К ВОПРОСУ О ДЕШИФРОВКЕ УРАРТСКИХ КЛИНООБРАЗНЫХ НАДПИСЕЙ

Халилов Шамил Рустамович, преподаватель МосГУ,

кан. пед. наук

Россия, г. Москва

s.halilov2010@yandex.ru

 

Статья посвящена исследованию сходства урартского и лезгинского языков. Выявлен целый пласт родственных и близких слов, ряд лексических морфологических и синтаксических параллелей. Обследованы способы образования существительных и глаголов, проведен их сопоставительный анализ. Материалы статьи могут быть полезны при подготовке к занятиям по направлению «Лингвистика». 

The article is devoted to the study of the similarity of Urartian and Lezgin languages. A  whole layer of related and close words, a number of lexical, morphological, and syntactic parallels were revealed. The ways of noun and verb formation were examined, and their comparative analysis was carried out. The article can be useful in preparing for classes in Linguistics.

Урартский язык  — древний язык государства Урарту, которое охватывало территорию с запада на восток – от озера Ван до озера Урмия, с севера на юг – от Араратской долины до северного Ирака до VI века до н. э.. Принадлежит к хуррито-урартской семье языков

Урартские эпиграфические памятники уже давно привлекают внимание исследователей. В 1828 – 1829 гг. Ф. Шульц в Ванском районе обнаружил и скопировал более сорока урартских клинообразных надписей, в том числе и текст знаменитой «Хорхорской летописи» Аргишти I.

Начало дешифровке в конце XIX века положил А. Сейс, однако ввиду малого количества известных тогда надписей ему удалось интерпретировать лишь отдельные фразы, при этом он высказал ряд недостоверных предположений.

Н. Я. Марр издал текст надписи Сардури II с полным связным переводом (1922). Для своей интерпретации он пользовался исключительно этимологическим методом, сопоставляя группы урартских знаков с созвучными словами из самых различных, преимущественно кавказских, языков. Полученный «перевод» был отвергнут учёными. При этом, идея Марра о грамматическом сопоставлении урартского языка с кавказскими оказалась плодотворной – до тех пор исследователи искали в урартском языке грамматические категории, известные из индоевропейских и семитских языков, в то время как грамматическая структура урартского языка в корне отлична от них; в частности, урартский язык является эргативным.

Отметим что, все попытки прочитать урартские тексты с помощью армянского и грузинского языков провалились. Также отсутствуют урартские слова в абхазо-адыгских языках.

Ряд ученых, которые проводили исследования в данной области, придерживаются мнения, что хуррито-урартские языки родственны нахско-дагестанским.

На сегодняшний день определено, что в языках нахско-дагестанской группы имеется около 170 слов-корней из хуррито-урартских языков. 

Данной проблеме Дьяконов и Старостин посвящают ряд работ.

В  монографии «Хуррито-урартские и восточнокавказские языки» Дьяконов пишет: «Мы надеемся, что настоящей работе нам удалось показать близкое родство хуррито-урартских и восточно-кавказских языков. Можно даже говорить о том, что хуррито-урартский язык входит в семью восточно-кавказских языков». 

«У них есть целый ряд лексических изоглосс с нахскими, почти столько же с лезгинскими языками, меньше изоглосс с центральными восточно-кавказскими языками» — отмечает Дьяконов.

При проведении паралеллей ХУ и ВК языков, Дьяконов и Старостин работали лишь со словарями нахско-дагестанских языков. В связи с этим, огромный пласт слов из различных диалектов и говоров нахско-дагестанских языков, не вошедших в печатные издания,  для них остался недоступным. 

В нашем исследовании мы хотим акцентировать внимание на лезгинский язык и выяснить степень его родства с урартским. При этом для сравнения, сопоставления урартских и лезгинских слов, наравне с литературным языком, мы решили использовать словарную базу различным диалектов и говоров, архаизмы и обороты лезгинского языка. 

На настоящее время лезгинскую группу языков  подразделяют на 6 подгрупп:

  1. Восточнолезгинские языки: лезгинский, табасаранский, агулский;
  2. Западнолезгинские языки: рутулский, цахурский;
  3. Южнолезгинские или шахдагские: крызский, будухский и хиналугский;
  4. Арчинский;
  5. Удинский; 
  6. Алпанский (кавказо-албанский) язык.

Уточним также отношение лезгин к Албании и албанскому языку.

Кавказская Албания (самоназвание – Алпан) – древнее государство, возникшее на территории Юговосточного Кавказа в V веке до н. э.

