«Правда истории — это правда жизни…»

К 70-летию Фейруза Бадалова

Не про всякого деятеля науки и культуры можно сказать, что он представляет собой особую страницу в истории народа. Наше время грандиозных информационных потоков всегда выводит на поверхность общественного и медийного пространства скорее факты и явления острых социально-бытовых проявлений, нежели события интеллектуальных и духовных притязаний людей.

Люди творческого склада делятся на две большие категории. Одни бывают всегда на виду, каждый их творческий всплеск вызывает в общественной среде определённые волнения. Это — скорее люди официальные, облачённые общественным доверием и признанием .

Но есть огромная категория людей, тихих и скромных, не притязающих ни на какие лавры, но целеустремлённо и добросовестно идущих за  своими идеалами. В этих людях подкупает  их бескорыстная и целомудренная вера в свои интеллектуальные поиски и откровения.  В них есть та неодолимая и неунывающая тяга к своим творческим поискам, что заслоняет от них все, казалось бы, земные и бытовые тяготы. Они всегда окрылены душой в поисках своего заветного идеала. К таким людям инстинктивно тянешься душой, когда ближе с ними знакомишься. К ним прислушиваешься и хочется с ними общаться, ибо обо многом, чего ты никогда в книгах не прочитаешь, тебе придется от них  узнавать.

Таков мой старший друг и брат Фейруз Бадалов, о котором в преддверии его славного юбилея хочется мне рассказать.

Из биографии

Родился в селе Дузтагир( Т1игьирар) Кусарского района Азерб.  ССР в 1949 году, 22 марта, в семье учителя русского языка и литературы. Окончил сельскую среднюю школу, служил в рядах Советской Армии.  1977 году с отличием окончил факультет журналистики Азербайджанского Государственного Университета.  До 1992 года работал в газете ЦК  компартии Азербайджана «Совет кенди» ( Советское село). В  1992 году стал  первым редактором первой республиканской газеты «Самур», выходящей на лезгинском языке, а  в 1993-94 годах был главным редактором первой независимой лезгинской газеты в Азербайджане «Алпан». С 1994 года занимается преподавательской деятельностью в вузах Дербента, является кандидатом исторических наук, членом Союза Писателей и Журналистов РФ.

Автор романа «Миф» ( 1993), первого мифологического романа в лезгинской литературе, драматических произведений » Каталикос и царица» , «Филиал», «Граница», » Лезгин, вернувшийся с небес», а также ряда комедий, поставленных на сцене в Лезгинском Гос. муздрам театре им. С.Стальского. В 2011 году издал сборник рассказов и комедий «Яру ст1алрин марф» (Красный дождь). Фейруз Бадалов автор монографий «История лезгинского народа и государства: 5 тыс.до н.э.-  10 век н. э.» ( Дербент, 1998); «Язычество лезгин» ( Дербент, 2000); «Астральная религия лезгин: космогонические и антропогонические представления, пантеон божеств» (Книга 1, М., 2006, издание РАН ); «Астральная религия лезгин: культ святых мест, культурные герои, образы низшей мифологии» ( Книга 2, М., 2008); «Астральная религия лезгин: ранние формы тотемизма, анимизм, фетишизм, магия, культ гор, культ умерших, погребальный  обряд» ( Книга 3, М., 2011). Автор более 50 научных статей, изданных в Москве, Махачкале, Дербенте, Грозном, Баку.

Впечатления детства.

Являясь человеком творческого склада ума, художественного вкуса и демократических взглядов, он всю жизнь стремился соответствовать высоким принципам профессионализма и гражданственности. Свою роль и значение он видит в бескорыстном служении высоким идеалам духа, знания и культуры. С какого-то времени он твёрдо уверовал в то,  что человек — это прежде всего создание этническое, социальное, культурное, что самым высоким предназначением его является служение высшим идеалам народного сознания и его ценностям. В своих научных и человеческих поисках смысла,  он, как  человек разумный, пытался , как писал великий Аристотель, знать всё о чём-нибудь и что-нибудь обо всём, ибо, пытаясь быть объективным и последовательным в своих изысканиях, он понимал, что всё знать, всё-таки невозможно, но человеку сознательному и совестливому следует всё-таки внести какую-то свою лепту в то великое и огромное море вселенского разума, что мы называем наукой.

