Внимание: круг замыкается!

ДЕШИФРОВКА ШУМЕРСКОГО ПИСЬМА

После нашей дешифровки ранее не раскрытых пеласгского, этрусского, египетского, урартского и кавказско-албанского писем эта уникальная цепь древних и древнейших культур мирового значения была бы не только сомнительной, но и невероятной и мифической без проникновения в шумерское письмо, без дополнения этой цепи мировых цивилизаций не менее крупным и основополагающим звеном ШУМЕРСКОЙ цивилизации. Шумерское письмо в шумерских клинописных знаках не дешифровано, но дешифровано аккадское письмо, где использованы шумерские клинописные знаки. Поэтому предполагается, что значения аккадских клинописных знаков идентичны с первоначальными шумерскими знаками, а насколько они изменены при переходе в семитский аккадский язык никому не известно, ведь шумерский язык не нашел своих родственников. Существующие в литературе и пригодные для интерпретации тексты шумерского письма написаны в латинской транслитерации, один из которых разбирается нами в настоящей статье при помощи лезгинского языка.

ОДИН ТЕКСТ ШУМЕРСКОГО ПИСЬМА

Этот текст, относящийся к старошумерскому периоду, был взят из [1]. Сначала приводим существующий перевод надписи, приводимый в [1]. Установлено, что этот текст – из надписи Эаннатума, правителя Лагаша, произведен на обожженном кирпиче и датируется ок. 2400 г. до н. э.

Латинская транслитерация надписи [1]

ud-ba dNin-gir-su-ra kisal-dagalla-na pu-sig4-baḫar-ra mu-na-ni-dü dingir-ra- ni d Šul-utul12 ud-ba dNin-gir-su-ke4 E-an-na-tum ki mu-na-ag.

Перевод [1]: тогда (богу) Нингирсу на его широком дворе колодец из обожженного кирпича он (Эаннатум) ему там построил. Его бог — Шульутуль. Тогда Нингирсу полюбил Эаннатума.

ЛЕЗГИНСКИЙ ВАРИАНТ ДЕШИФРОВКИ

Латинскую транслитерацию переводим в русскую:

УД-БА ДНИН-ГИР-СУ-РА КИСАЛ-ДАГАЛ-ЛА-НА ПУ-СИГ4-БАХАР-РА МУ-НА-НИ-ДУЬ ДИНГИР-РА-НИ ДШУЛ-УТУЛ12 УД-БА ДНИН-ГИР-СУ-КЕ4 Е-АН-НА-ТУМ КИ МУ-НА-АГ.

Первое предложение. Последний слог «слова» «кисал-дагал-ла-на», т.е. «-на», согласно лезгинской грамматике, идентифицируем с окончанием «-на» глагола в прошедшем времени. Предположительно, с этим окончанием «-на» первое предложение заканчивается: «УД-БА ДНИН-ГИР-СУ-РА КИСАЛ-ДАГАЛ-ЛА-НА».

Предлагаем следующую разборку первого предложения. Второму слову «Нин-гир-су-ра» предшествует буква «Д», которая является детерминативом слова «Бог» (шум. «дингир» ‘бог’). Нингирсу (шумер., «владыка Гирсу») — в шумерской мифологии божество круга богов города Лагаш. Он – сын Энлиля.… [2, II-221]. Как видим, «Нингирсу» переведено как ‘владыка Гирсу’. Слово «нин» отдельно не сохранилось в современном лезгинском языке (лезг. «нин» ‘чей?’ здесь не подходит), но оно входит в состав слов «нине» («вилин нине» ‘зрачок’) и «нини» ‘кукла, куколка’, которые имеют и переносные значения: «вилин нине» ‘самое ценное, самое дорогое’, «нини» ‘самое любимое’. При такой идентификации имя «Нингирсу» можно понимать и как ‘любимец Гирсу’.