Население Кавказской Албании – албаны – изначально представляло собой союз 26 племён, говоривших на различных языках лезгинской ветви нахско-дагестанской семьи. К ним относились албаны, гаргары, утии, гелы, чилби, леги, сильвы, лпины. Многочисленные племена албанского племенного союза населяли территории между Иберией и Каспийским морем, от Кавказского хребта до реки Кура, хотя территория проживания албаноязычных племён распространялась и южнее, к Араксу. В II веке до н. э. албанские (лезгиноязычные) племена населяли также Куро-аракское междуречье. А оно, собственно, до VI в. до н.э.  относилось к северным территориям Урарту.

Мы приводим примерную этническую карту Кавказа в V – IV века до н. э. Карта составлена на основании свидетельств античных авторов и археологических предположений. К этому времени районы озера Севан, междуречье Аракса и Куры были заняты кавказскими племенами (которые к концу II века до н. э консолидировались в Кавказскую Албанию). Поэтому, вполне логично рассмотреть версию, что в период расцвета Урарту эти племена входил в неё. И в этом свете, гипотезы ряда авторов, что язык Урарту (язык правителей Урарту, язык урартских клинообразных надписей) близок к Восточнокавказским, выглядит оптимистично. Говоря про восточно-кавказские племена,  следует уточнить, что Кавказскую Албанию населяли именно лезгиноязычные племена, и логично искать параллели  урартского языка, в первую очередь, в лезгинском языке.

Наречия лезгинского языка

Лезгинский язык делится на 3 группы диалектов: кюринский, самурский и кубинский. Имеются самостоятельные говоры: курушский, гилиярский, фийский и гелхенский, гогазский и т.д.

Кюринское наречие распространено в Сулейман-стальском, Магарамкентском, Курахском и частично в Хивском и Дербентском районах Дагестана. Различают следующие диалекты и говоры кюринского наречия: яркинский и курахский диалекты, гелхенский и гилиярский говоры. 

Гюнейский диалект – лёг в основу литературного языка. Распространён в Дагестане, по левобережью нижнего течения реки Самур. В Магарамкентском, Сулейман-Стальском и Дербентском районах. (всего в трех районах).

Самурское наречие распространено в Ахтынском, Докузпаринском, Рутульском, Магарамкентском, Дербентском и Хасаюртовском районах республики Дагестан в городах Дербент, Каспийск, Махачкала, а также в Огузском, Габалинском, Исмаиллинском, Шекинском, Агдашском, Гёйчайском, частично в Хачмазском, районах, городах Хачмаз, Сумгаит, Баку Азербайджана. 

Различают следующие диалекты и говоры Самурского наречия: докузпаринский, ахтынский, фийский, мазинский, гутумский и джабинский диалекты; гогазский,  курушский и Дашагиль-Фильфили говоры.

Как мы видим, на диалектах и говорах Самурского наречия говорят как жители Самурской долины Республики Дагестан, так и сопредельных районов Азербайджана. В целом, на Самурских диалектах говорят в более чем 15 районах и крупных городах. 

Кубинское наречие лезгинского языка распространено в пределах Гусарского, на севере Губинского, Габалинского и Исмаиллинского, а также местами в Хачмазском и Огузском районах Азербайджана. 

В настоящем исследовании, нам кажется более логичным, обращаться не только к словарям лезгинского языка, составленным на основе литературного языка, но к словарной базе Самурского и Кубинского наречий. Мы надеемся, что использование мощной базы слов, оборотов, архаизм, которыми обладает различные диалекты и говоры лезгинского языка, помогут нам более эффективно решать поставленные в исследовании задачи.

В настоящем исследовании мы сделаем попытку провести все параллели между языками лезгинской группы и урартским. Для этого мы ставим следующие задачи:

  1. выяснить уровень близости лезгинских и урартского языков по основным  характеристикам;
  2. выяснить уровень близости или совпадения местоимений;
  3. выяснить уровень близости или совпадения числительных и форм их образования;
  4. выяснить уровень близости или совпадения глаголов и форм их образования;
  5. выявить  перечень общих имен существительных и их форм склонения
  6. На основе полученных результатов сделать вывод о родстве лезгинских и урартского языка.

Таблица 1. Основные характеристики урартского и лезгинского языков

 

Основные характеристики урартского языкаОсновные характеристики лезгинского языка
Морфология имени
Словообразование и словоизменение осуществлялось посредством

агглютинативных суффиксов. 

Морфологически лезгинский язык относятся в основном к агглютинативному типу, что наиболее очевидно в склонении имен существительных.
Склонение
Два числа: единственное множественноеДва числа: единственное множественное
Отсутствует различие по грамматическим родамОтсутствует различие по грамматическим родам
Около 15 падежей18 падежей
Морфология глагола
Глагол имеет совершенную и несовершенную видовременные формы, два типа спряжения — транзитивно-эргативное и интранзитивно-абсолютное.Глагол не изменяется по лицам и числам. Наклонений 7. Сложная система временных форм.
Синтаксис
Эргативная конструкция предложения.

