Намик Сефиханов: «Меня вдохновляет то, что мои работы будут жить вечно»

Сегодня, посещая один из престижнейших отелей в Баку «Qafqaz Point Hotel», мое внимание привлекла большая яркая картина под названием «Обнажённая и натюрморт», собранная из мелких кусочков цветного стекла, расположенная прямо в холле. Я навел справки и, к моему приятному удивлению, узнал, что автором этого шедевра является мой земляк по имени Намик Сефиханов. Недолго думая я решил познакомиться с этим удивительным человеком и, заодно, рассказать о нем нашим читателям.

Запомните это лицо: он уже успел зарекомендовать себя как один из самых перспективных отечественных художников, и это, думается мне, только начало.

А.У. – Намик Селимович, уверен, нашим читателям было бы интересно узнать о ваших корнях, откуда вы родом, где учились, работали. Если можно, расскажите немного о себе.

Н.С. – Про мои корни, про род Сефихановых написано в книге «Культурное наследие лезгин в конце XIX начале XX вв.», изданной в 1954 году Академией Наук СССР. Когда вы въезжаете в город Кусары, одна из первых улиц – это улица имени Азиза Сефиханова – моего дяди, единственного на тот момент человека, которому удалось 20 лет беспрерывно проработать на долж­- ности помощника министра внутренних дел. Он проработал с четырьмя министрами и умер от пули, защищая одного из достойнейших людей — своего министра Арифа Назаровича Гейдарова, прямо на рабочем месте. Это событие потрясло тогда весь Азербайджан. Он много хорошего сделал для народа, простых людей.

Мой отец родом из горного селения Дустагир Кусарского района, с отличием окончил юридический факультет БГУ, работал в Баку в государственных структурах, в частности, в отделе помилований при Верховном Совете Азербайджанской ССР, кстати, помог очень многим людям, в том числе и лезгинам. Помню даже как одному лезгину пришили статью убийства и приговорили к смертной казни, а мой отец добился справедливости и его оправдали. По этому поводу даже была статья в газете «Правда». Позже он преподавал юриспруденцию, международное право, а также основы советского государства и права.

Моя мама — коренная бакинка, работала в сис­теме академии наук Азербайджана в сфере нефти и химии.

Я родился и вырос в Баку, до 1995 года жил и учился в Москве, а после учебы вернулся в Баку, где работаю и постоянно проживаю по сей день. В семье я всегда чувствовал на себе влияние как лезгинского, так и азербайджанского начала, но характер у меня лезгинский (смеется). Моё детство прошло в историческом центре города Баку среди коренного населения, там, где мои корни по материнской линии. Я многое впитал от этих искренних, казалось бы, прос­тых, но вместе с тем благородных и интел­ли­гентных людей того времени.
С Кусарами я всегда чувствовал и чувствую свою неразрывную связь. Мне доставляют огромное удовольствие наша природа, горы, традиции, у меня дома есть редкий лезгинский ковер XVIII в., люблю обедать в селе на низком столе сидя на полу. Я люблю эту древнюю землю и считаю её своей Родиной.

Лезгины всегда славились своим смелым и гордым характером, а также своей порядочностью, что является важным и необходимым качеством, характеризующим ответственного и правильного человека. Это один из древнейших народов мира, которому, пройдя через очень трудные этапы истории, удалось сохранить свой язык и культуру.

А.У. — Ваши родители не занимались профессионально искусством. Откуда у вас зародился интерес к подобному творчеству?

Н.С. – Мои родители, также как и люди того поколения любой другой профессии, были творческими людьми. Что касается меня, знаете, я ведь начал создавать картины совсем недавно. До этого времени я работал в государственных структурах. Начиная с 2008 года у меня появилась идея создавать эксклюзивные картины из стекла, и я в плотную этим занялся. Я сам не перестаю удивляться тому, что произошло. Но мне кажется, все к этому и шло, хотя и окольными путями. Будучи еще государственным служащим, люди видели у меня творческие способности, у меня хорошо получалось делать презентации, оформлять важные мероприятия на государственном уровне. Так, например, я выполнял работы в oформительно-дизайнерских проектах, приуроченных к открытию нового аэровокзального комплекса в городе Баку в 1999 году, кстати, эта работа была высоко оценена политиком мирового масштаба Гейдаром Алиевым. Также можно вспомнить подготовленный мною дизайн и чертёж шатра, использованного для церемонии встречи Папы Римского в аэропорту города Баку в 2002 году. Данный шатёр затем использовался в президентском аппарате с целью встреч глав зарубежных государств. Можно перечислить и другие работы, например, эскиз комплекса «Добро пожаловать», располагавшегося при выезде из аэропорта города Баку. Эта работа была высоко оценена уважаемым Ильхамом Алиевым. Но, с 2008 года я решил оставить государственную службу и полностью посвятить себя творчеству.

А.У. — В чем ценность картины из стекла и какими качествами должен обладать мастер, создающий подобные шедевры?

Н.С. — Эти уникальные произведения искусства из стекла способны пережить время. Их можно содержать как в закрытых, так и открытых помещениях, при любых климатических условиях, и при этом они будут способны сохранять первозданный вид. Они экологически чисты, а в плане сохранности стекло является уникальным материалом, не подвергающимся коррозии, гниению, горению и не теряет свой первоначальный вид. Такие картины создают позитивную атмосферу в помещении и пользуются большим интересом у посетителей. Стеклянные крошки, используемые для картины, изготавливаются за границей на заказ всего несколькими компаниями. В настоящий момент мы (общество «Glassi»: примечание автора) ведем переговоры с такой знаменитой компанией как Swarovski по поставке эксклюзивной партии товара.

