ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ ГОГАЗСКОГО СЕЛЬСКОГО ОБЩЕСТВА АХТЫПАРИНСКОГО НАИБСТВА САМУРСКОГО ОКРУГА

 

ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ ГОГАЗСКОГО СЕЛЬСКОГО ОБЩЕСТВА АХТЫПАРИНСКОГО НАИБСТВА САМУРСКОГО ОКРУГА

Старое село Гогаз (на лезг. – Гъуьгъвезар) находится в северной части Ахтынского района Республики Дагестан, на южном склоне Самурского хребта, неподалёку от границы с Курахским районом, в 18 километрах от райцентра, на высоте 2430 м. над уровнем мирового океана [2]. В 1886 году в Гогазе проживало 533 человека [1]. Село окружено с юго-запада неприступными скалами, а с остальных сторон альпийскими лугами, чарующими взгляд пестротой сочных трав и диковинных цветов. Холм, где расположено село, обтекают с двух сторон ручьи с кристально чистой, студеной водой, которая по капелькам стекает в них из множества родников. Когда именно поселились люди на территории старого села Гогаз, точно сказать никто не может.

Гора Абрашан.
Гора Абрашан.

На территории села были найдены каменные, медные и стальные наконечники стрел, в двух км от нынешнего села в урочище Зеген, расположенном у основания горы Абрашан, развалины сакел, построенные в форме круглых шатров, очень крупные (почти в два раза крупнее обычных) кости из старых, вскрывшихся кладбищ, древние албанские надписи и т.д. Стоит отметить, что круглые сакли исследователи относят к бронзовому веку [6. стр 19], а останки людей великанского роста – к раннему каменному. Из вышесказанного следует, что на территории села Гогаз люди жили со времен древнейших кроманьонцев. Название горы Абрашан и заброшенного села под ним понимается как село Абраша (Абраш – древнелезгинское имя, -ан – окончание принадлежности). 

Место жертвоприношений – п1ир
Место жертвоприношений – п1ир

Наличие на территории села кладбищ с крестами, говорит о том, в период Кавказской Албании жители села исповедовали христианство. По преданиям, гогазцы долгое время исповедовали христианство, «поклонялись кресту», долго противились принятию ислама. Вообще, неприязнь ко всему чужому, то ли это чужая культура и обычаи, то ли — чужой язык или религия, у гогазцев заложено генетически. Так, со слов стариков, лезгины долгое время не принимали ислам, не потому что не были согласны с догмами религии, а не принимали как «чужую религию», так как относились ко всему чужому без доверия и враждебно. На этой почве было много кровопролитных войн. Но когда вопрос встал о полном истреблении народа, то «приняли религию» на словах, лишь бы прекратить это противостояние. 

К концу 19 века гогазцы официально считались мусульманами, но  проводили также все языческие обряды лезгин: вызывание дождя, солнца, поклонение святым рощам, горам, скалам, пирам и т.д. На первом месте было жертвоприношение, по любому поводу резали баранов и раздавали на жертвенном камне  мясо. 

Название села, по версии Ибрагима Гусейнова, произошло от лезгинских слов «гъуьр регъвез», «Гъуьгъвез», что означает – молоть муку. На территории села найдено около 20 развалин мельниц. Из многих соседних сел шли сюда молоть муку. 

Квартал сихила Ялаватар
Квартал сихила Ялаватар

В диссертации С.А. Аливердиевой топоним «гъверар», «гъуыъ-верар // «гъуьгъвезар», объясняется как «подснежники». [4, стр. 17]. Если учесть, что зима в селе продолжается 8 – 9 месяцев, то эта версия тоже имеет под собой почву. Примечательно, что сами гогазцы называют себя несколько иначе – «эгъвезар», «эгъвезжыв» и они считают, что название село связано с тем, что добираясь с равнинных земель Кавказской Албании (Алпан) до гор, их предки не раз меняли место проживания. Экъвез, – по лезг. – передвигаться. 