Обычный порядок слов в простом предложении:

 «подлежащеедополнениесказуемое» (SOV).

Основные конструкции простого предложения: номинативнаяэргативная и 

преобладает порядок

 «подлежащеедополнение  — сказуемое» (SOV).

 

Этимологизированные хуррито-урартские слова 

  1. *i- урарт. i-ne «этот»; лезг. – и, ин, «этот»;
  2.  *ma- «он, этот»  — лезг. ama, hama – он;
  3. *xic’ — причинять боль, вредить – кьец1, то же самое;
  4. *xur – пить, лезг. хвар — питьевая;
  5. *а  — лезг. а; а-т1а; а-на, а-ма, основа указательных местоимений «тот»;
  6. 2-е лицо ед. число эрг. we-s ген. we-w. лезг. ваз – тебе, вав – у тебя;
  7. adi – тот, ат1ди, ада;
  8. all-ae – «госпожа, королева», лезг.  all-a – особая, важная;
  9. amurt – шиповник, лезг. murt – барбарис;
  10. aqarqe – мера емкости; акар – большой глиняный сосуд;
  11. c’ari- кольчуга; лезг. чар — оболочка. На мoлоке – сливки, на земле – корка, на сугробе – корка, лед и тд. Древние кольчуги (защитные рубашки) делали из конских волос, ч1ар – волос;
  12. c’arr – дерево, тар – дерево, цар – то, что сажают;
  13. c’i – течь, иди о дожде; ц1и, иц1и – сырой, мокрый;
  14. c’ir, c’ir-ab – (пустой, ненаселенный), лезг. c’uru – дикий. (Тут мы поправим Дьяконова: «c’uru» на лезг. говорят также по отношению заброшенного села – ч1уру хуьр– заброшенное село, тут корень ч1ур (c’ur), в диалектах встречается в форме: ч1ур, ч1ир, ч1ыр. 
  15. c’uc’c’ – сосок, лезг. с’uc’ (ц1уц1) – сосок;
  16. gat’  — амбар, гад (гату) – лето, уражай;
  17. gat’  — ячмень; гит1 – блюдо из злаков;
  18. gune – «правый, а не левый, правильный», лезг. гуне – солнечная сторона, къени – правая сторона, правильный, настоящий;
  19. h,at – резать, разделить – Кьат1-ун резать, отделять часть; ат1-ун – резать;
  20. igi – «внутри», лезг. игис-ун, игигъ-ун – приближаться встык, допускать близко, корень – иги;
  21. ika  — так;
  22. k’iri-k’iri – сосновая шишка, лезг. k’iri – шишка, неспелый несъедобный плод;
  23. k’ur  — нога; к1ур  -нога, копыто. К1ур гун – растоптать, избить, захватить, унизить;
  24. kere – сосуд, лезг.kur – посуда, (kerey – сосуд из обожженной глины);
  25. kаr – дубина, к1ар гун – ограбить, уничтожить, присвоить все запасы продуктов. По большей части – присвоение ценностей, денег, продуктов;
  26. kar-un – убить, избить, привести в негодность;
  27. kugu-un – писать (от слова куг. кваг – буква) – кугун – кухьун – кхьин;
  28. kar un – убить, избить, привести в негодность;
  29. lul-uwe иноземец, враг. лелева, – состояние паники. лелева хьун – впадать в паникую;
  30. man – быть, лезг. man — пусть будет;
  31. pili – канал, водопровод, лезг. пили – водопровод, Пили — дух воды;
  32. qarqara – панцирь – лезг. кьеркьер, но кьеркь – на лезгинском грубая, необработанная кожа, хъурхъ – то же самое, в мн числе кьеркьер или хъурхъар. Хъархъ – грецкий орех;
  33.  qewr-a  — долина. лезг. гевра, герва – перевал;
  34. s’imi – солнце, лезг. – чими – теплый, солнечный, чими юкъ – солнечный день;
  35. sale – год, лезг. сале (салай) – через год;
  36. s’-use – первый, шусе (шасан) – с прошлого года;
  37. s’usе sale – за один год, лезг. — шусен сале (шазан салай)  –  с прошлого года;
  38. sed – ругань, проклятие, лезг. seb — ругань, проклятие;
  39. tere- лоб; лезг. терe – передняя часть, межа, ограда;
  40. terun – огородить;
  41. ul – идти. Улуд ун – догнать, уьлуьк  — впереди; уьлуьк фин – идти вперед. Собственно, ул- корень, связанный с понятием движения;
  42. uluštia (> uluštai, ulušta) «предшествовать», «идти впереди (кого-нибудь)» ульлуькдай – раньше, до этого;
  43. ur – работать; лезг. ур, авур (выполненная работа);
  44. xan, рожать xun, рожать, xana, xane —  родила;
  45. xax-l – щека, лезг – хъвяхъ  — щека;
  46. xen’e – сейчас; лезг. — къе  —  сегодня, къен’е – только что;
  47. zilib – семя, потомство, лезг. цил – семя, потомство;
  48. мeshe – дань, лезг. мас – цена, мешехуьр – сборщик дани;

