаются слоги, где подряд идут согласные буквы – ССГ, СССГ (например, «грач», «вдруг» и др.). М. Вентрис — дешифровщик «минойского» линейного Б при помощи древнегреческого языка читает слоги письма «КА-КО», как «кхалкос» ‘медь’.

В слоговом письме каждый слог письма изображен рисунком, название которого начинается именно с этого слога. Следовательно, нужно подобрать рисунок такого предмета (животных, птиц, растений, частей тела и др.), который был бы легко нарисуем, знаком всем с известным наз­ванием. С другой стороны, один и тот же слог можно получить при помощи различных рисунков, названия которых начинаются с одним и тем же слогом. Такой случай приводит дешифровщика в затруднительное положение, когда он совершенно не знает ни древнего языка, ни другого языка-ключа, необходимого для раскрытия тайны этого древнего языка. Действительно, на первый взгляд, как можно получить один и тот же слог при помощи различных рисунков?

Следовательно, язык письма понятен для тех, кто пользуется (точнее воспользовался) им, причем древние люди писали на этом письме свои повседневные сообщения, информацию, требования, а не использовали его для того, чтобы оставить информацию на размышление после­- дующим поколениям. По этой же причине в языке письма могут иметь место такие тонкости, которые давно исчезли вместе с их пользователями и современные дешифровщики абсолютно не могут их даже представить, так как они считают, что древний язык в течение 500-600 лет меняется до неузнаваемости, т.е. почти исчезает. Получается, что мы никогда не сможем достоверно узнать язык письма людей, создавших великолепные цивилизации древнего мира.

Но, оказывается, положение не так пессимис­тично, ведь М. Вентрис дешифровал «минойское» линейное «Б», Б. Грозный дешифровал хеттское письмо, а Ж.-Ф. Шампольон – египетское письмо, хотя другие формы «минойского» письма, до хеттское (хаттское) письмо остаются загадочными. Что касается дешифровки египетского языка, то близкое с ним знакомство явно показывает непригодность работ современных египтологов, последователей Ж.-Ф. Шампольона. Фиаско попыток дешифровки вообще иероглифического (рисуночно-слогового) письма заключается в неправильной интерпретации рисунков и абсолютное отсутствие акрофонической связи между текстом и названиями рисунков. Несмотря на это, существующие дешифровки иероглифического письма (особенно египетского) общеприняты, так как других более разумных дешиф­- ровок нет.

Некоторые ученые категорически против применения акрофонического метода для дешифровки иероглифического письма, хотя они приз­- нают акрофонию в качестве истоков происхождения той или иной письменности. Они утвержда­ют, что многие рисунки на «Фестском диске» можно интерпретировать по-разному, названия некоторых предметов не ясны и даже с «ясными» знаками дело обстоит не совсем просто. В итоге ни один из 45 знаков «Фестского диска» не может быть назван с полной уверенностью. Нами применен в качестве языка-ключа для дешифровки «Фестского диска» один из крупных языков кавказской семьи – лезгинский и пришли к поразительным результатам: не только идентифици- рованы все 45 рисунков «Фестского диска», получены слоги из их лезгинских названий, из слогов слова, а из слов предложения, понятные на лезгинском языке, но и уточнены названия некоторых рисунков, установлены лицевая и обратная стороны Диска, направление чтения текста и, самое главное — найдены вполне удовлетворительные ответы на самые тонкие вопросы — почему некоторые рисунки выделены черточкой («вирамой») внизу, почему на некоторых местах Диска имеются явные исправления. Кроме того, этим же языком-ключом дешифрованы и интерпретированы 140 образцов других форм «минойского» письма – «царские печати», линейное письмо «А», линейное письмо «Б», кипро-минойское письмо. Установлено, что критское письмо догреческого населения Балканского полуострова и Эгеиды, условно названное А. Эвансом «минойским», принадлежит пеласгам, язык которых удивительным образом сохранился в современном лезгинском языке. Невероятно, но факт на лицо!

На языке хаттской иероглифики, хурритской и урартской клинописи много слов, понятных на современном лезгинском языке. Письмо кавказских албанцев написано на древне-лезгинском языке. Наконец, нами дешифровано 9 образцов египетской иероглифики, среди которых были крупные тексты – «стела Аменемхета», «Разговор разочарованного со своим Ба» и «Розеттский камень», установлен слоговой характер египетского письма, вопреки утверждениям современных египтологов, и, что язык письма хорошо укладывается в рамки современных кавказских языков, в основном, лезгинской подгруппы.

Таким образом, появляется общая картина – догреческое население Балкан и Эгеиды (пеласги), мессопотамцы (хатты, хурриты и урартийцы), кавказские албанцы (лезгины) и древнейшее население Северной Африки (египтяне) говорили на родственных языках. Такой вывод подтверждается археологическими доказательствами, сведениями древних историков и мифологическими представлениями.

Археологические доказательства. Долгое время в исторических представлениях ученых господствовало убеждение, что самой древней цивилизацией на Земле была шумерская. Однако, в ходе раскопок 1961-1965 гг, проведенных английским археологом Дж. Меллартом, были представлены убедительные доказательства, что именно Чатал-Хююгская культура Анатолии (Малой Азии) являлась первым очагом человеческой цивилизации. Именно здесь люди раннего неолита впервые научились выращивать злаки искусственно, вскапывая предварительно землю палками, а позже мотыгами, и сжинать первые хлеба. Самые ранние культурные слои здесь относятся к 7400 г. до н.э. Примерно, в VI тыс. до н.э. в результате вековых колебаний на всем Ближнем Востоке наступает длительная засушливая эпоха, поля центральной части Анатолии высыхают, гибнут Чатал-Хююгская и родственные ей культуры. Население древнейших культурных центров Анатолии вынужденно пересе­- ляется на Балканскийи и Апеннинский полуострова, в Египет, в Закавказье и на Кавказ, в современный Афганистан, Индию и частично осталось в Анатолии.