Пытаясь понять истоки человеческих предпочтений, я всегда сталкиваюсь с тем, что многое из того, чем овладевают люди во взрослой жизни, находит своё выражение в бессознательных и интуитивных детских мечтаниях души, в искренних и бескорыстных влечениях наших юных сердец. Как бы высокопарно мы не рассуждали о жизни, она всё-таки складывается из тех поступков и дел, что человек совершает, что жизнь — это панорама наших деяний и желаний, стремлений и свершений. Он с трепетным благоговением вспоминает свои детские годы, ибо в них отчетливо и живописно отражаются все наши дальнейшие деяния.

Из нашего селения видна великая гора  Шахдаг, — начинает он, как бы издалека, свой рассказ. Так повелось у нас издревле, что все свои дома строили лицом к этой священной для нас горе. Представляешь, каково людям, когда они утром открывают свои двери и на них смотрят гордые вершины Великой Горы.  Вокруг нашего села сохранилось много святилищ, с которыми даже в моём детстве связаны некоторые древние языческие обряды и поверья, как вызывание дождя и Солнца. Они оказались не только одним из самых живучих, но и сохранивших в течение столетий яркие национальные краски и религиозно-идеологические отпечатки политеизма наших предков.

Самым ярким праздником моего детства был грандиозный народный праздник Яран Сувар. Мы — дети ждали, когда наступит 21 марта, чтоб гордо и смело поднимать на плоских крышах наших домов зажжённые факелы в честь богини Яр, возвращающейся из подземного мира в наш мир, чтобы оживит заново природу…

Родители всегда видят в детях будущее и всей своей жизнью пытаются его созидать для нас. Мои родители были честными и порядочными людьми и учили меня быть таким же. Это проявлялось в живой практике жизни, в которой слова их не расходились с делами и  помыслами. Я благодарен своим школьным учителям. Эти люди, не обладавшие глубокими научными знаниями, многому меня научили. У нас был учитель физики Бажан Гамидов. Вы можете себе представить учителя физики, входящего в класс с вдохновенной декламацией народных четверостиший или стихов лезгинских поэтов? Это был романтик и патриот по духу, беззаветно преданный своему делу воспитания детей. Под его руководством в школе был создан драмкружок, который показывал спектакли не только в нашей школе, но даже в соседнем Аджахуре.

Что ещё говорить о детских впечатлениях?- вдруг как бы вспоминает он что-то новое и особо памятное. Конечно же,  детские впечатления рубцуются в памяти, как  вырезанные на коре дерева  буквы. Занимаясь мифологией народа, древними верованиями и обычаями, в  какой-то момент я поймал себя на том, что какая-то мистика преследовала и сопровождала меня всю мою сознательную жизнь. Даже в далёких моих детских воспоминаниях причудливо сохранились загадочные для меня-первоклассника слова нашей первой учительницы. Как известно, обучение в наших школах шло на азербайджанском языке, которого никто из нас — детей не знал. Конечно, сейчас дети растут в атмосфере обилия всякой информации. Но тогда, в 50-х годах 20-го столетия,  в нашем селе не было не только телевизора, но обычного радиоприемника.

И вот представь наш первый урок. Учительница говорит и говорит что-то на непонятном нам языке, а мы ничего не понимаем и смотрим на неё растерянные и невинные…Естественно,  через некоторое время мы начинаем разговаривать между собой. Я отчётливо запомнил, как учительница ткнула в меня пальцем и громко крикнула: «Кес сесини!» (Замолчи). Я, конечно, ничего не понял, но с перепугу замолчал. Дома, когда мама поинтересовалась моими первыми школьными впечатлениями, я рассказал ей,  как учительница мне  сурово крикнула «Кес сесини». Таким образом, первые слова, которые я впервые усвоил на азербайджанском языке были эти суровые «кес сесини»…

На волнах юности и зрелости…

Наверное, в жизни каждого человека появляется на каком-то этапе его жизни человек, встреча с которым становится знаменательным и судьбоносным. Бывает и так, что эта ниспосланная человеку встреча так и не выливается в серьёзное и знаковое событие в жизни. Тогда мы говорим, что человек не удостоился звания и чести того, другого великого человека.