Тут мы поправим:  в урарт языке глаголы оканчиваются либо на –ун, -иди, уали, -и, -е, он никак на –ат и ур, Дьяконовом приведены просто корни глаголов, а не начальная форма глагола. Так, «ur» (сделанный) мы встречаем в форме прошедшего времени как «uni» — сделал в начальной форме он, примет вид «un» (лезг. лит. – авун, самур. наречие – ун), таким образом,  «ur» — является деепричастием, а не глаголом.

  1. Хаi, xai-ane маленький; лезг. – хай-ди – новорожденный; 
  2. zzi – суффикс прилагательных, обозначающих внешний признак. Ср.  лезг.k’ul-ac – горбун. Но k’ul-ac  — к1улац – фактически является существительным. И суффикс –zzi с натяжкой можно сопоставить с суффиксом –ac. Мы нашли для суффикса –zzi (зи) более точную этимологию: на самурских диалектах:  яргизи – высокий, екези – крупный, ч1агайзи – красивый, иерзи – симпатичный, 
  3. Сложные числительные  — 11 – 19. Образуются  посредством  — si. В лезг – c’i (ц1и)

В лезгинском языке, как и в урартском, отсутствует буква «о».

Тут мы привели лишь часть корней, этимологизированных предыдущими исследователями. При этом использовали источники [3] — Старостин и Дьяконов и [2] — Меликишвили, внеся, при необходимости, свои поправки.

Местоимения

Личное местоимение 1-го лица единственного числа «я» засвидетельствовано в форме эргативного падежа ieše  «я», например: ieše ini pili agubi «Я этот канал провел»

На лезг. (за ин пили гъун-на (гъана)

Притяжательным местоимением 3-го лица ед. числа является masi/e «свой»: aluše tinini tule mase tini teli.  «Кто (мое) имя уничтожит и свое имя поставит».  На лезг. – «Алай тварни талана маса т1вар  тылый (талгьуй)». Дословный перевод: «Имеющееся имя не сказав, другое имя пусть не скажут». Mase –  на лезг.  – другое.

Указательные местоимения лезгинского языка.

И, ин (этот, эта, это) на лезг. [1]

Ина – (здесь, рядом, недалеко) на лезг. [1]

Инай (инагъ) – остюда

Иник, инук (под этим, среди этого)

Иника, инука  (с этого места, с этой стороны,  

Инал – здесь, на поверхности 

Иних, инихъ (инух, инухъ) (за этим)

Инлай, Иналай – с этого места.

Иниз (инуз) сюда

Инлайни – и с этого места, -ни играет роль союза и

 

Таблица 3. Указательные местоимение на лезгинском и урартском языках

Указательные местоимения лезг. языкаПеревод Урарт. яз.Перевод
1И, ин этот, эта, этоIni«этот, эта, это»
2Ина здесь, рядом, недалекоIna «здесь»
3ИнаниИ здесьIna-niИ здесь
4Инан а патани На той стороне Inani aptini «с этой стороны»
6Иника, инука  с этого места, с этой стороныInuka«с этого места»
9И-куька-ни (ин квекай-ни)От того самогоikukani  «тот самый»
1Инди, инзи (самур. д.)Этот, такой
1Инди, Инзи –ни (самур д.)И от этого, и от такогоinusi(ni)«такой»
А, андиТотA, fdiТот

 

Указательные местоимения уратского языка:

Наиболее часто встречающееся в текстах указательное местоимение  ini, указывающее на близкий  предмет: «Этот, эта, это» 

Ina (из надписи №99) [2]  является, по всей вероятности, формой местного падежа от ini  имеет значение  (в этом,  в этой, в это», а также «тут», «здесь»

Ina-ni burgana-ni (Эта крепость) и здесь также  крепость построил.

Inani aptini suinianini  «с этой стороны озера» (на лезг. «а пти ни, а пата ни» —  на той стороне.

Inuka, inukani  «с этого места»

прилагательное с добавлением суфикса  -usi – inusi(ni) (< ini-usi(ni)). По видимому, имело значение «такой», «таковой». 

