Художник

Художника Мелика Агабалаева знают многие в Дербентском районе и во всем южном Дагестане. Его картины находятся в коллекциях друзей, почитателей его таланта, в музеях Ахты, Дербента, в школьных музеях и дажесвятилищах. Например, часовню св. Григориса в селении Нюгди, что недалеко от Дербента, украшают четыре картины, написанные Меликом Агабалаевым на тему жития святых. По заказу общины Дербентских христиан для отреставрированной часовни, Мелик написал шесть картин. Две были подарены новому Музею Мировых религий, и они гармонично вошли в его экспозицию.
Впервые с творчеством художника МеликаАгабалаева я познакомилась в одной из своих поездок в Дербент. В залах здания старинной Гауптвахты, расположенной на территории крепости Нарын-кала, висели живописные полотна на историческую тему: портреты видных деятелей прошлого, образы правителей Дербента, ушедших в историю. Больше всего мне понравились пейзажи, изображавшие саму крепость Нарын-кала, ее древние стены в разные времена года. Позже я узнала, что одну из картин этой серии работники музея подарили приехавшему в нашу республику в 2006 году и посетившему Дербентскую крепость Владимиру Владимировичу Путину. Для молодого художника из Белиджи Мелика Агабалаева это стало большим и значимым событием в его жизни.
Мелик Агабалаев родом из селения Шимихюр Курахского района. Как и многие дагестанские семьи, переехавшие в середине прошлого века из высокогорных сел на равнину, его большая семья переехала жить в селение Кулар, расположенное в Дербентском районе. Все в семье Агабалаевых увлекались музыкой. Братья Мамедали, Магамдали и Садикъ солисты известного ансамбля «Ая кам». В детстве Мелик тоже увлекался музыкой, играл на барабане, гармошке, но, в отличие от других членов семьи, мечтал стать художником. В селении Кулар не было ни художественной школы, ни школы искусств, и свои первые уроки по рисунку и живописи Мелик получал из журнала «Художник», который сам себе выписал.
— Вы видите, этот мольберт? — обращается он ко мне, показывая на деревянное приспособление странной конфигурации. Этот мольберт я смастерил сам, когда был еще в 10 классе. Его схему я срисовал с картины голландского живописца. Когда передо мной встал вопрос: «куда поступить учиться?», я решил поступить только в Академию художеств. Но у меня не было базы, не было начального образования, которое дают в художественной школе или училище. Моя попытка поступить в Академию не увенчалась успехом. Я ушел в армию и попал в Германию в прекрасный город Дрезден. Когда была возможность, я посещал музеи и галереи. Воодушевленный красивейшим городом Европы, его памятниками культуры и архитектуры, я снова сделал попытку поступить в Академию художеств уже после армии, и снова безрезультатно. Вернувшись в Дагестан, я поступил на художественно- графический факультет ДГПУ. Там моим первым педагогом был великолепный живописец, профессор кафедры живописи, Вадим Константинович Скугарев. Он когда увидел мои работы, задал вопрос учился ли я художественном училище. На что я отвечал, — «нет, я сам учился рисовать и писать красками».
В самом деле, многие секреты технологии письма маслом я находил в старых книгах и журналах, Уже в институте многое мне дали мои педагоги Скугарев, Абдузагир Мусаев, и други. Учился я с удовольствием, и окончил институт на красный диплом.
Но одно меня смущало, что диплом я получаю педагога, а не настоящего художника. Для себя я тогда решил, ни за что не буду работать в школе. Однако, как говорят, — «Никогда не говори «никогда». Я много лет отдал школе и абсолютно об этом не жалею, тем более, что ко мне всегда тянулась молодежь. Сюда в поселок Белиджи я попал по направлению в 1985 году и остался здесь жить и работать, потому что очень мне здесь природа понравилась.
Много лет Мелик Агабалаев проработал в белиджинской гимназии №1, которая носит имя своего легендарного воспитанника — героя Советского Союза, воина — интернационалиста Абаса Исрафилова.
Мелик Агабалаев преподавал в гимназии рисование, Культуру и традиции народов Дагестана, увлекался сам и привлекал молодежь к занятиям спортом, в частности восточными единоборствами. При гимназии есть Музей боевой славы, где Меликом Агабалаевым написаны портреты героев — белиджинцев. А во дворе гимназии силами коллектива во главе с бывшим директором Якубом Саидовичем Гюлалиевым построен небольшой, но очень красивый памятник Абасу Исрафилову. Проект этого памятника сделан по эскизам Мелика Агабалаева.
