Поездка в Дагестан

Эхир вахтара Дербентдин лезги театрда хъсанвилихъ физвай дегишвилери вири шадарзава. Театрдин цIийи директор Алибег Мусаевани, кьилин режиссер Мирзабег Мирзабегова чIехи зегьметралди теардин коллективдихъ галаз тухузвай  кIвалахри бегьер гузва. ЦIийи эсерар эцигзава, театрдин кьиле авайбурунни коллективдин арада чими миливал арадиз атанва. Амма вири четинвилер абрувай гьеле арадай акъудиз хьанвач. Азербайжан Республикадин халкьдин артист, эхиримжи къад йисан къене вири девлет тедбиррин кьилин режиссер, профессор Жанет Селимовади Дербентдин лезги театрда гайи мастер-клас лекцияни хайи театрдиз куьмек патал вегьенвай са кам тир.
Чи журналди гьар йисуз кьиле тухузвай «Йисан манидар» конкурсдин гъалибриз дипломар гузвай мярекатни и сеферда Лезги театрда кьиле фена.
Ничто не предвещало праздника. Просто уход от будней. Поездка в Дербент, мастер-класс в театре, заезд на родину отца, в Ахты, и долой.

Праздник начался сразу – со встречи с Землёй. Мне, живущей в городе, на 12 этаже каждодневное встречи: лифт, асфальт и пластмасса: ноутбук, телевизор, мобильный телефон. Остановка в Яламе: запах распаханной земли, цветущие деревья, весна. И вдруг понимаешь, что какая-то часть твоей жизни всегда была здесь.
По прибытию в Дербент сразу попали в театр. Для меня встреча с театром, актерами всегда была радостью.  Входя в любой театр, особенно районный (она всегда как-то компактный, незатейливы, особенно уютны), я всегда представляю, как бы я могла прожить в нем жизнь: вот уютная площадь перед театром, вот проходная, пахнущая согретым обедом, чаем для охранника, вот расписание репетиций, вызовов, вот закулисы, зал. Это пространство всегда полно ожиданием рассказа непрожитых судеб, волнений, трагедий, драм или просто комедий. Это пустое пространство, как холст  у художника, раскрытый инструмент у музыканта всегда ждёт энергетику актёра, покрывающую это огромное пространство сцены и зала своим очередным рассказом о судбе человека. Это всегда, везде в любом театре волшебное пространство.
Не обманул меня в этом ожидании и Дербентский лезгинский театр им.С.Стальского. (Я против того, чтобы присуждать театру имена даже самых великих гениев. Репертуар театра всегда разнообразен. Темы, волнующие сегодняшнего зрителя изменчивы и театр должен их чутко улавливать. А имя гения, стоящее в названии театра, не может всегда соответствовать его репертуару и художественной стратегии. Сегодня это театр Мольера, Гальдони, завтра Брехт, Беккет, чем богаче репертуар, тем интереснее театр и одна фамилия, стоящая во главе театра, как бы суживает  русло его исканий и возможности. Но это так. Размышления в сторону.)
Встреча с труппой и руководителями театра была очень интересной: театр накануне больших перемен, новое руководство, новые, как всегда, большие ожидания. Всегда думается, вот новый режиссер, новая пьеса, новая роль и вот уже близок, вот там за поворотом вечный призрак театра Его Величество король – Успех.
Ну что ж, пожелаем и мы от всей души, чтобы эти ожидание воплотились в жизнь. Этот театр того достоин. Разговор с актерами, режиссером, ответы на их вопросы, общение, просто вглядывания в лица актеров, отдавших свою жизнь театру и только начинающих свою жизнь в нем – это большой праздник и счастье, ибо, что может быть интереснее как разговор о профессии.
Запечатлев эти прекрасные актерские лица в памяти, уходя из театра, я оставила частицу своей души там.
Вечером нас повезли осматривать знаменитую Дербентскую крепость. Всё это потрясает красотой, сохранностью, прикосновением к Истории. Но больше, чем встреча с камнями, меня потрясла встреча с человеком, который водил  нас по крепости, будучи нашим гидом. Бродя с ним по крепости, я почувствовала, как сильно развито у него отношение к прошлому. Он необыкновенно ценит это прошлое, эту древность, для него эта древность – выше настоящего. Это очень важная особенность.