Другой пример. Археологи утверждают, что глина, из которого был изготовлен «Фестский диск», найденный в древнем городе Фест острова Крит, не критского, а малоазийского происхождения. Предполагается, что диск был переправлен в город Фест из Малой Азии. Такой вывод согласуется с содержанием надписи на Диске – это письмо, отправленное одним царем другому, что он немедленно отправляет надлежащую дань. Из текста видно, что такие письма были и раньше и второй царь долго задерживает необходимый долг и, очевидно, ответил, моль «Пусть не умирает, вернем да», на что на другой царь отвечает: «Пусть не шутит со мной, сказав, “пусть не умирает”, а “пусть не умирает” скажет Кучуху». Кучух – божество клятвы («Гарант клятвы») хурритской мифологии: кто клялся, но не выполнял обещанное, Кучух его обязательно наказывал. Этот факт также подтверждает, что критяне и малоазийцы говорили на одном и том же языке.

ДНК фараона Тутанхамона. Сенсационные результаты были получены в Центре генетических исследований, расположенном в Цюрихе, куда их египетские коллеги передали часть ДНК, извлеченную из мумии фараона Тутанхамона. Ученые сравнивали его по гаплогруппам (R1b1a2) – характерным наборам фрагментов ДНК, которые передаются из поколения в поколение почти в неизменном виде, и пришли к выводу, что общий предок Тутанхамона, имеющий гаплогруппу R1b1a2, жил на Кавказе около 9,5 тыс. лет назад.

Сведения из «Одиссея» Гомера. И.В. Машников прямо ставит вопрос: «Существовало ли во времена Троянской войны в районе Эгейского моря единое наречие, которое бы все народы европейского и малоазийского побережий свободно понимали?». В качестве утвердительного ответа он приводит следующие аргументы. В Троянской войне ахейцы с троянцами не только обмениваются обидными выкриками, но и свободно разговаривают. Более того, Одиссей, одевшись в лохмотья, идет на разведку в Трою. И никто не подозревал в нем иноземца. На подобную вылазку можно было отважиться, только владея фригийским в совершенстве, как троянец.

Царь Пелопс, по имени которого и получил свое название полуостров Пелопоннес, перебрался со своим народом в Европу из Малой Азии, откуда был изгнан царем Илом, основателем Трои. Зачинщиками Троянской войны были внуки Пелопса – Менелай и Агамемнон, защитниками осажденной Трои – внуки Ила. Разве нельзя предположить, что внуки Пелопса и Ила говорили на одном языке – языке своих дедов? Действительно, Одиссей, возвращаясь из-под Трои и попадая к разным народам, не ощущает языкового барьера.

Мифологические представления. Основатели древнего города Вавилона говорили на одном языке. Они создавали великолепные дворцы, самые высокие башни, а это не понравилось богам. Они говорили: «Вот, что творят люди, когда они говорят на одном языке, когда они понимают друг друга. Они поднимаются так высоко на небеса, стремятся к богам». И они лишили людей общего языка, люди начали говорить на разных языках, не понимали друг друга и разош­лись по всему миру.

В 1994 году мы обнаружили книгу в виде 50 страниц фотокопии, написанную на языке и графикой кавказских албанцев. Из-за неизвестности автора и названия книги, мы ее условно называли «Алупанской книгой» и дешифровали при помощи того же лезгинского языка-ключа. Вот, что написано на ее первой странице: «Бог создал Итема (Адама). Десятый потомок Итема был Нугь (Ной). Третий сын Нугьа был Йафиз. У Йафиза было 8 сыновей. Его младший сын – Гьемер. У Гьемера было 3 сына. Его младший сын – Таргум. У Таргума было 8 сыновей. Его младший сын – Алуп. При разделении владений земли от нижнего до верхнего морей и от нижних до верхних гор были переданы Алупу». Мы полагаем, что здесь имеется в виду нижнее море – Средиземное, верхнее – Каспийское, нижние горы – Иранское нагорье, верхние – Кавказские горы, т.е. все население Малой и Передней Азии, Закавказья и Кавказа – потомки Алупа и, естественно, они говорили на одном и том же языке. Мы его называем Алупанским языком.

2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ МИФОВ

Согласно дешифрованным нами образцам критского письма, догреческое население Балканского полуострова и Эгейского архипелага, условно названное А. Эвансом «минойским» в честь легендарного царя Крита Миноса, были пеласги. Сведения древних историков о пеласгах были настолько невероятными, что их считали легендой. Пеласг указал людям, как строить хижины и одеваться в свиньи кожи. Пеласг научил также жителей Аркадии питаться желудями, что переносит нас в мир преданий самой глубокой древности. Геродот пишет, что пеласги сначала молились богам, не называя их по имени. После того, как додонский прорицатель согласился принимать варварские имена богов, они при совершении жертвы называли богов по имени.

Важнейшее проявление всякой древней культуры – мифология. Миф – это не только баснословное предание о незапамятных временах, но и способ познания и освоения человеком окружающего мира. Пеласги, как и любое древнейшее общество, постепенно складывают свои мифы и легенды, начиная с самой примитивной формы и достигая до уровня высоко- и всесторонне развитой цивилизации. Когда греки появились на Балканском полуострове, у пеласгов были уже полностью сложившиеся космогонические представления, своя полноценная мифология с пантеоном богов, с их легендами, а греки их только заимствовали. Вся древнегреческая мифология, легенды, названия богов и их атрибуты (функции) были пеласгскими.

Письменность, как древнейшая форма любой цивилизации, создается носителями этой культуры на своем языке и на своих соображениях. В том числе письменность пеласгов, как высшая форма Критской цивилизации, создана пеласгами на пеласгском языке и при помощи придуманных ими же приемов. Причем, пеласгская (критская) письменность – первая письменность в Европе. Такими же первыми являются хаттская (протохеттская) иероглифика, шумерская, хурритская и урартская клинопись в Малой и Передней Азии и египетское письмо в Северной Африке. Эти письменности имеют свои древнейшие связи с бактрийской (Афганистан) и харрапской (Индия) цивилизациями. Это – так называемая «единая средиземноморская культура» и именно на письменности этой культуры написана единая средиземноморская мифология. Самая древняя пись­- менность этой единой средиземноморской культуры – это и есть пеласгская письменность и вполне вероятно, что самые древние мифологические анналы («книги»), входящие в основу Ветхого завета, написаны (помимо малоазийской клинописи) именно этой письменностью.