Последний слог имени «Нингирсура», т.е. «-ра», можно принимать или как окончание родительного падежа по лезгинской грамматике, или же как отдельное слово. В первом случае, т.е. если принимать «-ра» как окончание родительного падежа, то имя божества должно было быть не Нингирсу, а Нингирсур («-а» — окончание родительного падежа), что маловероятно (далее встречается имя этого божества с окончанием «-ке»). Интерпретацию частицы «ра» выясним ниже.

Глагол предложения с окончанием прошедшего времени «-на» можно идентифицировать с лезгинским «къалана» ‘представил, указал, приводил’, благодаря чего слово надписи «гал-ла-на» («галана»), как диалектное лезгинское «къалана» (лит. лезг. «къалурна» [3-5]), переводим как ‘представил’. Следовательно, предыдущее «слово» «кисал-да» может быть или дополнением (существительным») (чего представил?) или же определением (в каком виде представил?). Его можно идентифицировать с лезгинским «кис (гь)алда», где по-лезгински «кис» ‘тихий, спокойный’ и «гьалда» ‘в состоянии’. В пеласгском [6], египетском [7] письменах пропущены буквы «н», «й», «в» (когда она слышится как w), а иногда «гь» и даже «р», в тех местах, где они в разговорной речи произносятся слабо и не слышны. Очевидно, такой случай наблюдается и в шумерском письме: слово «гьалда» написано как «алда» без буквы «гь».

Согласно логике, словам «кис (гь)алда къалана» ‘представлено в тихом состоянии’ должно предшествовать существительное – «что представлено …?». Таким существительным может оказаться «ра», как отдельное слово, возможно, имя собственное «Ра», человек с тихим характером. В египетском письме, на «Розеттском камне», встречается имя собственное «Ра(гь)» в отрицательном контексте: «Душа жреца Раха пусть пойдет на мощь собак сатаны» (текст на «Розеттском камне полон проклятиями в адрес аккадского Вавилона) [7]. Предполагаем, что имя собственное «Ра» в данной надписи в транскрипции «Ра(гь)» и есть аккадский жрец (или евр. «Равви» — почетный титул, даваемый иудеями известным учителям и законникам [8]) «буйного характера», которого Нингирсу представил как тихого, спокойного.

Первое «слово» предложения «Уд-ба» не является подлежащем, так как роль подлежащего играет имя божества Нингирсу: «Нингирсу представил Раха (Равва), как спокойного». Тогда «Уд-ба» или один из атрибутов Бога Нингирсу, или же играет роль определителя (какой?) Нингирсу. Это слово «уд-ба» идентифицировать в виде «удба» нам не удалось. Тогда мы представили его в виде двух частей: «уд» и «ба». «Ба» — в египетской мифологии один из элементов, составляющих человеческую сущность, и переводится как ‘душа’, хотя понятие «душа» не точно соответствует представлению египтян о Ба [2, I-148]. На лезгинском языке «ба» («баъ») ‘отец’ (кубинское наречие; лит. лезг. «буба» ‘отец’). По нашим дешифровкам египетского иероглифического письма «Ба» — ‘отец’ в широком смысле этого слова: ‘глава, главный советчик, путеводитель, бог производитель, отец богов’, но и ‘жизненная сила человека, дух — соединяющая сила тела с душой’ [7].

Первая часть слова «уд-ба», т.е. «уд», идентифицируем с этрусским «утин» ‘мужество, достоинство’. Следовательно, «уд-ба» в транскрипции «уд Ба» переводим как ‘мужественный Ба’.

Итак, перевод первого предложения: «Мужественный Ба (Бог) Нингирсу Раха представил в тихом (мирном) состоянии».