Самый великий лезгин советского периода, это, несомненно, Забит Ризванов, — говорит он. И я его понимаю. Потому что лично знал этого человека и испытал на себе всю гениальную мощь и непритязательное обаяние его интеллекта.     Литературное объединение «Рик1ин гаф» (Сердечное слово), которое создал в конце 50-х годов 20-го столетия в Кусарах Забит Ризванов со своими сподвижниками, стало не только ликбезом по истории и культуре лезгин, но это было поистине народным университетом жизненной и исторической правды лезгинского народа, вдохнувшей в целое поколение живительную струю оптимизма и веры в духовные святыни народа, покрывавшиеся идеологической коростой забвения. И он с самозабвением продолжает… «Рик1ин гаф» собиралось каждое последнее воскресение месяца в Доме народного творчества, директором которого был Забит Ризванов. На заседаниях литературного объединения часто бывали и известные дагестанские поэты Алирза Саидов, Шихнесир Кафланов, Кадир Рамазанов и др.

Для таких юношей, как я, это был другой мир, вход в который в средней школе не был доступен. Я стал усиленно записывать и коллекционировать мифы, предания, сказы, обычаи, адаты, обряды, поверья — словом всё то, что входило в загадочное и волшебное слово фольклор. Я заметил, что многое из того, что я собрал и собираю, не зафиксировано и не опубликовано в официальных публикациях. После развала СССР я добавил весь свой полевой материал к имеющимся научным публикациям. Так возникла моя диссертация и трёхтомник «Астральная религия лезгин», посвященный домонотеистическим верованиям народа. В процессе исследования пришлось изучать историю и культуру древних этнических образований Ближнего Востока и Передней Азии. Дело в том, что становление языческой религии и мифологии албано-лезгиноязычных народов напрямую связано с этногенетическими процессами происходившими в Малой Азии, Эгейском море, северо-западном Ираке, Восточном Кавказе. По мнению специалистов, предки нахско-дагестанских народов — алародийцы создали одно из четырёх древних великих цивилизаций Передней Азии. И ещё, когда древние пласты культуры народа нуждаются в восстановлении на базе пережиточного материала, требуется привлечение соответствующих материалов той языковой семьи, к которой он принадлежит.

Его тяготит многое в современной науке, в жизни, во взаимоотношениях людей. Я хочу спросить его о том, кем он себя более чувствует— журналистом, учёным писателем? И понимаю, что вопрос немного некорректен, ибо эти составляющие так слились в его образе, что они укрепляют его веру в собственные силы.

Кем бы ты ни был, говорит он, ты должен трудиться, ибо труд и только труд- это единственный источник и носитель духовности человека.

   — А что же литература?  Она служит источником самовыражения,  отдохновения души?

— И да, и нет! Литература и искусство должны облагораживать людей, делать их лучше, чище, добрее и выше! Своим первым романом «Миф» я хотел показать не то, что я писатель, выразитель определённых взглядов, а показать свою глубочайшую любовь к духовным истокам народа, воскресить в сознании людей дремлющий инстинкт этнического «Я». И журналист, и писатель, и учёный во мне, да и в любом разумном сыне народа, пытаются ответить всю свою жизнь на один извечный философский вопрос: в чём предназначение человека на этой бренной земле? Я знаю, что на него ищут ответ в течении многих тысячелетий, все самые светлые умы человечества и есть очень много разных вариантов умозаключений. Но поди же ты — прямого ответа нет и нет. А ведь вся загадочная суть этого феномена в том, что ни от нас, ни от нашей воли и нашего желания не зависит то, когда мы появляемся на этот свет. От нас также не очень зависит и то, когда и как мы покинем этот свет, но от нас зависит то, как мы будем жить в этом мире, какова наша жизненная позиция, как мы будем самоопределяться в этом мире, И самое главное кому мы будем служить: народу или должностям, совести или деньгам, сатане или доброте…

Вокруг бушуют ветры капитализма, со всех сторон на нас давит неумолимый молот стяжательства личной выгоды, инстинкты плоти… И если ты не укладываешься в эти параметры, то ты становишься изгоем, об тебя будут вытирать ноги… Жизненная позиция человека ответы на эти вопросы всегда зависят от того, на каком уровне культурного развития находятся общество и личность, до какой вершины совершенства дошло человечество. Легче всего быть в большинстве и скрываться за объективным мнением этого большинства, но очень часто интеллектуально самодостаточные люди оказываются в меньшинстве, так как не могут себе позволить входить в сомнительные и преступные сообщества.