Следовательно, мифологические термины, наз­вания богов, их атрибуты, легенды изначального Ветхого завета имеют пеласгское происхождение и объясняются на языке пеласгов. Названия богов не выдуманы, а имели теснейшие связи с их назначениями, творениями и ролями не только в космогонических представлениях, но и в обыденной жизни людей на земле. Если имя бога идентифицируется с Небом, то это название означает именно «Небо» на пеласгском языке. Если древнейшие «книги» на языке их создателей в дальнейшем переведены на другие языки, то многие термины и названия богов искажены по народной этимологии, или же они переведены на другие языки. Так как пеласгская письменность и вместе с ней вся мифология местного населения заимствованы пришлыми греками-ахейцами, первоначальные тексты этой мифологии были переведены на древнегреческий язык. Поэтому неудивительно, что древнейшие рукописи Ветхого завета известны только на древнегреческом языке, а в дальнейшем переведены на иврит.

Исходя из наших дешифровок, все формы пеласгской письменности имеют особенности, характерные для кавказской семьи языков и раскрываются при помощи языка-ключа лезгинской подгруппы. Многие пеласгские слова имеют древнелезгинскую основу. Следовательно, мифологические термины, пантеон божеств, этимологические объяснения названий богов, связанные с их идентифицируемыми объектами или же исходящие из их основных функциональных обязанностей, должны быть понятны и объяснимы при помощи родственного пеласгскому лезгинского языка.

Известный древнегреческий поэт Гесиод (VII в. до н.э.) в своей поэме «Теогония» представляет свою версию происхождении богов, где, по мнению специалистов, ощущаются хаттское и хурритское влияние. Сам Гесиод называет автохтона древней Греции и островов Эгейского моря – Пеласгом. Поэтому, выдвинутая не только Гесиодом, но и другими древними авторами, мифо­­­- логическая версия имеет пеласгское происхождение, хотя она представлена в ином, греческом ракурсе, с заменой имен некоторых персонажей на греческий лад. Тем не менее, среди них встречаются имена, этимологически объяснимые на кавказских языках, в т.ч. и на лезгинском языке. Только в этих объяснениях необходимо строго соб­людать золотое правило сравнительно-исторического языкознания — сравниваемые слова должны быть близкими и по форме, и по значению. Только внешнее сходство слов не доказывает их этимологического родства.

По этой, так называемой древнегреческой мифологии, из безграничного, темного Хаоса (беспорядка, неразберихи, смешения) произошли: богиня Земля – Гея, всеоживляющая Любовь – Эрос, вечный мрак – Эреб и темная ночь – Нюкту. От Ночи и Мрака произошли вечный свет – Эфир и радостный светлый день – Гемера. Земля Гея породила голубое Небо – Урана, а от Земли и Неба родились множество сыновей, дочерей, внуков: Титан – Океан, Солнце – Гелиос, Луна – Селена, коварный Крон – всепоглощающий время и др. Богиня Ночь родила в наказание Крону целый ряд ужасных богов: Таната ‘смерть’, Эриду ‘раздор’, Апату ‘обман’, Керра ‘уничтожение’, Гипноса – рой мрачных тяжелых видений и др. Из этих названий: Хаос – др. греч. χάος от χαίνω ‘раскрываюсь’, Гея – греч. Γῆ ‘земля’, Эрос – др.-греч. Ἔρως ‘любовь’, Эреб – др.-греч. Ἔρεβος ‘мрак’, Нюкту – др.-греч. Νυκτός ‘ночь’, Эфир – др.-греч. αἰθήρ ‘верхний слой воздуха’, Гемера – др.-греч. Ἡμέρα ‘день’, Уран – др.-греч. Οὐρανός ‘небо’, Океан – др.-греч Ὠκεανός ‘божество Океан’, Гелиос – др.-греч. Ἠέλιος ‘бог Солнце’, Селена – одно из божеств греческой мифологии, известное также под именем Ме́не (Мена), Крон – др.греч. Κρόνος ‘время’, Таната – др.-греч. Θάνατος ‘смерть’, Эриду – др.-греч. Ἔρις ‘борьба, ссора, раздор’, Апату – др.-греч. Ἀπάτη ‘богиня лжи, обмана’, Керр – др.-греч. ‘богиня насильственной смерти’, Гипнос – др.-греч. Ὕπνος ‘сон’.

Как видим, все эти мифологические персонажи имеют древнегреческую идентификацию (ведь мифология называется не пеласгская, а древнегреческая), хотя некоторые из них приняты как названия божеств без этимологической разборки. Тем не менее, среди них имеются названия, имеющие лезгинские этимологические соответствия. Например, «Хаос» можно идентифицировать с лезгинским «хай» ‘разруха, разрушение’ (на кавказско-албанском языке «ха у/н/» ‘разрушать’); Гея – на кавказско-албанском языке «Гирда» ‘земной шар’; греческая богиня Селена называется также «Мене» («Мена»), что идентично с «Мен» ‘богиня Луны’ лезгинской мифологии; «Таната» можно отождествлять с лезгинским выражением «кьена тан» ‘убить надо, оставить мертвым’; Эриду – идентично с лезгинским «чаради» ‘раздор, другой, отдаленный’ (в греческом алфавите нет буквы «ч» и, видимо, в слове «эриду» она пропущена, как это часто наблюдается в этрусском письме); Апату – корень слова – «апат» идентичен с лезгинским «тапа(р)» ‘ложь, обман’ (в перевертыши); Керр – идентично с лезгинским «терг» ‘уничтожение’; Гипнос – корень слова «гипн», «гьипн» идентичен с лезгинским «йиф(и)н» ‘ночной’ /гипн = гьипн = гьиф(и)н = йиф(и)н/ (в пеласгском языке нет буквы «ф», она передается или через «п», или «в»).

Далее по мифологии: «Крон не был уверен, что власть навсегда останется в его руках. Он боялся, что и против него восстанут дети, как он сам выступил против своего отца. Он требовал от своей жены Реи каждого новорожденного ребенка и безжалостно их проглатывал. Рея не хотела потерять последнего ребенка. По совету своих родителей Урана-Неба и Геи-Земли она удалилась на остров Крит и там, в глубокой пещере, родила сына Зевса. Нимфы вскормили маленького Зевса молоком божественной козы Амалфеи». На «Фестском диске» имеется предложение: «Пусть умоляет Пятнистую Козу», а в мифологии современных лезгин «Коза» — символ храбрости, ее не приносят в жертву.

«Вырос и возмужал Зевс. Он восстал против своего отца и заставил его вернуть на свет прог­лоченных им детей – Гестию (богиню жертвенного огня домашнего очага), Деметру (богиню плодородия, Мать плодородия), Геру, Аида и Посейдона. Самый могущественный из них, громовержец Зевс, взял себе Небо, Посейдон – море, а Аид – подземное царство. Над всеми (людьми и богами) царит повелитель Неба Зевс».