Второе предложение: «ПУ-СИГ4-БАХАР-РА МУ-НА-НИ-ДУЬ ДИНГИР-РА-НИ ДШУЛ-УТУЛ12». Конец второго предложения – слово «ДШул-утул», так как следующие слова «Уд-ба ДНин-гир-су», как и в первом предложении, являются началом следующего предложения. Итак, второе предложение: «Пуь-сиг-бахар-ра му-на-ни-дуь дингир-ра-ни ДШул-утул». В этом предложении нам известно только слово «дингир-ра-ни», которое в транскрипции «дингира(р)ни» понимается как ‘и «дингиры»’, где «дингир» на шумерском языке ‘божество, Бог’ (см. выше; «дингир» ‘Бог’ и на урартском языке [9, с. 207]), а «-ни» — союз «и» на лезгинском языке. С переводом «дингир-ра-ни» ‘и божества’ согласуется предыдущее слово «му-на-ни», которое в транскрипции «муна(р)ни» понимается как ‘и «муны»’. Последнее слово «Шул-утул» — имя Бога, так как оно сопровождается с буквой «Д» — идеограмма «дингир» ‘Бог’. Тогда «му-на-ни (дуь) дингир-ра-ни (Бог) Шул-утул» понимается как ‘(были) и «муны», и божества Бога Шулутула’ с переводом слово «дуь» как ‘был’, согласно с идентификацией его с лезгинским «тти(й)» ‘был’.

В этих интерпретациях остается непонятным слово «мун» (в мн. числе «муна/р/»). Имя собственное «Мун» мы встречаем в пеласгском письме [6], а в египетской историографии «Мун» считаем именем фараона Тутанхамона с этимологической разборкой «Тутан хва Мун», т.е. «Мун, сын Тута» [7], «хва» ‘сын’ по-лезгински, «Тут» («Тот») – в египетской мифологии верховное божество, Бог мудрости, счета и письма [2, II-521] (фараоны называли себя сыновьями богов). В этрусском письме «ман» ‘обожествленный предок’. Мы шумерское «мун» условно отождествляем с этрусским «ман».

Из первых слов предложения слово baḫar-ra («бахар-ра») отождествляем с персирским bähar ‘весна’, bäharэ ‘яровой, весенний’ [10] (употребляется также в переносном смысле ‘начальный, первичный, исходный’). Исходя из смысла предложения «слова» pu-sig4 в транскрипции «жу-циг» идентифицируем с этрусским «Жуци» ‘жрец’ [11]. Тогда слова «Жуци бахара» переводятся как ‘первые (начальные) жрецы’.

Последнее слово предложения «ДШул-утул» переводим как ‘Бога Шулутула’.

Получаем следующий перевод предложения: «Первые жрецы были и «муны» (обожествленные предки), и божества Бога Шулутула».

Третье предложение: «УД-БА ДНИН-ГИР-СУ-КЕ4 Е-АН-НА-ТУМ КИ МУ-НА-АГ». Окончание «-ке» в имени «(Бога) Нингирсу» считаем отдельным словом «ке», которое идентично с лезгинскими «че» (куб. диал.) и «це» (лит. лезг.) в значении ‘дай’. Оно в неизмененном виде, т.е. «ке», сохранилось в гелхенском говоре Курахского диалекта лезгинского языка: «ке» ‘дай’ (на языке детей). В лезгинском языке буквы «к», «ч» и «ц» часто заменяют друг друга: «куь»-«чуь»-«цуь» ‘ваш’, «кIуьд»-«чIуьд»-«цIуьд» ‘девять’; «цIвелин»-«чIвелин» ‘иво, ивовый’ и др. Идентичный переход буквы «к» на «ч» наблюдаем и в предпоследнем слове «ки», которое в транскрипции «чи» переводится с лезгинского как ‘наш’. Следовательно, предлагаем следующую транскрипцию предложения: «Уд Ба (Бог) Нингирсу, це Еана(н) тум чи Мунаг».

В этом предложении «Уд Ба» ‘могущественный Ба’ (см. первое предложение), Нингирсу – верховное божество города Лагаш, «це» ‘дай’ (лезг.). Слово «Еана(н)» — имя собственное «Еа» в родительном падеже (в значении принадлежности). «Эа (шум. Энки) – великий бог захваченного аккадянами шумерского Эриду». Эа приписывались не только мощь и мудрость, но и целительные способности [2, II-392].

