Изобразительно-выразительные средства в творчестве Зульфикара Кафланова

Поэзия – это своеобразное видение мира. Без изобразительно-выразительных средств языка (троп) поэзия бедна, т.к. тропы  отражают художественную мысль автора более красочно. Его раздумья о человеческих отношениях, любовь к Родине, к людям — привлекает внимание большой аудитории читателей.

Бесспорно, язык А.Пушкина, М.Лермонтова, Л.Толстого поражает своей глубиной и абстрактностью мысли, но и лезгинский язык имеет не менее разнородную структуру, которой могли бы позавидовать многие русские поэты современности. М.Лермонтов восхищался природой и людьми, живущими на Кавказе и, уверена , что дагестанские высокогорья, глухие сёла, зеркальные водопады не оставят равнодушным, даже человека, который не склонен  любить  поэзию и не признает живой мир литературы. Строки сами рождаются в мыслях у заблудшего путника в местности, где течет гордая и величественная река Самур.

В своей статье  я хочу показать  богатство и красоту лезгинского языка, поэтому  речь пойдёт об изобразительно-выразительных средствах языка, которыми пользуются известные поэты, и лезгинские поэты – не исключение. На примерах сравнений, метафор, эпитетов я докажу, что лезгинский язык имеет право занимать почетное место в системе языков мира.

Недавно мне в руки попалась книга стихов  талантливого поэта,  Зульфукара Кафланова, на лезгинском языке  «Грустная весна» («Сефил гатфар» ). Его  поэзия знакома дагестанскому читателю, через  художественное творчество, которого проходит тема верности своему народу и  языку. Автор, унаследовавший поэтический дар от своего известного отца -поэта,  Шихнесира Кафланова,  показывает красоту родного языка, употребляя  огромное количество изобразительно-выразительных средств.

В первой главе  «Свободные стихи» проходит тема чувства духа своего времени. Здесь   привлекают внимание сравнения, возникающие во время работы над стихами. Они расширяют границы возможностей художественного мира, показывая красоту сравниваемых образов,  так, например: «Заканчивается  жизнь, как полено, горящее в печи»  (Куьтягь жезва уьмуьр, къула тунвай к1арас хьиз)-  жизнь автор сравнивает с поленом в печи; « Мир болен, как бедняк, измученный болезнью» (Начагь я дуьня, кесиб хьиз кармашзавай азарди). Огромный мир и бедняк, измученный болезнью.

Сравнения у поэта строят и лирические фрагменты: « Без тебя я беспомощен, как обессилевшие крылья старого орла» ( Яшлу лекьрен гьалсуз хьанвай лувар хьиз, вун галачиз ажуз я зун); «Светится луна, как моя невеста». (Алгъанзава варз зи свас хьиз), а в другом стихе полная луна сравнивается с золотой пуговицей , сошедшей с рубашки вселенной (Ац1ай варз–къизилдин седеф, алатнавай перемдилай Алемдин)

Сравнивая одно с другим, автор сближает  персонажей сюжетно, показывает и внутреннее состояние героя: снег сравнивается с кусочками бумаги, которую, обидевшись,  порвала любимая (Жив – ярди хъелна къазуннавай зи кагъаздин к1усар ); зима сравнивается с обиженной старушкой (Жив — рик1 т1ар хьанвай къари хьиз).

Сравнения, отражая разные отношения,  у автора приобретают новый смысл, превращаясь  в символы, так  например: белый цвет – начало и конец жизни (лацу ранг уьмуьрдин эвелни я, эхирни); сердце матери – свет в доме (дидедин рик1 – к1валин чирагъ); папаха – совесть горца (бармак – ягъ-намус  я дагъвийрин); отец и мать – два крыла (диде-буба – кьве лув я); правда и ложь – близнецы одной матери – жизни)

Источником разнородных сравнений является повторяющее слово  НОЧЬ – это и чёрная ворона, это и вдова, и тёплая колыбель младенца, и платок скорби женщины (Йиф –ч1улав къаргъа,  хендеда, куьрпедин чим авай кьеб, дишегьлидин ясдин шал)

Сопоставляя человека с окружающей обстановкой, появляются разные смысловые связи.  Таким образом автор сравнивает любовь с Родиной,  разница лишь в том, что у Родины есть солдаты, а у любви нет армии, охраняющей её границы

Муьгьуьбатни
Ватан хьтин са зат1 я,
Вичин гьаят,
Сенгер авай.

Анжах са кар чара я:
Муьгьуьбатдихъ
Ватандихъ хьиз,
Сергьет хуьдай  аскер авач.

Для создания художественного образа служит метафора. Как в русской поэзии, так и в лезгинской метафора делает творчество более привлекательным, создавая новые образы.  Зульфукар Кафланов  развёрнутой метафорой  вызывает у собеседника эмоции:  «Нет сил встать с постели,  выпивая беды  земли,  разделённой на две части»  (Къарагъ тежез меселла къе, къве пад хьанвай Лезги чилин гъамар хъваз), -земля,  разделённая на две части – это родина; «Краснеет бумага белая от крови, идущей из груди совести» (Яру жезва лацу чар намусдин хурудай къвезвай ивидай); «Плачет по мне,  внуку, ночь, в сердце которого  боль народа» (Йиф шехьзава захъ –хтулдихъ, рик1е халкьдин т1ал авай) Эти  образные выражения вызывают у читателя переживания за судьбу Родины.