Из этих персонажей:

Зевс ‘бог Небо; Небо’ (др.-инд. deva ‘бог’, dyaus ‘небо’, лат. deus ‘бог’, dies ‘день’, др.-греч. Ζευϛ) идентичен с лак., агул., таб. «зав», лезг. «цав», крыз. «зов» ‘небо’;

Деметра ‘Мать-Земля, Мать плодородия’ (букв. греч. δα, δη-γη ‘земля’, или Δημήτηρ – деметер; греч. γη ‘земля’, μητηρα ‘мать’). Это слово можно разбить на 3 части: «де», «мет» и «ра», где «де» ‘мать’ (лезг. диал.) и «-ра» — окончание повелительного наклонения глагола (лезг.). Слово «мет» требует разъяснений. Это слово в лезгинском языке встречается очень часто: «кьуру мет» ‘сухая земля’, «кире мет» ‘обожженная земля’, «рагьмет» — «рагьат» ‘спокойный, упокой’, «мет» ‘земля’. В именах собственных — Сеидмет, Гуьлмет, Гьаджимет, Ярмет и других «мет» переводится как ‘плод’ (сын царя Трои Ганимет был любимцем Зевса: лезг. «ккани мет» ‘любимый плод’). Возможно, «мейве» — видоизмененное «мет» ‘плод’. Следовательно, «Мет» ‘земля, плод, плодородная земля’ (лезг. «мед», «метI» ‘ягодная патока’ – сладкий продукт природы) и «Де метра» ‘Мать плодородия’ — ‘букв. Мать, дай плод, создавай плодородие’.

В лезгинском языке «мет» означает также ‘анат. колено’, а слово «колено» употребляется также и как ‘род, разветвление рода, родовое звено’. В этом смысле лезгинское «мет» идентично с кавказско-албанским «мидив» ‘род’; оно и лезгинское «мидйагъ» (диал. «мидегIа») ‘враг, истребитель рода’.

Гера ‘покровительница брака, охраняющая мать во время родов’ (др.-греч. Ἥρα, микен. e-ra ‘охранительница, госпожа’). Для идентификации этого слова можно предложить следующую версию, исходя из микенского «ера». Корень этого слова — «ер», а «а» — повелительная форма глагола по лезгинской грамматике. Здесь «ер» можно принимать как слово «тер(г)» ‘уничтожение’ с обратным значением, т.е. ‘сохранение’ («т» — отрицательный префикс лезгинского языка, показывающий обратное значение следующего слова: «авун» ‘делать’, «тавун» ‘не делать’), т.е. «ерг», «ерд», «ерди» ‘сохраненный, охраненный’ (о переходе «д» на «г» см. далее). Итак, «ер» ‘сох­ранение’, «тер» ‘не сохранение, уничтожение’.

Аид – бог подземного царства (др.-греч. Ἀΐδης ‘безвидный, невидный, ужасный’). Его можно идентифицировать с лезг. (гелхенский говор) «гьайди» ‘тот мир’, агул. «ади» ‘внизу’.

Посейдон – бог морей (др.греч. Ποσειδῶν ‘трясущий землю’). Интересна этимология этого слова. По Платону, бог морей Посейдон поселился со своими детьми на острове Атлантида в Атлантическом океане за Гибралтаром. Остров Посейдон без труда, как и подобает богу, привел в благоустроенный вид, источил из земли два родника – один теплый, другой холодный, и заставил землю давать разнообразную и достаточную для жизни снед (обратите внимание на «-нед», т.е. «недин», ‘съедобное’ – Я.Я.). Это описание показывает, как бог Посейдон создал на острове самые благоприятные условия для жизни. Возможно, с этими деяниями связано имя этого бога – Посейдон, которое в египетском варианте читается как «Пусейдун», так как, сог­ласно нашим дешифровкам, в египетском языке, как и в пеласгском, этрусском, кавказско-албанском и современном лезгинским языках, не было буквы «о». Тогда слово «пусейдун» можно разбить на три части: «пу», «сейд» и «ун», где «пу» ‘обильный’ (этр. «пул», лезг. «бул» ‘обильный’), «сейд» ‘блаженный, счастливый, удачный’ (араб.) и «ун» ‘делать’ (лезг. «ун», «авун» ‘делать’). Итак, «Посейдон» в транскрипции «Пусейдун» означает ‘делать благо в обилии’. Кстати, слово «Атлантида» в транскрипции «Ат(а)л ант ида» можно понять как ‘содействуем ради отца’, исходя из «ат» ‘отец’ (хурр.), «-ал» — окончание Местного V падежа лезгинской грамматики, «ант» ‘ради’ (греч.), «ида» ‘сделаем, совершим’ (лезг.).

Сын Зевса — Аполлон, имя которого имеет пеласгскую транскрипцию «Апалун», — бог солнечных лучей (первоначально). Данные греческого языка не позволяют раскрыть этимологию этого имени, что свидетельствует о неиндоевропейском происхождении образа (он по прозвищу «Феб» — др.-греч. Φοῖβος Фе́бос ‘лучезарный, сияющий’). Он в этрусском письме – «Аплу» (сокращенное от «Ап/а/лу/н/»), хеттском письме — «Апелюн» (заимствовано от хаттов). Этимологию пеласгского слова «Апалун» можно определить из его составных частей – «апал» и «ун», где «ун» на лезгинском языке означает ‘делать, совершать’. Первую часть, т.е. «апал» мы обнаруживаем в русском языке – «опалить», «палить» (заимствовано). Лезгинский вариант русского «опалить» — это «алугун», а лезгинский вариант русского «загар» не сохранился.

На одной критской «царской печати» написано: «ЛукIава(н) сура Апалуна(н) рагъ кку(й)» (‘В могиле Лукава пусть горит солнце Апалуна’). Пеласгское (лезгинское) «Рагъ» — ‘Солнце’ у египтян самый верховный (общеегипетский) бог «Ра» ‘Солнце’. Бог Солнца в хурритской мифологии «Шимиге» тоже находит свою этимологию в современном лезгинском языке, а именно первая часть этого слова «шими» идентична с лезгинским «чими» ‘жаркий, теплый; жара, тепло’, а вторая часть – «-ге» входит в состав лезгинского «геце» ‘передай’ или же идентична с «ке» ‘дай’ на языке гелхенского говора. Следовательно, «Шимиге» — это ‘дай тепло, передай тепло’. В названии бога Солнца урартской мифологии «Шивини» произошло незначительное изменение: буква «м» заменена буквой «в», что также понимается как «чимини», т.е. ‘и тепло’, исходя из лезгинского языка.