 Мы можем привести сведения относительно живших в селе в XVIII – XX веках сихилов (родов). По преданиям, основали село люди из сихила «ялаватар», их дома занимали в старом селе наиболее выгодное место – холм в центре села, который смотрит на юго-восток. Самоназвание  «ялаватар» (произошло от лезгинского слова «ялав» — огонь, что подчеркивает связь с древними верованиями лезгин, когда те поклонялись духам огня и т.д.). Согласно другой версии, более достоверной, название «ялаватар» связано с тем, что члены данного сихила были чрезвычайно физически сильными, смелыми до безрассудства и крайне вспыльчивыми. За такой чрезвычайно импульсивный темперамент их и назвали «пламенными». (В данном случае слово «ялав» — пламя ассоциируется с крайней вспыльчивостью, бесстрашием, быстротой реакции и неестественной энергией). Стоит отметить, что данные черты характера наблюдаются за большинством членов сихила до сих пор. Говорят, они были физически рослыми, имели средний рост 1,8 – 2 м. Примечательно, что большинство представителей данного сихила были голубоглазыми или зеленоглазыми и светловолосыми. Этот факт дает основание высказать мнение об албанском  происхождении этого сихила. Говорят, на территорию села, предки данного сихила переселились с равнинных районов Кавказской Албании. Причиной переселения было постоянные войны и стычки с кочевниками.

Относительно переселения в горы существует легенда: «После очередного кровопролитного столкновения с кочевниками, оставшиеся в живых люди приняли решение переселиться в горы, покинуть прежнюю Родину, так как продолжать там прежнюю жизнедеятельность не было возможно». Всем гогазцам известна  поговорка: «Ч1ур хьай Алпан». Так взрослые говорили, когда нервничали на работе, когда что-то долго не получалось. Поговорка переводится как: «Разрушенный Алпан». Естественно, молодежь спрашивала, — а что такое Алпан. «Алпан, это государство лезгин, откуда родом наши предки. Оно было расположено на низменности, в более благоприятных климатических условиях, но враги напали на его столицу и разрушили его до основания, не оставив камень на камне. Из пламени битвы спасся лишь один из тысячи. Таким образом, наши предки оказались в этих горах». 

В горах было построено село на скалистом холме в виде крепости, площадью 2 га. Внешние стены домов, хозяйственных построек были простроены сплошным массивом, оставив в село только два входа, через все село был проведен подземный ход для сообщения во время нападения внешних врагов.

Связь с землями на равнине не была прервана, гогазцы по тем или иным причинам проводили определенное время в Аране (равнинные территории бывшей Кавказской Албании). В основном на равнину гогазцы, отдельно или в составе крупных лезгинских отрядов спускали с целью набегов и грабежей. Они считали, «что имеют моральное право забирать со своих бывших земель всё, что им под силу». При этом, различали ночные кражи — угон скота  малыми группами  и открытые грабежи и  набеги в составе больших отрядов (тарашар). Также, имело место участие отдельных гогазцев в лезгинских набегах на Грузию. Набеги на гогазском говоре – тарашар. 

Представители сихила вплоть до начала 20 века носили старинные лезгинские имена: Аса, Балас, Бубаш, Бацай, Бубахва, Дамдам, Кассарав, Цхут1, Сердер, Зургье, Вегьре, Буьркуь и т.д. Естественно, с принятием ислама, в селе перешли также  на  арабские имена. 

Предположительно  в период принятия лезгинами ислама в селе из Ялаватар выделилась некоторая часть в   сихил «нурияр». Нурияр исполняли в селе обязанности муллы. Название сихила, возможно,  связано с именами Нури, Нуруллагь, Нуркъелем, которые были распространены у данного рода. Также названия тухума связывают со словом «нуралай» — озаренные светом, сопоставляя ислам, учение со светом.

Примечательно, что именно из этого сихила вышел первый гогазский ученый, канд. физ-мат. наук, профессор Казанского государственного университета Абдулгамидов Абдулгамид Ризабекович, специализировавшийся в области математического анализа.  

Дома данного сихила были расположены в северной части села. Представители данного сихила тоже были крупного телосложения, внешне ничем не отличались от Ялаватар, такие же светловолосые. Рыжие, голубоглазые. В свадебных и иных обрядах Нурияр и Ялаватар участвовали как один сихил и относились друг к другу с обращением «даш». Там у лезгин принято обращаться только к представителям своего рода.

Предположительно в 18 веке поселились в селе представители сихила «серкер» (в переводе с лезг. – овцеводы). По преданиям, три брата из села Хлют: Ризван, Аслан и Курбан переселились в село, боясь мести рутульцев. Так как они угнали у рутульцев в отместку за старые обиды отару. Представители этого сихила поселились по юго-западной окраине села в местечке К1унч1ар (сопки), зачастую строили дома над отвесными скалами или в неудобной для жилья нижней части села, так как другого пригодного для строительства места в селе уже не оставалось. Представители «серкер» отличались физической закалкой, выносливостью, жестокостью, особенно к животным, бескомпромиссным, буйным характером. Среди серкер были люди, которые могли поднимать на плечи коня вместе с наездником 

Основным занятием серкер было овцеводство. Они также были известны как угонщики скота, лошадей, имели связи с темными, склонными к набегам, людьми по всему Кавказу (от Чечни, до Карабахского ханства).  По этим каналам они продавали или переправляли награбленное. 