У этих людей есть то святое и великое качество, что издавна именуется совестью. Такие люди редко попадают в структуры власти,  и если они вдруг там оказываются, то многое может измениться и все почувствуют, что начинаются изменения,  реформы, желанные народом и служащие развитию общества. А чиновники, эти как писал Пушкин «чином от ума избавленные люди», не имеющие ни своих позиций, ни мнений, а лишь повторяющие всем известные популистские лозунги, превращаются в балласт. Более того, это и есть то «неизбежное зло», по известному выражению Сталина, о котором он метко высказался.

— Как же быть человеку? 

Я себе говорю: надо жить, надо быть личностью и стараться делать то, что может принести хоть частицу добра и справедливости, сделать жизнь чуть-чуть роднее и ближе к идеалам своего народа, быть лучше, чем ты есть. Изучать и любить свою историю, ибо правда истории — это правда жизни, и если история —  это память народа, это гимн его побед и уроки поражений, то народ — это форма проживания людей на земле, а государство же — способ выживания народа. Для Дагестана с целью создания современного цивилизованного общества, как первый шаг, мне видится, необходимо провести на всех уровнях власти действительно демократичные выборы. Для лезгинского народа явно наблюдается дефицит кадров, поэтому желательно была бы деятельность общественной (или частно-государственной) структуры, которая занималась бы планированием и осуществлением подготовки кадров по всем направлениям.

 — Если бы вам была дана вторая жизнь, на что вы её потратите?

В этой жизни, жизни проб и ошибок, много чего было. Конечно, заманчиво прожить ещё одну, без тех ошибок и просчётов. К сожалению, это  недосягаемая роскошь. Думаю, мне надо в этой оставшейся жизни сделать то, чего не успел и обязательно надо сделать.

По преданию лезгин, давным-давно, в глубокой древности, у подножия горы Гаф( современная гора Шахдаг) появился источник живой воды. И вода там, якобы, появлялась раз в году, в канун дня рождения Солнца и то — в течении нескольких мгновений. И якобы тот, кто поймает это мгновение, обретает бессмертие. И вот одна маленькая птичка по имени Бини успела выпить живой воды и обрести бессмертие. Шли годы… Все родные и близкие постепенно умирали, уходили все, с кем она была близка, с кем делила радости и горести. Ей становилось все тяжелей и тягостнее на этой земле без друзей , без старых песен, без идеалов, без прошлого, в этом сухом, каменном, бессмертном мире, которого она обрела, когда-то испив из живого источника священную воду.  Мораль сей притчи такая. Без своего народа, без родных и близких, без общения ничто, даже вечная жизнь, не имеет никакого смысла.

И ещё…

С ним можно долго и интересно говорить об истории, культуре, науке, литературе. Ты понимаешь, что за всем этим интеллектуальным багажом человека стоят годы упорных и кропотливых трудов и поисков. И не хочется писать о личности и творческих исканиях его казённым слогом, сухим и шершавым языком документалистики.

Чего стоит  один его роман «Миф», который  стал смыслоопределяющим фоном его жизни и творчества! Он воплотил в себе уникальное своеобразие его мифопоэтического мышления и художественного вкуса. Роман  «Миф» стал поистине «энциклопедией национальной жизни и национального духа». Осмысливая своё этническое прошлое и историю своего народа в особой системе символов и образов, он воссоздал своеобразную эстетически окрашенную мифопоэтическую картину глубокой древности. А трёхтомник «Астральная религия лезгин»? Это не только весомый вклад в лезгиноведение,  в историческую этнологию Дагестана, но и пионерское, универсальное исследование домонотеистического духовного наследия отдельного народа Дагестана, прецедентов которых доселе не было.

P.S. Иногда кажется: в этой жизни, тёмной и нещадной борьбе со всякими новомодными течениями, всевозможными «постмодернистскими» вывертами, всё скромное и серьёзно, традиционное и научное не воспринимается обществом и явно проигрывает. И больно, и грустно, и  обидно от этого… Но это, конечно, не так… ибо всё-таки хочется верить, что на земле всегда ценилось,  во всяком случае, найдёт свою оценку истинно светлое, родное, связанное с нашей жизнью, берущее своё начало от родной земли и запаха родных просторов, как безыскусные и полные народного колорита «были и небылицы древности» Фейруза Бадалова из его книги «Красный дождь», как строгая и возвышенная мифопоэзия «Астральной религии лезгин» и непрочитанного ещё должным образом романа «Миф».

Фахреддин Оруджев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.