Интересна этимология слова «Демиург» ‘создатель мира’ (греч. δημι-ουργός ‘мастер, созидатель; букв. творящий для народа’). Чтобы объяснить этимологию этого слова, разделим его на три части: «деми», «ур» и «г». Первая часть идентична с кавказско-албанским «дене» (диал. лезг. «дуьне») ‘мир’, вторая часть «ур» ‘создавший, творивший, делавший’, т.е. «Демиур» в прямом смысле означает ‘создавший мир, творив­- ший мир’. Также представляет интерес происхождение последней буквы «г». Согласно лезгинской грамматике «дуьне ур» ‘создатель мира’ правильнее было бы называть «дуьне урди» (в сок­ращенном виде «дуьне урд») ‘тот, кто создал мир’. Окончание образования причастия прошедшего времени «-ди» в ахтынском диалекте лезгинского языка переходит в форму «-зи», т.е. «дуьне урзи» (сокращенно «дуьне урз»). Оказывается, при переходе пеласгского окончания «-д» на греческий язык оно превращается в «-г», т.е. «демиург». Например, слово «хирург», считающееся греческим («хирос» ‘рука’, «ургон» ‘делать’, т.е. ‘руками делать’) имеет также и лезгинскую этимологию: «хир» («хил») ‘рука’, «ур» ‘совершивший, делавший’, а «-ург» (лезгинский «урд») ‘тот, кто совершает. делает’. Итак, «хирург» — ‘тот, кто делает рукой’. Такое же объяснение имеют этнонимы «пеласг» и «лазг» («лезг»). Первоначальную форму слова «пеласг» можно представить как «ппеласдин», т.е. ‘Верховного Аса’ (лезг. «ппел» ‘лоб; перен. верх’; Ас – верховный бог пеласгов), в сокращенном виде — «Ппел Асд» и в греческом варианте – «Пеласг». Слово «лезги» («лазг») можно представить как «лазди» (сокращенно «лазд») ‘белый’. Действительно, лезгины – люди светлого цвета лица (вспомните А. Бакиханова «легзи» ‘белый’). Кстати, «этрус­ки» — ‘русые’ («этрус» — священные русые; «русский» от лезгинского «русу» ‘русый’).

3. БИБЛЕЙСКАЯ РОДОСЛОВНАЯ

Библейская мифология в современном понимании – это иудаистическая мифология, сложившаяся в I тыс. до н.э. у древних евреев. Однако, сама иудаистическая мифология – эти библейские тексты, собранные и обработанные европейскими компиляторами в довольно поздний период. Большинство этих библейских текстов (сотворение мира, в т.ч. человека, утрата человеком первоначального «рая», потоп и др.) было древним переводом Ветхого завета на греческий язык. Первоначальными же источниками ветхозаветных текстов были религиозные произведения шумеро-аккадских, хатто-хурритских, еги­- петских и «минойских» (пеласгских) мифологий. Итак, малоазийская мифологическая литература сначала переведена на греческий язык и с греческого на древнееврейский. Естественно, в процессе этих переводов малоазийские названия богов, мифологические термины получили греческие и, позднее, еврейские толкования.

Возьмем слово «Библия», означающее ‘книги’ на древнегреческом языке. Естественно, в таком далеком прошлом, когда возникло слово «библия», «книги» были написаны не на бумаге (она появилась в 105 г. н.э.), а на папирусе или на пергаменте. Папирус, как писчий материал, возник в Египте (с III тыс. до н.э.), а пергамент – в Малой Азии (примерно 1500 г. до н.э.). На «царских печатях» Критского Кносса (IIтыс. до н.э.) были следы папируса, и критское линейное письмо «А» было написано не только на глине и камне, но и на писчем материале, отличном от глины и камня. Слова «папирус» и «библос» употреблялись и в греческом языке (Геродот, Теофаст, Страбон, Гомер, Эсхил), но они не являются гречес­- кого происхождения, и это способствовало их смешению.

Пергамент получили из овечьей (бараньей) или козьей шкуры. Отождествление слова «пергамент» с названием города Пергам, возможно, случайное, так как слово «пергам» идентично с гелхенским «перхам» — внешний слой кожи (оно напоминает русское «перхот»). Почти такое же значение мы находим в слове «библия», если его рассматривать в транскрипции «биб лия(р)» с редукцией буквы «р». Первая часть этого слова «биб» идентична с лезгинским (диал.) «бирбичI» ‘записка’ и табасаранским «бикIуб» ‘писать’, а вторая часть, т.е. «лия(р)», означает на лезгинском языке ‘кожи’ («ли» — кожа крупного рогатого скота, «-яр» — окончание множественного числа; в лезгинском языке в окончаниях множественного число «-ар», «-ер» буква «р» произносится мягко и почти не слышна). Итак, слово «библия» имеет лезгиноязычную этимологию, и оно означает ‘исписанные кожи’. Это говорит о том, что не только малоазийцы, но и пеласги писали свои анналы на коже.

Что говорится о создании человека в Библейской Родословной в иудаистическом варианте? В Энциклопедии «Мифы народов мира» читаем (статья «Адам»): «…и не было человека для возделывания земли. И создал бог Яхве человека из праха земного и вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою жизнью…, но для человека не нашлось помощника, подобного ему. И навел бог Яхве на человека крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию. И создал бог Яхве из ребра, взятого у человека, жену…». Далее: «И человек познал Еву, жену свою, и она зачала и родила Каина и сказала: приобрела я мужа вместе с богом. И она еще родила брата его, Авеля». После убийства Авеля своим братом Каином, Адам не приближался в течение 130 лет к своей жене. Ангел сказал им, что у них родится третий сын по имени Сиф, который будет иметь многочисленное потомство».

Какова этимология этих имен: Адам, Ева, Каин, Авель и Сиф?