С 30-годов гогазцы стали перебираться на постоянное место жительства в села Гюдеклы, Чинартала, Мирземет-оба, Кимил-кишлах, города Хачмас и Баку Азербайджанской ССР. Стоить напомнить, что с перечисленными территориями гогазцы были связаны с древних времен, именно в Аране была их историческая Родина, но с наступлением советской власти многие сельчане решили закрепиться на равнинных землях. В горном селе стали появляется пустующие заброшенные дома. Их стало еще больше после Великой Отечественной войны, когда с фронта не вернулось в родное село более 60 из ушедших на ВОВ гогазцев. После 50 – х годов сельчане стали переселяться на территорию совхоза им. Революции Хачмазского района АзССР. В семидесятые годы молодежь стала перебираться в Махачкалу и другие города необъятной России, вплоть до Сахалина.

 Гогазцы в те времена занимались овцеводством, возделыванием земли: выращивали злаковые. Зажиточные гогазцы держали отары по триста голов, а на зимовку отправлялись в Муьршкуьр или Аран. Семьи Халиловых и Гамидовых проводили зиму в своем хуторе  Нереджан, расположенной области Муьшкуьр. Там же они имели свои пастбища, мельницы, и т.д. Большинство плодородных земель, лежащих в пойме речки, принадлежало членам сихила «ялаватар», также было распространено террасное земледелие. Им же принадлежали почти все мельницы. Также было распространено пчеловодство. Излишки продуктов сельчане продавали на ахтынском рынке, а взамен покупали одежду и фрукты (так как в селе деревья не росли). Ростовщичеством из сельчан занимались Езибег и Гамид. Так Гамид из-за долгов выкупил у усурцев большую часть их плодородных земель. Первыми крупными предпринимателями села были члены семьи Халиловых, Халил и Мисрихан, которые построили в  начале ХХ века  в Аране частные мельницы, токарно-столярный цех и ресторан. Кроме того, у Халиловых имелись многочисленные отары и плодородные земельные участки, для ведения которых они использовали труд батраков. Именно за годовую прибыль от ресторана в городе Уджары Мисрихан построил в селе Гогаз трехэтажный каменный дом с круговыми лоджиями и расписал все комнаты фресками, снабдил резными потолками и шкафами. Только за роспись комнат художнику было заплачено  40 баранов. По размаху стройки можно судить о том, что он был весьма успешным предпринимателем. С приходом советской власти все, что принадлежало Халиловым было раскулачено, а Мисрихан репрессирован как враг народа. Стоить отметить, что именно Мисрихан организовал в 30-ые годов ХХ века переселение части населения села в село Гюдеклы АзССР. По имеющейся у нас информации, он присвоил себе большую часть переселенческих пособий и совершил еще кучу проступков, за что и привлек к себе внимание НКВД. Но Халилов Мисрихан убежал из-под конвоя НКВД и перебрался в Иран. Там он женился во второй раз, открыл сеть магазинов, и в настоящее время в Иране живет большая семья рода Халиловых. 

Одним из любимых занятий гогазских мужчин  была охота. Охотились на зайца, барсука, лисицу, куницу, волка, на куропаток. Любители поднимались далеко в горы охотиться на горного тура и винторогого козла. Были в селе также свои кузнецы. Ковали сельскохозяйственные орудия, холодное оружие, ножи для бритья. 

Около 20% гогазцев жили только за счет воровства и грабежей.

Часть ограбленных товаров гогазские разбойники, в обязательном порядке,  раздавали бедным сельчанам. 

Почему часть гогазцев перешли на путь разбойников? 

Первая причина: Как во многих горных обществах, выживать только за счет скудного сельского хозяйства было сложно. 

Вторая причина: они считали Ширван, Муьшкуьр, в целом, всю территорию бывшей Кавказской Албании своими историческим землями и считали, то имеют полное право на все блага и  богатства, которые там производят. Вообще, можно сказать, что село в горах гогазцы использовали как базу, как место, где их семьи были в наиболее безопасном положении. А сами промышляли на широких просторах Арана (Аран —  в понимании гогазцев, равнинные территории бывшей Кавказской Албании: Муьшкур, Ширван, Шемаха и т.д.).