Inuz – на лезг. «сюда»,

ikukani (от  ikuka-ini) и ikukaḫini «тот» («тa»f «то»), «тот самый»

Ikuka – на лезг. И квека И куька(й)        (от этого самого), а куькай, а квекай  (от того самого.

Глаголы

У Меликишвили мы находим: «Окончанием, характерным для основ переходных глаголов, является u, например: zadu «создавать», šidištu «строить», teru «ставить», «устанавливать», aru «давать» и т. д.»

Так как ни один глагол не был найден в начальной форме, то нельзя утверждать, относительно н.ф. Мы попытаемся разобрать глаголы по составу, выделить корень, суффикс и окончание, и только после этого мы можем делать выводы.

Информацию о построенных крепостях, дворцах передается выражением:

šid -iš-tu-ni (он построил его)

Так же встречается слово:

šid-auri

тогда выходит, корень глагола «строить»  šid, а не šid-iš-tu, значит, выражение šid  iš tuni состоит из трех слов.

Šid- корень, созвучный с лезг. «циг, эциг» — (строить); 

iš tuni дал, попросил, приказал сделать.

Итак, на лезг. — «šid- iš tuni»  — «циг из туни» (эциг ийиз туна)  — дал построить, дословно построить дал.

ui giei ištini šidauri «ничего не было там построено»;

šid-auri – циг а(в)ури (построенное); 

на  лезг. – «ина зат1ни авачи эциг авур»,

ничего не было построенного.

В слове šid-auri  (построенное) выделяем auri (авур)

Šid-iš-tu-li когда дали  построить

Šid-iš-ti-tu-li —  когда не дали построить (циг из татурла – тытырли)

В надписи Менуа 65 мы находим

Šid-iš-tu-u-a-li, тут имеем окончание  a-li,

Аналогичное окончание имеет слово urpu-ali (когда принесли жертву)

Но с жертвоприношением связан также глагол аtqan-adu

Если для глагола аtqan-adu мы находим в лезг. языке уткан-ды (лит. тук1вада) – зарежем, тук1ун (уткун) – резать, колоть [1], ( можно понимать как заколем для жертвоприношения), то для глагола urpu-ali (Urpu-un) находим — уъпйуън (лит. т1уьн) кушать ( можно понимать, как съедим в виде жертвоприношения».

Глаголы 3-го лица ед. числа прошедшего времени

Kug-uni «он воздвиг его» написал

(он написал – (кхьин – писать, глагол образован от слова кваг — куаг– звено, буква – куг уни)

kui-tuni (они воздвигли его)  — дал написать

ḫa-uni – сделали, тут, завоевали (haun – самур. диалект. авун)

(meišta ḫauni «(он) завоевал город Меишта) (ḫaun – сделать что-то, добиться цели)

kar-uni (к1ар – дубина, к1ар уни – вырубил, подчинил, победил)

karuni manani  «Победил он страну Мана  (127, III47)

ar-uni «он дал», ару —  на лезг. – урожай, приплод, сливки [1]

ušḫan-uni «он даровал»

zad uni – построил (сад уни – собрал в одно)

 

Таблица 5. Образование сложных глаголов на примере глагла

 «šid-iš-tun»  — циг-из-тун (строить)

 

Вспмог. глагол 

на лит. яз

Разг.

Диалект

Сложный глаголРазг.Сложный

глагол принуждения

На урарт.

Языке

Глагол принуж-дения

на урарт.

Авун  (делать) Унэциг авун (строить)Цигунциг из тун (дал строить)UnŠid-iš-tun
Авуна (сделал)Унаэциг авунаИцигнаЭциг из туниTuniŠid-iš-tuni
Авур (сделавший)Уриэциг авурЦиг а”урЦигиз турAurišid-auri
Авурла (когда сделал)урла, эциг авурлциги урулаЦиг-из-турулаŠid-iš-tu-u-a-li

 

Таблица 6. Склонение глагола «авун» (делать)

 

Лезг лит язПеревод Самурское наречие Урартский язык
АвунДелатьУн?
АвунаСделалУна, уни, хауныуни    [u-ni]
АвурСделанное ур; уру; хауравури  [a-u-ri ]
ИйидаСделаю иды; айид; айиди

гу-де (даст)

aиди  [a-i-di]

sardure are-de (Сардури даст)

АвурайПусть сделаетурай; урей; ини(й)Tur-in-ini (пусть уничтожить)

Arin-ini (пусть даст)

АяДелай!ИеTur-ie (уничтожь !)
АвурлаКогда сделалиЦиг-а(й)ла

Разгов. циг-али

Šid-iš-tu-u-a-li

Urpu-ali (когда принесли жертву)

 

Ag-u u-ni (провел канал) — глагол прошедшего времени. На лезг. гъун – проводить, гъун уна [гъу-уна] либо, [гъу уны, гъу уни] —  имеем на самурских диалектах.