Процесс работы осуществляется только вручную, с применением современных технологий. Создание такой картины — достаточно сложный и кропотливый процесс, на который может уйти до нескольких месяце вручного труда. Например, для создания картины «Бог един и все люди в мире – братья и сёстры» было использовано около 500 000 цветных стеклянных крошек размерами от 1 до 3,5 мм. У картины обе стороны одинаково лицевые. В ходе работы не было использовано какого-либо скрепляющего или фиксирующего материала. Картина, собранная из мелких кусочков стекла, скрепляется между двумя стеклянными листами. Срок изготовления картины составил около 8 месяцев. Ещё одной сложностью изготовления картин из стекла является правильный расчет количества материала, т.к. этот материал по технологии не подходит для вторичного использования. По моему опыту, в день удаётся изготовить не более 29 кв.см фрагмента рисунка.

Данная методика является уникальной в своем роде. На сегодняшний день в мире никто не создает произведения искусства подобным способом. Соответствующее заключение эксклюзив­- ности данной методики подтвердили в Агентстве по Авторским Правам, в Союзе Художников Азербайджана, а также эксперты музея ковра и другие известные художники и специалисты в данной области. Высокую оценку моим работам дал видный дизайнер-оформитель музеев Герхард Вейджел из Австрии, который, в частности, сказал, что ни одно произведение искусства, дошедшее до наших дней, не способно отразить лучи света, как это наглядно видно на этой картине (имеется ввиду картина «Бог един и все в мире люди братья и сёстры»).

А.У. — Какая из ваших картин вам наиболее дорога?

Н.С. — Мне дороги все мои работы, однако моя первая работа — «Бог един и все люди в мире – братья и сёстры» имеет для меня особое значение, т.к. с этой работой я впервые вышел в свет и для меня была важна реакция людей разной социальной категории. Я чувствовал большую ответственность при ее создании. Книга, изобра­- женная на этой картине, воспринимается людьми разных религиозных конфессий как священная книга именно их религии. Однажды один из туристов, увидев эту картину в музее, поднял руки и начал молиться. Вот такой эффект она оказывает на людей.

Еще бы я отметил картину «Тайны Вселенной». Если в других картинах прослеживается всего один сюжет, то в картине «Тайны Вселенной» у каждого смотрящего свой взгляд на эту картину: один видит безмятежное ночное небо, другой – мощь и бескрайность вселенной, третий таинственные звёзды на бескрайнем космическом пространстве. Особенностью этой картины также является то, что, она прозрачная, глядя на нее можно помимо сюжета видеть предметы, расположенные позади нее. У картины все стороны равны и сюжет картины позволяет поворачивать её по часовой стрелки и против. При этом каждый раз перед глазами предстаёт сюжет, отличающийся от предыдущего. Такие картины предназ­- начены для огромных залов, где их можно раз­мес­тить так, чтобы разглядеть с разных ракурсов и расстояний.

А.У. — Откуда вы черпаете идеи для сюжетов ваших работ?

Н.С. –Я всегда создаю то, что мне близко, исходя из своего ощущения красоты, я всегда прислушиваюсь к самому себе и создаю так, как чувствую. Иногда приходится долго искать выражение образа, а бывает, что сразу находишь. Все зависит от состояния, настроения, которое хочешь передать.

Я люблю по ночам смотреть на звездное небо. Как-то раз, наблюдая за пасмурным небом, я увидел светлые облака, поглощавшие темные. В процессе поглощения облака приобретали причуд­- ливые формы, порождая в моем сознании фантазии. Так, зародился сюжет картины «Добро и Зло». Точно также было и с сюжетом картины «Тайны Вселенной». Сами небеса шлют мне идеи для моих картин (смеется).

А.У. – Возможно, мой вопрос прозвучит грубо, но вы творчеством занимаетесь ради заработка или для души?

Н.С. – В первую очередь, я занимаюсь этим для души, мне нравится то, что делаю. А заработок – это уже то, что прилагается к работе. Кстати, мне кажется, это одна из характерных черт лезгин — в первую очередь получать от работы душевное удовлетворение, а затем уже думать о материальной составляющей. Это, возможно, мешает нам продвигаться по служебной лестнице, но зато нас уважают за правильность и честность. А правильных людей сам Бог бережёт!

А.У. – Чем обычный художник отличается от великого художника?

Н.С. – Я себя художником не считаю. Для меня великие художники – это Рембрандт, Леонардо да Винчи, Пикассо и многие другие знаменитости. В старые добрые времена жили и творили великие художники, сейчас продаётся только имя. Если у вас есть большие деньги или солидные связи, то вы можете сделать себе пиар, выйти в нужные круги, и вот – ваше имя у всех на устах, ваши картины покупаются за большие деньги, про вас пишут статьи, присуждаются звания и т.д. А то, что вы не вкладываете душу в творчество, люди не замечают. Вот такие современные реалии в мире.

А.У. – Расскажите немного о своих творчес­ких планах. Каким вам видится ваш творчес­кий путь в развитии?

Н.С. – На сегодняшний день моей приоритетной целью является поиск и подготовка последователей моего творчества. Я думаю об открытии собственной школы, подготовке учеников, команды, влюбленной в свою работу.

А.У. — От имени нашей редакции желаем вам творческих успехов в столь не простом деле.

Н.С. — Огромное спасибо вам за проявленный интерес ко мне и моим работам. В свою очередь хочу пожелать вашему коллективу счастья, здоровья, успехов в работе, и чтобы любимый всеми нами журнал «Алам» был читаем не только в Азербайджане, но и далеко за его пределами. Ещё раз, огромное спасибо.

Беседовал: Анар Унугви

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.