(Хасметов Алибег, сын одного из предводителей лезгинских набегов Хасмета Ялават, кадр из Драмы «Намус» Ширванзаде)
(Хасметов Алибег, сын одного из предводителей лезгинских набегов Хасмета Ялават, кадр из Драмы «Намус» Ширванзаде)

Без сомнения, определенная часть гогазцев, живя в Муьшкуьре.  участвовала и в походах Хаджи Давуда Муьшкуьрского на Шабран, Ширван и Шемахи и тд. Тут мы хотим напомнить, что Хаджи Давуд представитель Джабинского сельского общества (в настоящее с. Джаба время входит в Ахтынский район). Джабинцы, как и все лезгины Самурской долины, имели в Ширване и Муьшкуьре зимние пастбища. Село Дедели (по лезг. Давудан чилер), как раз являлся местом, где были расположены джабинские зимние пастбища. 

Годекан (по лезг. – ким) занимал особое место в общественно-политической жизни гогазцев. Ким для гогазцев был местом собраний, дискуссий, здесь решались все общие для села вопросы: распределялись зимние и летние пастбища, устанавливались сроки посевов и сенокосов, решали спорные вопросы меду отдельными жителями, тут же играли свадьбы. Спорные вопросы решал совет аксакалов – «диван», состоявший из 10 избранных, уважаемых людей, аксакалов. Аксакалов выбирали для этого дела достойных: честных, бескорыстных, незапятнанных воровством у сельчан. Выборными могли быть не только старые люди, но и мужчины в расцвете сил. Все споры и жалобы гогазцев рассматривал именно этот выборной орган. Гогазский «диван» выводил решение по всем вопросам: виновную сторону принуждали заплатить штраф, возместить ущерб, особо провинившихся выгоняли из села сроком на 7 лет. Стоить отметить, что в вопросах управления селом доминировали представители сихила Ялаватар, их слово было решающим. Согласно имеющимся архивным данным, главой села всегда избирался представитель Ялаватар: 

по архивам 1830 года главой села был Хан-Магьамад,

далее Ибагим –Халил (Брамхелил),

далее, Мисрихан,

далее, представители Османовых и Буржалиевых и тд.

В старом селе было три  кима: в центре села – для аксакалов, на западной окраине – для молодых, а на восточной – для подростков. Возрастное деление на киме было строгим требованием местного обычая. Ким в селе был социально-нравственным институтом, где выводились и утверждались правила поведения. В частности, одним из норм морали было вежливое обращение и полный запрет сквернословия. Человека, нарушившего данный закон, могли заколоть тут же. То есть, гогазцы в ответ на оскорбление в свой адрес сразу же брались за кинжал или пистолет. Стоит упомянуть, что все мужское население имело огнестрельное оружие: ружья, винтовки, пистолеты и было готово к вооруженной стычке. Мужчины держали кинжал и пистолет всегда при себе. Даже многие женщины носили тайно при себе кинжал. 

Село не подчинялось за всю историю существования ни Ахты-пара, ни Рутул-чаю, ни какинским бекам или еще кому-либо, а функционировало и оборонялось как самостоятельное общество. 

Село Гогаз не входило в общество Рутул вообще, и рутулцы не появлялись в селе даже с предлогом пахты, исключая попытки воровства и угона скота, которые, закончились для воров негативно. Людей, присягающих на их имущество, гогазцы убивал, даже особо не наводя справки, кто они такие и откуда. 

Тут стоит уточнить сам механизм пахта (зависимости сел вольного общества от главного села). Ахтынцы делали обход раз в год своих хуторов и отселков, так сёла, перечисленные в составе Ахтыпара 1 (кроме Гогаз) были образованы выходцами с Ахты, говорили на одном, ахтынском  диалекте, имели с ахтынцами прямые родственные связи сихилами. Причина образования отселков и хуторов изначально было связано с горными пастбищами. Вот на этих самых пастбищах летом держались  отара, принадлежащие, собственно, ахтынцам и жителям самих горных сел. Хутора со временем превращались уже в села, но связь с главным селом оставалась: имело место взаимопомощь как материальная там и при конфликтах с соседями, разбирательство ахтынскими аксакалами спорных вопросов и т.д. И когда раз в год ахтынская молодежь в составе 40 – 100 чел отправлялись в гости в горы, то принято было их угощать и т.д. вот эти самые  бахтачияр выполняли роль стражи общества Ахты-пара, делали обход по селам. Села, которые не были основаны выходцами с Ахты: Луткун, Кака, Хрюг, Ялак, Зрых, Кохюл, Лакун, Играх, Иджа, Хлют, естественно не входили в вольное общество Ахтыпара. Не входили они также в Рутул. Но рутульцы, предпринимали по отношению соседних сел грабительскую политику. Так, убив чабанов, угоняли стада и отары. Иногда им это удавалось, но пророю, наталкивались на засады и уносили домой уже трупы своих убитых товарищей. Жители сел, потерявшие стада тоже не сидели, сложа руки, а предпринимали ответные меры. 