Следующие слова: «тум» ‘семя’ (лезг.), «чи» ‘наш’, «Мунаг» — имя собственное «Мун» (обожествленный предок) в дательном падеже. Последние слова «чи Мунаг» переводятся как ‘нашему Муну’. Окончание дательного падежа во всех лезгинских языках «-с», «-з» [12]. Наблюдаемое здесь окончание «-г» дательного падежа сохранилось в курахском и ахтынском диалектах лезгинского языка, например, «Уьчуь(н) дидезиг, бубазиг гузаш, ваг гузани?» ‘Своим матери и отцу не дает, а тебе разве даст?’ [13, c. 295].

Перевод предложения: «Могущественный Ба (Бог) Нингирсу, дай семени Эана нашему Муну».

Обратите внимание, выражение «Еана(н) тум» ‘семя Эа’ в [1], не понимая значение, переведено как имя собственное «Еаннатум» — правитель Лагаша.

Содержание текста

Мужественный Ба (Бог) Нингирсу Раха представил в тихом (мирном) состоянии. Первые жрецы были и «муны» (обожествленные предки), и божества Бога Шулутула. Могущественный Ба (Бог) Нингирсу, дай семени Эана нашему Муну.

P.S. В [1] приводятся четыре текста шумерского письма разного времени в латинской транслитерации. Все они дешифровываются при помощи лезгинского языка. В настоящее время я приступил к дешифровке шумерского варианта (в латинской транслитерации) «Эпоса о Гильгамеше».

Существует еще более древний шумерский эпос – «Эпос о Лугалбанде». Имя героя этого эпоса сильно напоминает героя современного лезгинского эпоса «Шарвили». Дело в том, что «Лугал» на шумерском языке означает ‘царь’, а «Шар» на кавказско-албанском языке тоже ‘царь’. Вторая часть имени «Лугалбанда», т.е. «банда», идентично с персидским «бäндэ» (лезгинским «бенде») ‘слуга, раб’, созданный богами для служения им, и вторая часть имени «Шарвили», т.е. «вили», на лезгинском языке означает ‘наследник престола’ [14]. Таким образом, и Лугалбанда, и Шарвили переводятся как ‘царевич, молодой царь’. Действительно, в литературе «Лугалбанда» переводится как ‘младший (или юный) царь’.

ЛИТЕРАТУРА

1. Канева И.Т. Шумерский язык. Санкт-Петербург, 1996.

2. Мифы народов мира. Энциклопедия. ТТ I, II, М., 1991, 1992.

3. Лезгинско-русский словарь. Составители Б.Талибов и М.Гаджиев. М., 1966.

4. Гаджиев М.М. Русско-лезгинский словарь. Махачкала, 2009.

5. Гюьлмагомедов А.Г. Словарь лезгинского языка. ТТ 1, 2. Махачкала, 2003, 2005.

6. Яралиев Я.А., Османов Н.О. Дешифровка критской письменности. История лезгин, Т. 2. М., 2009.

7. Яралиев Я.А. История лезгин. Т. 5. Египтяне. Дешифровка египетского иероглифического письма. М., 2017.

8. Библейская энциклопедия. М., 1991.

9. Яралиев Я.А. История лезгин. Т. 6. Кавказские албанцы (Алупанцы). Письменность. М., 2017.

10. Персидско-русский словарь. ТТ. I, II. М., 1983.

11. Яралиев Я. А., Османов Н. О. История лезгин. Дешифровка этрусского письма. Т.4. Кн. 1,2. М., 2012.

12. Алексеев М.Е. Вопросы сравнительно-исторической грамматики лезгинских языков. Морфология. Синтаксис. М., 1985.

13. Мейланова У.А. Очерки лезгинской диалектологии. М., 1964.

14. Ахмедов Дж.Б., Халилов Ю.М. Лезгинско-азербайджанский словарь. Баку, 2014.

Ярали Яралиев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.