Относительно приставки а- мы можем сказать, что приставки а- и у- характерны даже многим глаголам диалектов совр. лезг. языка: т1уьна – уьтт1уьна (съел), тук1уна-укткуна (зарезал), гана – хкана-акхакна (дал, отдал) пайна-апагъна (разделил)

Менуази ини пили а-гъу уни. (Менуа этот канал провел). Менуайи пили ти-и-ни. (Менуа канал имя оставил).

Стоить отметить, что на лезгинском языке – проводить – гъун, провел – гъана, но в диалектах мы встречаем: гъы’ – уны, гъу’ уни, при этом звук «н» не произносится. 

Сам корень «гъу» в зависимости от выполняемой роли в предложении может принимать формы: гъана, гъиз туна, гъайи, къагъай, гъери, къегъир, къегъимир, гъваш, то есть, без изменений остается только буква -гъ-

ag-a-u-ri  (тут не было человека, который до меня провел канал) авур – аури — причастие прошедшего времени

lu-lu-ina – u na –pa-hi a-i-di (Лулуина подчиню, [заставлю платить оброк])

a-i-di (сделаю)— глагол будущего времени

 Atqan-adu (совершим жертвоприношение, на лезг.  — зарежем)

Atqan-adi-tu (atqanadu-itu) «они пожертвовали», на лезг. — дали привести в жертву  (утканди из тун)

Šer-i-du «отделю» (чара – отдельно)

Abil-i-du (соберу), (ибал – ди – забирать, собирать)

 Ter-du (установлю),  — огоражу, тер – межа, ограда, земляной вал.

Ar-du (дам)

У всех приведённых выше сложных глаголов встречаем вспомогательных глагол a-i-di, i-du, что соответствует лезг. айиди, иди, -ди.  – диалектные формы глагола «айида» — сделаю

Har-har-si-tu-li (когда дал указание разрушить)

Har-har- un — (хар – горох, град, все что имеет мелкую круглую форму; хархарун — разрушить, измельчить в горошки). Похожий глагол: Твар-твар-ун (твар – зерно; разрушить в зерна)

На настоящее время известны около 400 клинописных надписей, в которых выделяются примерно 350–400 слов-корней. На примере нескольких текстов, дешифрованных Меликишвили, мы попытаемся сопоставить дешифровку с  лезгинским языком. Для этой цели расмотрим надписи Менуа. 65. Гюзак (близ северо-восточного побережья Ванского озера). 

Перевод Меликишвили: «Богу Халди, владыке, эту надпись Менуа, сын Ишпуини, воздвиг (?). Когда он ворота бога Халди построил, он (также) построил величественную (?) крепость (и) установил (для нее) имя «Город бога Халди». Разбил он 

(также) этот виноградник, разбил он сад. «Виноградник Менуа» – имя (его).

Величием бога Халди Менуа, сын Ишпуини, царь могущественный, царь великий, царь страны Биаинили, правитель Тушпа-города. Менуа говорит: когда виноградник tešule, бык и 3 овцы пусть будут принесены в жертву богу Халди (и) церемонии(?) пусть будут выполнены(?) как у ворот Халди, так и перед надписью. Когда устройство(?) виноградника ‘aḫule праздник (?) богу Халди пусть будет устроен(?) у ворот Халди, праздник(?) – богине Арубани, праздник(?) – богу Халди»  [2].

Замечания к переводу:

5-строка – ku-u-gu-u-ni (kuugu uni)  — написал, а не воздвиг.

6-8 – строки-  …KA šid-iš-tu-u-a-li E GAL šid-iš-tu-ni  (Когда он ворота бога  Халди построил, он (также) построил величественную крепость)

Дословный перевод: Ворота построить дал когда, Величественную крепость построить дал.

Халди (haldi, aldi – образован от корня ал «алай» — то что находиться наверху – и суффикса принадлежности -ди) – верховный Бог Урарту.

В 10-13 строках слово ter-uni переводиться по-разному: 

установил (для нее) имя «Город бога Халди». Разбил он (также) этот виноградник, разбил он сад. «Виноградник Менуа» – имя (его).

На лезг.  teruni – огородил, напоминаем, раньше сады и виноградники огораживали именно траншеей, так как только такой способ мог обеспечить защиту от буйволов. Тере – наружный насып канавы, бруствер (окопа) [1], тогда teruni – огородил траншеей.

  И в 14-15 строках мы замечаем отсутствие слова teruni: 

Me-i-nu-u-a-i ul-di-e ti-i-ni «Виноградник Менуа – имя (его)»

В 10-й строке слово teruni связано с предыдущим текстом: построил величественную (?) крепость (и) окружил (его) рвом.