То есть, общество Ахтыпара, вольное общество, скрепленное на договоре взаимовыручки, существовало реально, имел место и обычай Ахтынского пахта (полюдья). А попытка выдавать село Рутул и соседние лезгинские села, с которыми рутульцы имели натянутые, открыто враждебные отношения, за «вольное общество» является либо ошибочным мнением  историков, сложившимся за неимением правдивой информации, либо откровенной фальсификацией.

Село Гогаз, судя по занимаемой позиции, можно отнести на рассматриваемом периоде нейтральным к союзу «Ахты-пара», но ни в коем случае входящим в него. Примечательно, Гогаз — единственное в районе село, которое не говорит на ахтынском диалекте. Гогазский говор по своим окончаниям более близок к литературному языку. Так, Аливердиевой С.А. защищена диссертация на соискание кандидатской степени по теме «Фонетические и морфологические особенности гогазского говора лезгинского языка», в которой она доказывает эту особенность.

 Что же собою представляло село Гогаз до вхождения в состав России Самурской долины? Гогаз представляло собой абсолютно свободное, имеющее демократическое выборное управление, способное охранять свои границы и суверенитет, общество. 

Был строго налажен вопрос самообороны села, который включал ведение дозоров на южной и северной границах (по 4 чел), ведение дозоров у двух главных входов в село (по 30–50 человек – молодежные годеканы у двух входов в село) и постоянная боевая готовность всего взрослого мужского населения более 300 чел. Все взрослое население имело как огнестрельное, так и холодное оружие, которое постоянно носили с собой. О зависимости и, тем более, о пахта не могло быть и речи. Все общие вопросы решались на сельском сходе. А все захватнические войны иранских и иных завоевателей, можно сказать, обошли село стороною. Так как с древнейших времен гогазцы выставляли караулы на северном и южном рубежах села, вели дозор круглосуточно из специально построенных землянок и дежурили на каждом посту по двое. Все взрослое мужское население, исключая глубоких стариков обязано было нести дежурство. Следили за двумя крупными соседними селами: Ахты и Курах, и если там наблюдали появление непрошенных гостей в виде пожаров и остальных признаков войны, то сразу один дозорный докладывал селу, а второй следил за дальнейшим развитием событий. Сельчане быстро прятали свой скарб в специальное подземное помещение, которое находилось в центре села. Вход туда закрывали каменной плитой и сыпали сверху для маскировки навоз. (Такое подземное помещение оставалось в районе центрального холма села до 50-х годов ХХ века). Женщин и детей отправляли  в подземные убежища в ущелье «Зеген», находящееся в двух км от села, там же в подземных хлевах прятали и скот. Враг нарывался на пустующие сакли и проходил дальше. За его передвижением, естественно, тайно следили и, когда он окончательно покидал территорию села, люди выходили из своих убежищ. При этом, взрослое боеспособное население села сразу налаживало связь с соседними обществами через посыльных и действовали против внешнего врага сообща, встречали его у входа в ущелья, или закрывали входы в ущелья с двух концов, когда вражеские войска  оказывались  в каменном капкане. То есть, действовали наиболее выгодным образом, чтобы нанести непрошенным гостям: персам, кызылбашам и др. максимум вреда, с минимум потерями для себя, используя при этом рельеф местности.

Ущелье «Черные камни», одно из мест встречи непрощенных гостей. 
Ущелье «Черные камни», одно из мест встречи непрощенных гостей.