Адам – первый человек на Земле (евр. «’адам» ‘человек’; «’адамагь» ‘земля’). Он по лезгинской мифологии называется «Адем», что идентично с лезгинским «иттем», агул. «идеми», рут. «едеми» ‘человек’. Следует отметить, что в исходных вариантах Ветхого Завета «Адам» не только ‘человек’, но и ‘мужчина’ и ‘муж’. Лезгинское «иттем» как раз переводится ‘человек, мужчина, муж’. Обращает на себя внимание первые гласные буквы в словах «Адем» и «иттем». В лезгинском языке «а» означает ‘тот’, а «и» — ‘этот’. Тогда можно предположить, что «аттем» («Адем») ‘тот (древний) человек’ и «иттем» ‘этот (современный) человек’.

Ева (Хавва) – жена первого человека (евр. «Хавва» — «хай» ‘жизнь’). В Энциклопедии «Мифы народов мира» сказано (статья «Ева»): «В сказаниях о сотворении человека, в т.ч. и в версии о сотворении женщины из ребра мужчины имя «Ева» не названо; в рассказе о Каине и Авеле Ева – имя их матери». «Мать» на ахтынском диалекте лезгинского языка, на пеласгском языке и на языке кавказских албанцев – «хай», «хайа».

Каин и Авель (Каин, евр. qájin, от арамейского и арабского корня qjn, «ковать», греческое Κάιν; Авель, евр. hébel, этимология неясна; греч. Άβελ), согласно ветхозаветному преданию, сыновья первой человеческой пары – Адама и Хаввы. Каин стал земледельцем, а Авель – пастырем овец. «И было по прошествии дней, принес Каин из плодов земли дар богу. И Авель принес также из первородных стада своего и из тука их. И призрел бог на Авеля и на жертву его, а на Каина и на жертву его не призрел. И разгневался Каин сильно, и поникло лицо его… И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его». Некоторые ученые связывают библейское предание о Каине и Авеле с месопотамскими сюжетами о споре пастуха и земледельца.

В мусульманской мифологии сыновья Адама, соответствующие Каину и Авелю, Кабил и Хабил. Тот, чья жертва не была принята Аллахом (Кабил) убил другого (Хабила). Предполагают, что имя «Каин» происходит от глагола qānā, «приобрести», а арабское «Кабил» — от глагола qabila, «принимать» (лезгинская форма «кьабула»). В эфиопской «Книге Адама» имя Каин связывается с глаголом qinne, «завидовать», «ревновать». В «Житии Адама» рассказывается, как Каин, родившись, сразу же вырос, побежал и принес траву, поэтому его называли Каин, от евр. qāne, «камыш». «Книга юбилеев» и армянская «Смерть Адама» связывают имя Авеля с глаголом ‘ābāl, «носить траур».

Мы предполагаем, что имя «Каин» связано с лезгинским (арабским?) словом «хаин» — «предатель», «убийца», что вполне соответствует его поступку. Непонятно, почему такое явное сходство (Каин – Хаин) не указано в арабской мифологии, наоборот, «Каин» заменено на «Кабил» со значением «принимать».

В Новом завете Авель – первый мученик, первый гонимый праведник, с него начинается ряд невинно убитых. Этот образ может быть олицетворением начала борьбы между братьями, начала человеческого жертвоприношения богам, начала человеческой смерти. Образ Авеля как невинной жертвы, первого праведника развивается последующей христианской традицией, рассматривающей Авеля во многих отношениях как прообраз Иисуса Христа (пастырь овец; человек, приносивший праведную жертву; человек, претерпевший насильственную смерть). Исходя из вышеизложенного, мы думаем, что этимология слова «Авель» связана с лезгинскими (кавказско-албанскими) словами «авал» — «начало», «впервые» и «авалун» — «начинать» (арабское «äвäла» — «впервые, вначале», хотя арабский вариант идентификации этого слова отсутствует в Энциклопедии).

Сиф – третий сын Адама и Хаввы (евр. Šēth, греч. Σηθ; этимология неясна); от него происходят все народы. Книга Бытия содержит народную этимологию имени Сиф от глагола šyt, «ставить», «основывать».

В разных апокрифических книгах об Адаме рассказывается как после убийства Авеля Каином Адам не приближался в течение 130 лет (он жил 930 лет) к своей жене. Явившийся после этого ангел сообщил ему, что у них с Евой (Хаввой) родится сын, который будет иметь многочисленное потомство. Судя по этой информации, только Сифу приписывается «многочисленное потомство». По-видимому, в отличие от Адама (который сотворен богом «искусственно»), Сиф является «настоящим» человеком, у которого будет многочисленное потомство (ведь Авель был убит, а Каин не имел сыновей; по другой версии потомство Каина погибло при потопе). Эта мысль наталкивает нас к лезгинскому слову «сифте» («первый», «ранний») и кавказско-албанскому «сиф» («первоначальный»). Следовательно, Сиф – первый родоначальник всех народов. Оно идентично также с лезгинским «сив» ‘рот’, употребляемое в значении ‘начало’ («рекъин сив» ‘начало дороги’, «вацIун сив» ‘начало реки’).

По Ветхозаветной Родословной десятый потомок Адама – Ной, и он имел три сына – Сим, Хам и Иафет (Яфет, Яфиз). Ной – герой повествования о всемирном потопе, Сим, Хам и Иафет – родоначальники всего послепотопного человечества.

Ной – евр. Noah, Noax ‘покой, успокоение’, в Библии соотнесен с глагольным корнем NHM ‘успокаивающий’. Еврейская форма этого имени (Noax) напоминает лезгинское «нуагъ» («нwагъ») ‘слеза, слезы’. По мифу, Бог решил наслать на людей за их развращение потоп. Бог повелел Ною построить ковчег, взять туда членов своей семьи и по паре животных каждого вида. Непрерывный дождь продолжается 40 дней и ночей, высокие горы покрываются водой, и все живущее на земле гибнет. По окончании потопа ковчег прибывает к горам Араратским (по современным представлениям, речь идет об Урарту).

В Книге Зогар (основной и самой известной из каббалистической литературы), где потоп изложен в еврейской традиции, рассказывается, что Ной, выйдя из ковчега на сушу, заплакал при виде всеобщего опустошения, причиненного потопом, и воскликнул: «Творец, тебя называют милосердным. Ты должен быть проявить милосердие по отношению к своему творению…». Этот эпизод может быть назван «слёзы Ноя», в знак незаслуженного наказания всех живых существ, из-за грехов людей. Ведь это – легенда, возникшая с таянием льдов после последнего оледенения.