в 18-19 – строках: Me-i-nu-u-a-ni Is-pu-u-ni-e-hi (Менуа, сын Ишпуини) мы рассматриваем дословный перевод следующим образом: Me-i-nu-u-a-ni Is-pu-u-ni e hi – Менуа Ишпуини есть сын. Т.е. выражение «Is-pu-u-ni e hi» сотоит из трех слов, а не из одного слова «Is-pu-u-ni-e-hi». Меликишвили сам перевел как «сын Ишпуини», но  «e hi» стоит в конце. Налицо почерк лезгинского письма: «Менуа Ишпуини есть сын». По лезг. сын – хва. Знак клинописи, прочитанный Меликишвили как –hi, как мы полагаем, читается как хва (хуа). В надписи Ишпуини и Менуа. 24. Меликишвили читает этот знак как he’. 

Суффикс – ni – используется в лезг. языке как союз «и» или как средство склеивания, спаивания повествования, то есть в тесте «Me-i-nu-u-a-ni …» суффикс –ni связывает имя царя Мену с предыдушим текстом.

Меликишвили не переведены слова tešule и ‘aḫule. Выражение «as’e uldi tešule», на наш взгляд, переводится как «мужчины виноград соберут и раздавят когда; тушурле – когда раздавят) 

— ule — авурла – урла, урле, уле – когда сделают

аналогично – «Когда устройство(?) виноградника ‘aḫule» может означать:

когда вино поспеет (когда будут пить  — ‘aḫule (ухвайла) (24, 31 – строки).

В 28-29-строках выражение «e ‘a hal-di-na-a KA e ‘a pu-lu-si-ni-ka-i» Меликишвили переводит как «как у ворот Халди, так и перед надписью», 

но «e ‘a – e ha» переводится сперва как слово «как», в потом – «так», то есть, двояко.

На лезг. языке е – или, ha – тот самый, а фрагмент перевода звучал бы как, «или у тех самых Халдовских ворот или у той самой плиты», о воротах и плите было упомянуто в тексте выше.

Надпись Аргишти 1, сына Менуа. 148

Пиотровский читает надпись как:

 «hal-di-e  e-u-ri-e  i-ni  ku-bu-se-e  Аr-gi-is-ti-se  Мe-nu-a  hi-ni-se us-tu  u-ni»

На лезг. имеем: Халдие(з), еурие(з) ини къубуше Аргиштизи, Менуа(н) хва(ни)зи ушту уни. (Халди, владыке этот шлем Аргишти, Менуа сын подарил). Слова «Аргишти» и «хва» в эргативном падеже лезг. языка принимают формы «Аргиштиди» и «хвади», а на самурских диалектах – «Аргиштизи» и «хвази», то есть, мы имеем в эрг. падеже окончание – зи, а у Пиатровского – ше.  В лезг. языке есть слова, однокоренные с къубуше – къубух (скорлупа, кора дерева, твердая оболочка), къуба – купол [1], къуб –  умственно отсталый, къубуч – человек с большой головой. Таким образом, корень «къуб» в лезг. языке означает твердую оболочку, купол, крупную голову. 

Ушту уни – слож. глагол, где вторая часть уни (авуна) – вспомогательный глагол указывающие на выполнение действия.

В заключении мы напоминаем: «Урартский язык – язык создателей государства Урарту. Племена, говорившие на урартском языке, во II—I тысячелетиях до н.э. были широко распространены на огромной территории вокруг Ванского озера» [2] Уместно напомнить, что береговая линия озера Ван имеет протяженность 430 км. Тут стоить отметить, что название урартов, как раз, исходить от слова «ур» (на лезг. – озеро, урар – озера, уратар, уратри(н) – озерные). В старых ассирийских источниках встречается форма «уратри» [5],  которая со временем переходит в «урарту».

 «Население Урарту было этнически неоднородным»  [7]. Из многочисленных летописей царей Урарту, мы узнаем, что Урарту населяли много различных племен, возможно, и разноязычных, по отношению к которым цари Урарту предпринимали грабительские и карательные походы.

Язык урартских клинообразных надписей — это язык не всего населения урартского государства, не язык пртоармянских племен мушков [4] и хайев (hay) [6], которые после распада Урарту постепенно заняли ее территории, не язык соседних мидян, ассирийцев и хатов,  а язык «язык создателей государства Урарту», язык  правящего класса, которые создали Урарту и правили ею в  IX – VI вв до н.э. (Существование Урарту как союза племён документально подтверждено с XIII века до н. э., как государства – с IX века до н. э. Урарту прекратило существование в VI веке до н. э.)