Мне показалось, может быть я не права, что человек, который живёт древностью, всё равно не избегает каких-то сложностей современного мира, однако его спасает и защищает именно древность. Смысл таков: если ты включен в прошлое, в тебе жива чувство, переживание древности, у тебя есть будущее. Если нет этого – твоя культура сойдёт на нет.
В крепости ведутся раскопки. Прошлое непредсказуема, оно о себе еще полного слова не сказало, но любой его отзвук, открытие обогатит нашу жизнь.
Я прощалась с нашим гидом как с родным, близким человеком. Хотелось бы ещё и ещё раз окунуться с ним в ту далекую древность, прожить её как мою сегодняшнюю жизнь.
Вечером посетили самую древнюю мечеть на Кавказе: Джума Мечеть VII в. Настоятель жаловался, что мечеть старая, нуждается в ремонте, государство не помогает,  всё делают прихожане, а я смотрела и думала, как хорошо, что нет государственного вмешательства, что каждый мазок на стене и колоне сделан рукой верующего и эти стены хранят энергетику тех, кто к ним прикоснулся со святой верой. В этой древней мечети ощущалась какая-то домашность, казалось, что каждый может придти в неё, как в дом, и тебя здесь приютят, согреют не спрашивая ни о чем, как в отчим доме. Прощай, Дербент!
Наутро выехали в Ахты, высоко в горы. Несмотря на завораживающую красоту гор, ущелий, мне показалось, что в природе этого края наблюдается какая-то усталость. Хотя мы ехали в марте, с его не таяния снегов, Самур в своём великом русле, тёк слабеньким ручейком. Горы поросли  чахлым низкорослым кустарником.  И вот мы выезжаем в Ахты! Видели ли вы, как цветёт миндаль, яблони, алыча? На голых, безлиственных ветвях распускаются белые цветы. И кажется, что само дерево парит в воздухе белым облаком. Вот таким радостным огромным белым цветущим облаком встретило нас село Ахты.
Я сказала «село» Ахты, но по той интенсивности с какой мы посещали в течение дня культурные очаги этого «село», его селом – в общепринятом смысле этого слово – трудно назвать. Здесь  прекрасно работающая музыкальная школа. Девочка играла на таре, потом же она грамотно и со смыслом сыграла «Прелюды» И.С.Баха. Пришел мальчишка переиздавать экзамен на гармони.  Шла своя музыкальная жизнь.
В школе изобразительных искусств нам показали интересные рисунки, скульптуры, ковры, которые создавали дети. Село свято хранит свою историю, людей, которые вышли отсюда и впоследствии просла­- вили его. Таких людей оказалось немало, но главное, музей хранит их всех в памяти.
В селе есть довольно большой круг интеллигенции: музыканты, художники, поэты, журналисты. В одном из таких журналистских гостеприимных домов мы остановились в селе. Глава семьи гл.редактор «Лезгинской газеты» Дашдемир, его сын, его точная, только помолодевшая копия, фотокорреспондент и компьютерщик (да-да, и это новая технология добралась до Ахты), мать, которая с удивлением и покорностью в своей патриархальности принимала этот новый мир сына и внука.
Не поленились ахтинцы и соорудили 320 ступеней, ведущих на самую высокую точку обзора Ахты. Облака плыли над нами. И весь Ахты с его бурной речкой Ахты-чай и Самуром, старинной мечетью и «итальян­- ским мостиком», мостом Уста Идриса, множеством белых облаков цветущих садов и мирных домов был далеко внизу, под ногами.
Таким он и остался в нашей памяти с замечательными, теплыми, гостеприимными людьми и своей замечательной красотой. Словно навек эту землю покидая, в сотый раз тревожится и плачет душа, дорогой Ахты!

Жанет СЕЛИМОВА

P. S.  На собрании творческой общественность Ахтынского района Жанет Селимова была удостоена звания почетного гражданина Ахтынского района и награждено дипломом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.