Сим, Хам и Иафет – сыновья Ноя (Сим – ивр. Шем ‘имя, титул’, Хам – ивр., греч. Хам ‘горячий’, Иафет – этимология отсутствует). Согласно аггаде, где библейские тексты снабжены обширными комментариями и толкованиями, Сим, Хам и Иафет получили имена, соответствующие будущим свойствам их потомков: «Шем» означает ‘имя, слава’ (они признаны прославлять имя божье), «Хам» ‘жаркий’ (они населяют жаркие страны), «Иафет» — они одарены способностью ко всем искусствам и владеют прекрасными языками.

Этимологию слов «сим» и «хам» можно уловить из следующего библейского рассказа: «Однажды, когда Ной опьянел и лежал обнажённым в своём шатре, его сын Хам увидел «наготу отца своего», и, оставив отца обнажённым, поспешил рассказать об этом двум своим братьям. Сим и Иафет взяли одежду, подошли к отцу так, чтобы не видеть его наготу, и покрыли его. За проявленное непочтение Ной проклял Хама и его потомков, объявив, что те будут рабами Сима и Иафета. Двух других своих сыновей Ной благословил». Поступок Хама – хамский (грубый, наглый). Слово «хам» в лезгинском языке – ‘необработанный, необученный, неопытный’ (по Гюльмагомедову это слово персидское). Очевидно, на поступок Хама его старший брат Сим очень рассердился, разгневался. На многих кавказских языках «сим» — ‘гнев’ (авар., анд., кар., ахв., багв., тинд., чам., ботл., год., цез., хварш., бежт., гунз., гин., дарг. «сим», «сими», «симо», «симе», «семи» ‘гнев’).

Интересна этимология слова «иафет» («йафет», «йафиз»). Лезгинский вариант этого слова можно представить в его транскрипции «йаф+ид», где «-ид» — сокращенная форма от «ийид», «ийидин» ‘тот, кто совершит, сделает’; «-из» (в «Йафез», «Йафиз») ‘совершая, делая’. Корень этого слова «йаф» можно идентифицировать с лезгинским «гаф» ‘слово’ (для лезгинского языка характерен переход «г» и «й»: «гургун»= «йургун» ‘кипеть’, «гитI» = гелх. «йитI» ‘солод’) или с «къаф» ‘письмо’ (кавк.-алб.). Происхождение топонимического названия «Кавказ» можно объяснить по-разному, исходя из лезгинского языка: «къав къаз» ‘держать потолок’, «кав къаз» ‘держать небо’ (этр. «Каве» — божество Неба), «къаф гваз» ‘с вестью’ (кавк.-алб. «къаф» ‘сообщение, письмо’). Последнее выражение связано с лезгинской мифологией: боги иногда спускались на Кавказские горы, чтобы сообщить людям о божьих решениях. Итак, «гаф», «къаф», «йаф» ‘письмо, сообщение’, а это говорит о том, что именно у кавказских племен создавалась письменность и, особенно, письменный язык. Кавказцы – это те же самые «яфетиды» Марра, и «яфетический язык» — это пракавказский язык, который стал основой для всех индоевропейских языков. Автохтоны Кавказа в древности жили не только на Кавказе, но и в Закавказье, Малой и Передней Азии, на Балканском и Апеннинском полуостровах, в Египте и создавали древнейшие и крупные мировые культурные очаги: чатал-хююгская, хаттская, хурритская, возможно шумерская, критская, этрусская и египетская. Покровителем создателей всех этих культур был Алуп – правнук Иафета.

4. РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЯЗЫКА

В распространении культуры, в т. ч. письменности и языка, значительную роль играет переселение народов. Переселялись народы, смешались они сами, смешались их языки. Язык автохтонного народа языковеды называют субстратным, а язык пришельца – суперстратным. После смешения народов, какой из этих языков остается доминантным зависит от многих факторов. При переселении, как утверждают специалисты, ни один народ целиком не переходит из своих родных мест на чужие территории, они переселяются отдельными волнами. Первые волны переселенцев, так как они находятся в меньшинстве по сравнению с местным населением, растворяются в среде автохтонов, т.е. они постепенно берут обычаи, традиции, культуру, в т.ч. и язык у местного населения. Тому прекрасным примером могут служить слова известного антрополога, занимавшего проблемами миграции тюркских народов Л.В. Ошанина, которые приводит, как пример, другой не менее известный историк и лингвист И.М. Дьяконов: «Известно, что древнейшие тюрки по антропологическому типу монголоиды; это значит, что они имели доминантный ген так называемой «монгольской складки» (эпикантус). Среди настоящих монголоидов складка эта есть в 80-90% случаев. Следовательно, если бы тюрки двигались единой массой от границ Китая, где они впервые появились, и до Турции, то так и несли бы свою «монгольскую складку». В действительности, процент людей с этой складкой уменьшается с востока на запад: например, у киргизов она есть примерно в 50% случаев у мужчин, у казахов — 22%, у узбеков – 13%, у туркмен – 6%, среди азербайджанцев – лишь 2%, у турок его практически нет». В языковом отношении происходило почти тоже самое: от Алтая до Волги тюрки встречают племена с разными языками, в Средней Азии они попадают под влияние арабского языка, в Иране – персидского языка, на Кавказе — кавказско-албанского языка и в Малой Азии – хурритского языка.

Очаг распространения индоевропейцев по «курганской гипотезе» находился на территории севернее Черного и Каспийского морей. Греки и неситы (хетты) во II тыс. до н.э. мигрировали в Малую и Переднюю Азию через Балканы, а персы – через Кавказ.

Распространение индоевропейского языка отличается от схемы, предложенной по археологическим данным. Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванов связывают индоевропейские языки с анатолийском праязыком (хетто-лувийскими языками), распространенным примерно в IV тыс. до н.э. в районе Армянского нагорья. Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванов в своих исследованиях строго соблюдают принципы сравнительно-исторического языкознания, разбирают корни слов как крупные специалисты в данной области. Следовательно, их теория воспринимается многими языковедами, хотя имеются и разногласия (И. Дьяконов). Тем не менее, эта теория по своему генетическому происхождению — половинчатая. Основные источники, имеющиеся в руках языковедов – это уже дешифрованные хеттский, греческий и латинский языки. Ведь этим языкам предшествовали хаттский, «минойский» (пеласгский) и этрусский языки, которые не дешифрованы, причем ни неситы (хетты), ни греки изначально не имели своей письменности, они писали заимствованными пеласгским и хаттским письменами, через которые многие пеласгские и хаттские слова вошли в древнегреческий и хеттский языки. Персы, переселившиеся на территорию хурритов, также не имели своей письменности, причем во многих районах страны в IX-VIII вв. до н.э., т.е. после переселения персов, старое, неираноязычное население все еще оставалось преобладающим.