Школьные коллеги говорят, что Мелик эрудированный и начитанный человек и с ним очень интересно общаться.
— В детстве я ходил в краеведческий кружок, — продолжает рассказывать про себя Мелик Агабалаев, — который вел в нашей школе учитель географии. Меня интересовала всегда история той местности, где я живу. Знакомясь с историей, читая книги, осознаешь, что наша земля уникальна. Здесь на каждом клочке, на каждом квадратном метре артефакты. Здесь в Белиджи недалеко от нас находятся руины древнейшего города Чор, Чур или Дзор, как пишут древневизантийские и древнеармянские хроники. Этот город имел большое значение еще до строительства каменных стен Дербента Аннуширваном Хосровом. После того как был поострен каменный Дербент и его мощь возросла, этот город пришел в упадок. Сейчас это место называют «городище Торпах кала» и на его территории располагается воинская часть. Года четыре назад, профессор археологии Муртузали Гаджиев проводил там раскопки и нашел артефакты датируемые давностью в три тысячи лет до нашей эры. Но полностью «Торпах кала» не исследована, и хранит много тайн.
Дербентскую крепость впервые я увидел, когда был в седьмом классе, она меня потрясла. С того момента я всегда мысленно возвращался к Дербенту и к крепости Нарын Кала. Делал наброски, этюды, читал историческую литературу. В молодости я очень увлекался творчеством французского художника ориенталиста Эжена Делакруа. Он говорил, что без фантазии и воображения не может быть художества вообще. От Эжена Делакруа я перенял увлечение восточной тематикой в изобразительном искусстве.
В 1988 году я впервые выставился в Армянской церкви в Дербенте, действующей сейчас как музей. Это была моя первая персональная выставка. Было это в декабре, стояла холодная погода и на мою выставку пришли с десяток человек. Но я не расстроился, ведь главное, выставка состоялась. Позже в 1997 году я познакомился с бывшим директором музея «Нарын Кала», с замечательным человеком, к сожалению, безвременно ушедшим из жизни, Назимом Касумовичем Касумовым. Он мне предложил выставить свои работы в крепости. Потом он заказал мне пару картин на историческую тему. В 2000 году он мне предложил прийти к нему на работу художником — реставратором. Многие сюжеты и темы подсказывал мне Назим Касумов. С 2000 по 2008 год я плодотворно работал и те работы, что сегодня выставлены в экспозиционном зале в крепости Нарын Кала, в основном, картины того периода. Тогда я старался создавать свой почерк, изучая творчество таких художников как Т.Горшельт, Ф.Рубо, Г.Гагарин. Иногда делал копии с их работ, иногда писал свои работы по их мотивам. Изучая их жизнь, я узнавал много интересного, например, князь Григорий Гагарин жил в Дербенте и расписывал православный храм Святого Георгия, который стоял на площади Свободы в Дербенте. В 30 –х годах прошлого века храм разрушили, а из камней построили кинотеатр «Родина».
Завершая нашу беседу, я задала художнику еще один вопрос, который мучил меня с момента нашего знакомства. Дело в том, когда я ехала по белиджинским улицам к Мелику Агабалаеву, я обратила внимание на то, что поселок находится не в лучшем положении. Много заброшенных домов и запущенных палисадников, нет новостроек. А ведь это довольно большой населенный пункт, расположенный на просторах Южного Дагестана.
— Скажите, Мелик,- обратилась я к художнику,- у Вас никогда не было желания уехать отсюда, как многие это сделали, судя по пустующим домам. Вы бывали в разных городах, а вернулись сюда в Белиджи, ведь для художников в больших городах возможностей больше.
— Конечно, были и у меня такие мысли. Я мог остаться в Дрездене, тогда была такая возможность, мог остаться в Питере, в Махачкале, но я очень люблю природу и этот край, где живу. В городах, мне казалось, что нельзя увидеть и распознать, как одно время года сменяется другим. В городской суете пейзаж остается неизменным, всегда один и тот же. Здесь, находишься ближе к земле к природе, которую знаешь и любишь с детства, здесь каждый день кажется особенным. И если все будут уезжать, то кто будет писать историю нашего края, будь то красками на холсте или своими делами.

Гулера КАМИЛОВА,
Тележурналист

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.