Метафора помогает наладить общение с  человеком: «Тащу груз мыслей, плача и улыбаясь» (Гагь хъуьрез, гагь ишехьиз пар ялзава хиялрин); «Солнце смотрит в мой дом без огня» ( т.е. опустошённый) (Ракъини килигзава ц1айсуз хьанвай к1вализ зу); «Боюсь, что растает мой карандаш в руках» (т.е. перестанет быть поэтом, закончится вдохновение) (Гъиле авай къелем ц1раз кич1езва)…Таким образом метафора  в лезгинской литературе, как и в мировой,  обогащает язык, способствуя  лучшему пониманию смысла фраз.

Как много  красочных определений ,эпитетов , только в одной главе  книги! (Не говорю о других главах) О них можно  говорить и приводить примеры бесконечно.
Тебя увидел я в рубашке радуги – Вун акуна хважамжамдин перем  алаз
Моя горькая судьба – Зи туькьуьл бахт
Цепочка переживаний – Гъамарин к1ерет1
Весна – нежная невеста   — Гатфар – назик свас
Стихи,  заболевшие любовью – Муьгьуьбатдин т1ал авай шиирар
Снежная тетрадь – Живедин дафтар

Разве можно сказать, что  язык лезгинский беден. Нет! Он живой, он красивый и яркий! Это — богатый язык, если только в одной главе автор смог употребить на родном языке столько выразительных средств.

Какой глубокий смысл кроется в этом стихе, в котором  говорится:

Земля красива,
Как ковёр,
Связанный нежной рукой.
Только сегодня я понял это.
Если б не так,
Птица своё дитя,
Не летать,
А ходить, как животное, научила.

Чил  ер я,
Халича хьиз,
Назик гъили хранвай.
И кар къе за кьат1анва.
Туширт1а,
Къушра  вичин шарагдиз,
Лув гуз ваъ,
Гьайвандиз хьиз къекъвез чирдай.

Не перестаю удивляться авторским олицетворениям , где одушевляются неодушевлённые предметы бытия, где невозможное становится возможным:
Чёрная ночь прислонилась  ко мне –Ч1улав  йиф  игис хьанва патав зи
Солнце целует ветки  чинары – Ракъини к1уф эцигиз темен гузва чинардин хилериз
Под берёзой умирают наши поцелуи – Къавахдик чан гузава чи п1агьри
Снег падает, танцуя – Кьуьлуьз-кьуьлуьз жив къвазава

Олицетворения делают текст более насыщенным. Развивая воображение, придают тексту  яркость,  а языку —  выразительность. Деревья, травы, животные  наделяются чувством,  у Кафланова чувством наделены природные явления: день, солнце, дождь…
Солнце, подставив холодный лоб, смотрит в окно – Ракъини килигзава къайи пел эцигиз шуьшедал.
Луна уходит,  роняя слёзы по каплям –Ст1ал-ст1ал нагъв вегьиз хъфизва варз.
Уставший день  по улице ходит, держась за деревья –Югъ куьчедай галат хьана  хъфизва тарар кьаз-кьаз
Созерцая мир, плачет сердце дождя  –    Марфадин рик1, дуьня акваз шехьзава

Чтобы показать личную оценку происходящего, автор  употребляет гиперболу – преувеличения. Она подчеркивает выразительность, эмоционально преувеличивая её
Сплетня  сильнее огня –    Ялавдилай шер гужлу я.
Моё горе на много старше меня  по возрасту – Зи дерт залай шумудра ч1ехи я яшариз
Любовь подняла нас к небесам – Муьгьуьбатди хкажна чун вили цавун кьилиз кьван
Встретив тебя, я рад, но и несчастен бесконечно – Вун гьалтна зун шад я, гзаф бахтсузни я кьадарсуз

В  свободных стихах Зульфукара  Кафланова встречаются и риторические вопросы, которые заставляют задуматься  о насущных проблемах:

Убегает улыбка,
От меня убегает улыбка
Моя улыбка,
Сделав сиротой мои губы,
Убегает улыбка,
Но куда?
К кому?

Катзава хъвер
Закай зи хъвер катзава,
Етимарна п1узар зи
Катзава хъвер.
Амма гьиниз?
Нин патав?

Лезгинский язык — богатый язык. На нём можно писать красивые стихи о Родине, о любви, о дружбе, о детях…  Только надо приложить силы, чтобы сохранить его для потомков. Эту статью хочу закончить  цитатой из стихотворения Кафланова :

Мой народ  лезгинский, у тебя есть могучий язык,
Но до сих пор нет пристанища,  чтобы его сохранить .

Зи лезги халкь, вахъ лап зурба  ч1ал ава
Амма къени вахъ ч1ал хуьдай к1вал авач.

 

РЕПИЯ   КАРИБОВА
ФИЛОЛОГ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.