Когда самурская долина вошла в состав Российской Империи, в селе был назначен старейшина – представитель царской власти (один для селений Усур и Гогаз) житель с. Усур – Прим. Как говорилось выше, с. Гогаз не входило в Ахты – пару, и поэтому ковха был назначен по совету ахтынцев из села, подвластного им – Усур (и вообще гогазцы не были в каких-либо контактах с ахтынцами, поэтому и узнали о новшествах в политике так поздно). Но гогазцы не были готовы к такому повороту событий и решили выгнать Прима и назначить старейшину (кавха) из своей среды. За это взялись Халил и Азизага. Прим был жестоко избит Азизагой прямо на годекане по просьбе Халила. Но виновным сделали в Ахтах Прима, после чего последний был снят с должности старшины, и старшиной назначен Ибрагим – Халил, старший сын Халила. После этого случая Халил провел за свой счет водопровод протяженностью 2 км (купил в с. Испик трубы из керамики, доставил их на арбах в с. Гогаз на расстояние около 80 км, заплатил также за рытье траншеи), а в остальном помогли сельчане. При Ибрагим-Халиле (ковха) и только благодаря его стараниям был присоединен документально к территории с. Гогаз участок с названием «Тамун ѐгъ» около 50 га, права на который оспаривало и с. Кака. После его смерти село потеряло этот участок – сельский мулла Абдулкерим, у кого в руках оказались эти документы на этот участок, тайно продал их какинцам за две тонны пшеницы.

 В настоящее время гогазцы компактно живут в Махачкале и Каспийске (около 100 семей) в Дербенте – около 100, в Норильске – около 100, а также небольшими группами в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Сургуте, Чите, Красноярске, Иркутске, Хабаровске, Владивостоке, Ставрополе, Астрахани, Волгограде, Луганске и во многих других городах. По некоторым сведениям несколько семей гогазцев, потомки белых эмигрантов, живут в Казахстане, Киргизии, Турции, Иране и Германии. 

Известные уроженцы села:

Юсуфов Мирзали – знахарь, лечил народными средствами многие болезни, переломы, выполнял несложные хирургические операции. Имел патент на врачевание, выданный военным врачом Нефедовым.

Абдулгамидов Абдулгамид

Абдулгамидов Абдулгамид – первый гогазский ученый, кандидат физ-мат. наук, доцент, зав. кафедрой матанализа. Занимался преподавательской деятельностью в Москве, Казани, Пензе, Махачкале. Всего с села Гогаз вышли 5 кандидатов наук, в разных областях.

Хасметов Алибег, выпускник ГИТИС, народный артист ДАССР. 

Буржалиев Магомедвели – первый гогазский учитель, построил в селе первую светскую школу и работал директором этой школы вплоть до выхода на пенсию. Во время ВОВ ушел добровольно на фронт, имел ранения и награды.

Насибов Назир – полковник юстиции, работал председателем Арбитражного суда Республики Дагестан.

 

Ризаков Мурад – чемпион России по ММА
(турнир промоушена ArcticNorFights)

Знаменит Гогаз и спортсменами: вышли из села около 10 к.м.с, несколько мастеров спорта по вольной борьбе, тяжелой атлетике, боевым видам спорта, из них —  5 чемпионов России.

Согласно приведенной выше информации мы подошли к следующим выводам: 

  • На территории села Гогаз люди жили с древнейших времен, именно со времен высокорослых кавказских кроманьонцев. Судя по круглым саклям долины Зеген, люди жили на территории села и в бронзовом веке. 
  • Памятники албанской культуры позволяют говорить о тесных связях Гогазского общества с Кавказской Албанией. 
  • Гогаз исторически, вплоть до присоединения к Российской империи в составе Самурского округа, не входил в состав каких-либо политических образований и управлялся самостоятельно. 
  • Село основали сихил «Ялаватар» (пламенные), имеющий нордическую антропологию. 

 

 

к.п.н Халилов Ш. Р. 

г. Москва

 

 

 

 

 

 

ЛИТЕРАТУРА 

  1. (население Ахтыпаринского наибства Самурского округа по сёлам в 1886 году). http://ru.wikipedia.org/wiki/%C3%EE%E3%E0%E7
  2. http://www.odnoselchane.ru/?sect=276 
  3. Аливердиев С.А. Фонетические и морфологические особенности гогазского говора лезгинского языка: диссертация … канд. филолог. наук : 10.02.02.- Махачкала, 2006.- 199 с.: ил. РГБ ОД, 61 06-10/1321.
  4. Алимов, А.Т. , Алимов, М.Т. Дагестан: время, судьбы. 
  5. Гаджиев, М.С. История Дагестана с древнейших времен до 16 века. п. Жизнь людей бронзового века.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.