Представьте сами, при переселении народов смешаются их языки. Однако, без наличия фиксации, т.е. письменного подтверждения этого смешения, как современный языковед может установить происхождение того или иного слова? Поэтому, при смешении языков превосходство того или иного языка базируется именно на наличие письма, кто у кого заимствует это письмо. Эта аксиома прослеживается также при переходе письменных знаков из одного алфавита в другой. Самые первоначальные письменные знаки появляются согласно языковым особенностям создателей этого письма. При заимствовании же этих знаков в других языках они подвергаются изменениям, согласно языку нового хозяина, и, наконец, остается «сухая» форма, той или иной буквы, теряя свое первоначальное предназначение. В финикийском алфавите, считающемся первым в мировой практике, буквы передавались рисунками, названия которых начинаются именно с этой буквы: (’А) (гIалеф ‘бык’), b (бет ‘дом’) и др. Когда буквы были заимствованы греками, их названия слегка изменились («альфа», «бета», «гамма»), потеряв при этом всякий смысл. Однако, сами финикийские буквы получены из «минойских» (пеласгских) силлобарий: «а» (акрофонически связан с «алева», «гIалева» ‘хижина, палатка’). Греческая и латинская А, латинская b, греческая Г – этого же происхождения.

Таких примеров – предостаточно. Это обстоятельство однозначно подтверждает древность Матенадаранского алфавита, чем латинский, этрусский, греческий и даже финикийский алфавиты. Все буквы матенадаранского алфавита – рисунки, имеющие свои названия, первая буква которых передает требуемую букву алфавита. В названии букв-рисунков входят слова около 44% собственно лезгинского языка, 63% — лезгиноязычных народов, а остальные из других кавказских языков (черкесских, нахских и восточно-кавказских). Утверждение армянских историков о том, что алфавит кавказских албанцев составил армянский просветитель Маштоц (позже добавлено еще имя Масруп, чтобы приписать заслуги албанского ученого Месрупа к Маштоцу) не соответствует действительности, исходя из содержания «Алупанской книги», где указано, что албанский ученый Месруп, хорошо владеющий диалектами албанского языка, составил более упрошенный алфавит, состоявший из 37 букв. Исходным источником, естественно, был Матенадаранский алфавит.

По счастливой случайности, выбор ключа-языка для дешифровки пеласгского, этрусского, египетского, урартского и кавказско-албанского письменных памятников выпал на долю одного из крупных языков Кавказа – лезгинского языка. Лезги, хотя они созвучны (и не только) с пеласгами, являются всего лишь одним из племен, входивших в «Алупанский союз», а их язык – один из диалектов алупанского языка. Так как обнародованные нами древние языки (пеласгский, этрусский, египетский, кавказско-албанский) хорошо укладываются в рамки современного лезгинского языка, уверенно можно считать, что лезгинский язык являлся одним из крупных (если не основополагающих) диалектов алупанского языка. Уникальность этого языка – удивительное богатство самых простых слов: «а» ‘тот’, «а» ‘есть, является’, «а» ‘объяснение’, «а(н)» ‘тот’, «йа» ‘есть, является’, «(w)аъ» ‘нет’, «(w)а(н)» ‘звук’, «(w)а(н)» ‘голос’, «(w)а(н)» ‘слух, мольва’, «(w)а(н)» ‘весть’, «(w)а(н)» ‘шум’, «(w)а(й)» ‘горе’, «е» ‘есть, является’, «е» ‘святой, священный’, «ехь» («эхь») ‘хорошо знак согласия’, «егь» («эгь») ‘хороший, лучший’, «и» ‘этот’, «и(н)» ‘этот’, «и(н)» ‘делать’, «ихь» ‘такой’, «уЪ» ‘писк’, «у» ‘весть’, «у» ‘проповедь’, «у(н)» ‘да, согласие’, «у(н)» ‘делать’ и т.д., и т.п.

В заключении можно сказать, что многие исконно лезгинские слова в древности имели более простую форму, чем их аналоги современного лезгинского языка: «у(н)» — «авун», «и(н)» — «ийин», «ур» — «авур», «ир» — «ийир», «гЪа(w)» — «гъавурда хьун», «хЪур» — «хЪавур», «ттур» — «ттавур» и др.; многие слова не сохранились, хотя они имеются в составе современных лезгинских слов: «ха» — «хун», «акь» — «акьун», «пех» — «пехъи», «михI» — «михьи», «ичI» — «ичIи» и др.; некоторые слова вообще не сохранились: «йур», «хьуьн» и др.; древние слова при преобразовании сохраняют свои корни, тогда как в современном лезгинском языке корень иногда меняется: албанское «хьа(н)» от «хьун», а лезгинское «жен» от «хьун» и др. Грамматика древнелезгинского языка в основном сохраняется в современной форме, изменения произошли только в лексике.

Слова Алупанского языка вошли во многие индоевропейские языки: пеласгские слова через греческий, этрусские слова через латинский, хаттские слова через хеттский, хурритские слова через персидский. Действительно, в древнегреческом, латинском и даже в современных (английский, русский и др.) языках можно обна­- ружить сотнями слова с лезгинскими соответствиями, этимология которых легко укладывается в лезгинскую грамматику: абракадабра, археология, библиотека, ботаника, виза, гигант, дендрарий, директор, диффузия, доктор, кардиология, кредит, лекция, литература, логика, маммология, психология, саркофаг, температура, урология, фонетика, хирург и многие др.

P.S. Дешифровка древних письменностей – критского (пеласгского), этрусского, египетского и кавказско-албанского позволяет выдвинуть противоречивые современным представ­- лениям, особенно по исчезновению древнего языка, но весьма смелые выводы, требующие пересмотра некоторых исторических и языковедческих вопросов, связанных с возникновением письма и его языка, а также их распространением.

Ярали Яралиев,
профессор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.