Обработав труды ученых, посвященные дешифровке клинописных надписей Урарту, мы выяснили сходство урартского языка  с лезгинским по ряду признаков:

  1. у лезгинских и урартского языков схожи  основные характеристики (морфология имени, склонение, морфология глагола, синтаксис);
  2. совпадают  многие местоимения, в том числе, их падежные окончания;
  3. имеет место близость  числительных и форм их образования;
  4. близки по звучанию или совпадает ряд глаголов (строить, проводить, писать, разрушать, завоевать, подчинять, присоединят, дарить, приносить в жертву, резать и т.д.) и способы их образования;
  5. имеется  много общих имен существительных, и совпадают их падежные окончания.

На основе полученных результатов можно сделать вывод о близком родстве лезгинского и урартского языков. 

Полученные результаты исследования дают нам возможность сделать вывод, что в рассматриваемый период Урарту был под экспансией протолезгинских племен. После распада Урарту эти племена, по всей вероятности, могли переселиться на север, за реку Аракс. 

Как известно, лезгиноязычные племена составляли основу государства Кавказская Албания  (лезг. – Алпан), которое возникло в конце V в до н.э. на территориях от Аракса до Гелды (Цтал, Чол, Дербент). 

Следуя такой логике, можно предполагать о наличии исторической связи и преемственности между урартами, кавказскими албанами и лезгинами. 

 

Библиографический список

  1. Дьяконов И.М. Ассиро-Вавилонские источники по истории Урарту // Вестник древней истории. — 1951. — № 2-4.
  2. Дьяконов И.М. Предыстория армянского народа. История Армянского нагорья с 1500 по 500 г. до н. э. Хурриты, лувийцы, протоармяне. — Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1968. — С. 237.
  3. Дьяконов И.М., Старостин С.А. Хуррито-урартские и восточно-кавказские

языки [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://annales.info/urartu/ukn/

intro.htm.

  1. Меликишвили Г.А. Урартские клинообразные надписи [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://annales.info/urartu/ukn/index.htm.
  2. Талибов Б., Гаджиев М. Лезгинско-русский словарь / под ред. Р. Гайдарова

[Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://bulgari-istoria-2010.com/Rechnici/ Lezginsko-Russky_Slovar.pdf.

  1. Petrosyan A.Y. The Problem of Identification of the Proto-Armenians: A  Critical Review // Journal of the Society for Armenian Studies. — 2007. — N 16. — P. 25–66.
  2. Stone E.C., Zimansky P. The Urartian Transformation in the Outer Town of Ayanis // Archaeology in the Borderlands. Investigations in Caucasia and beyound. — Los Angeles: University of California Press, 2003. — ISBN 1931745013. 

Комментарии к статье “К ВОПРОСУ О ДЕШИФРОВКЕ УРАРТСКИХ КЛИНООБРАЗНЫХ НАДПИСЕЙ

    1. Данная статья ещё раз доказывает лживость советской-армянской исторической науки . Армяне отношения к Урарту не имеют. Урартский язык это протолезгинский язык . Армянский это филистимлянский(хетский) язык Армяне называются народом Хаи страну свою называют Хаистан.

    1. Слово «гат», на разл. диалектах лезг языка звучит по-разному — кlатl, гатl, кат, к примеру, Кетин кьил — говорят у нас, у других общества — Гатун кьил, его основа в слове «гад»- лето, урожай, и гат, агат авун, агуд авун. И не стоить забывать, что дешифровка произведена условно, с помощью ассирийских знаков, а как реально звучало это слово, мы можем узнать у самих Урартов, если их воскресить или довольствоваться современной формой у их потомков — лезгин. И те и эти будут правы, а не правыми окажутся лишь те, кто вмешивается в чужой язык со стороны. Всех благ вам, сами напишите что-нибудь значимое. Тут раскрыты более ста новых слов, а не «сув» и «ккур» или «алпан».

    2. Есть поговорка: «Дети не учат отца, как стругать детей». И вы не должны учить меня методам исследования. Гад, гату на лезг. — урожай, а выражение «кlватl хъавунвай гад» — дaет слово кlатl. Как бы там ни было, слово gat — лезгинское. Теперь у меня вопросы к лезг йинтелегенции: Вы в течении 30 лет чего добились? Слили позиции по Алпану «удинам», а по Урарту — арм. Вы согласились довольствоваться ареалом леков. Хотели стать лекьами, лекьзинами- орлами, но вы орлы без перьев. А как же труды Дьяконова, Старостина, Гипперта, Шульце, Кудрявцева, которые открытым текстом говорят: урарты и алпаны говорили на лезгинском?
      Лезги имеют в своей основе лаз, лазги — белые, уважаемые лекьи, а не лекь… В данной ситуации Вам просто нужно молчать и не мешать мне, и этим вы мне окажете большую услугу, почти поможете…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.